Сюжеты

В город Солнца зашли жандармы

Высших иерархов Церкви последнего завета взяли силовики и увезли — из Сибири в Сибирь. Очередная утопия завершается традиционно

В общине Церкви последнего завета. Фото: Александр Рюмин / ТАСС

Этот материал вышел в № 105 от 25 сентября 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество27 192

Алексей ТарасовОбозреватель

27 192
 

22 сентября Главное следственное управление СК, ФСБ и МВД начали масштабную операцию в общине Виссариона — поселениях адептов Церкви последнего завета (ЦПЗ), основанной в начале 90-х бывшим гаишником Сергеем Торопом. Общинники живут на юге Красноярского края в деревнях Курагинского, Каратузского и Минусинского районов.

Утром во вторник следственно-оперативная группа с силовой поддержкой приземлилась на нескольких вертолетах в городе Солнца (сами общинники называют его «Обителью Рассвета»), построенном на берегу таежного озера Тиберкуль. Спецназ поочередно оцепляет дома общинников, проводятся обыски. Изымается оружие и боеприпасы (в тайге без них нельзя). Самого Виссариона (Торопа) и его ближайших сподвижников Вадима Редькина и Владимира Ведерникова задержали и вывезли на вертолетах, причем не в Красноярск — в Новосибирск. Позже в город Солнца прибыла большая колонна спецтехники: автозаки, УАЗы, машины медпомощи.

СК сообщил, что трое задержанных «в целях извлечения дохода от религиозной деятельности привлекали денежные средства граждан, а также применяли к ним психологическое насилие, в результате длительного воздействия которого части последователей религиозной организации причинен тяжкий вред здоровью». Торопу, Редькину и Ведерникову СК планирует инкриминировать «создание религиозного объединения, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами, причинением тяжкого вреда здоровью двум и более лицам» и заключить их под стражу.

Итак, ЦПЗ — почти 30 лет. Задержания происходят только сейчас.

Адвокатское бюро «Хорошев и партнеры» (Красноярск), оказывающее помощь общине, заявило: «Сегодня произошло беспрецедентное вмешательство силовиков в жизнь общины и ее жителей. Колонны техники, в том числе грузовой, люди в масках и с оружием, представители силовых структур из разных регионов, вертолетная техника, попытка заглушить связь специальной техникой, выставление кордонов по дороге в общину, съемка с дронов, следственные действия в нескольких населенных пунктах, обыски, задержания. […] На сегодняшний день есть три активных уголовных дела против членов общины. Первое — связанное с хранением патронов ТОЗ. Второе — воспрепятствование деятельности журналистов. Третье — создание некоммерческой организации, посягающей на личность и права граждан».

Спецоперация проходила в рамках последнего дела. По данным нашего источника в правоохранительных органах, следствие располагает показаниями нескольких бывших жителей общины о психологическом насилии. Меж тем адвокаты говорят, что «на данный момент у следствия нет ни одного факта, который позволял бы доказать посягательство на личность и права граждан. Именно поэтому уголовное дело по статье 239 УК РФ идет уже несколько лет, а сама община существует более 25 лет».

Задержанных эвакуируют на вертолете Следственного комитета. Фото: пресс-служба СК

Хронология

Органы периодически начинали пристально интересоваться делами в общине, последний всплеск внимания идет с весны 2018-го, и особенно — с минувшей зимы, когда произошла смена руководства в РУ ФСБ. В прежние годы обходилось без таких показательных задержаний:

Виссарион на белом джипе (влияние клириков РПЦ) сам приезжал к чекистам и отвечал на все их вопросы.

В 2018-м прошли обыски в двух семьях с изъятием электронных и бумажных носителей с виссарионовским Последним заветом. Местные следственные органы эти дела закрыли, вышестоящие — возобновили. В феврале текущего года прошли следственные действия, касающиеся работы школы «Истоки» (директор Ведерников), где учатся дети общинников: появились подозрения в мошенничестве с выделяемыми ей бюджетными деньгами. Редькин комментировал это так: около трети зарплаты учителей «добровольно и согласованно» шло на развитие школы и выплаты педагогам, официально не устроенным.

Меж тем в постановлении о разрешении обыска в жилище Ведерникова указывалось, что с 15 июля 2019 года следователи ведут дело о создании ЦПЗ (некоммерческой религиозной организации), деятельность коей связана с «насилием над гражданами, иным причинением вреда их здоровью, принуждением к отказу от гражданских обязанностей и к совершению иных противоправных деяний».

Следователи установили, что все это базируется на учении Виссариона «Последний завет», включающем в себя 61 заповедь, «которые ограничивали последователей в реализации их прав и свобод, пропагандировали отказ от приема белковой пищи животного происхождения, от медпомощи в случае заболеваний, беременности и во время родов, от вакцинации и тому подобного, что, в том числе, приводило к возникновению у них различного рода психических расстройств».

За 25 лет в общину приезжали люди из разных регионов РФ и из-за рубежа, всего на постоянной основе там проживает более 4,5 тысячи человек. Это — данные следствия.

Ведерникова же проверяли на «занятие руководящей должности» в иерархии ЦПЗ и «осуществлении им деструктивного воздействия на других последователей», то есть насилия над ними. Видимо, сейчас об этом расспрашивают всех троих, включая Торопа с Редькиным.

Деревня членов Церкви последнего завета. Фото: Александр Рюмин / ТАСС

Действительно, поиск шел не учительских денег, а по самому широкому фронту: судя по действиям силовиков, они пытались накопать хоть что-то. Проводились обыски в частных домах, изымались книги. Людей опрашивали местные следователи по длинному списку вопросов, присланному из пятого следственного управления ГСУ СК России, базирующемуся в Новосибирске. Интересовались разными аспектами землепользования и лесозаготовок, меню общинников (дескать, скудное для детей), принуждением к труду, запретом служить в армии, насильственным отъемом денег, использованием психотропов и гипноза, пропажей людей, связями ЦПЗ с запрещенными террористическими организациями, половыми извращениями.

Инцесты, педофилия, доведение до суицида, убийства — короче, вот это все, весь набор.

И даже немного больше: следствие интересовалось в целом сексуальной жизнью в ЦПЗ, практикуемым здесь «многоженством». Вот это действительно вроде встречается. Но то, что называют этим словом применительно к виссарионовцам, ничем не отличается от повседневных практик остальной России (если только чуть поменьше здесь ханжества, а прирост рождаемости в 6–7 раз выше среднероссийского).

Виссариона и Редькина меж тем до сегодняшнего дня не допрашивали и не расспрашивали. Что, в общем, тоже было как-то слишком показательно: целенаправленно копали под них.

И все это время общину продолжали бомбить предвзятыми сюжетами в СМИ. Так, месяц назад возникло еще одно уголовное дело — о воспрепятствовании журналистской деятельности общинниками: съемочная группа МИЦ «Известия» пыталась снять для телеканала РЕН ТВ литургию виссарионовцев, но те воспротивились. Того, кто возмущался больше и активней всех наглостью приезжих, отправили даже в СИЗО. Просто поразительная история, если изучить крайне тощую практику заведения таких дел в России и обильные мемориальные списки журналистов, убитых действительно за исполнение профессионального долга, а не интерес к чужой частной интимной жизни.

Возможно, с обысками и задержаниями в городе Солнца связаны недавняя отставка и арест в Красноярске регионального министра лесного хозяйства Димитрия Маслодудова:

виссарионовцы рубят отличные красивые дома, их, как и старообрядцев, любят нанимать многие сильные града сего.

На отшибе

В деревне членов Церкви последнего завета. Фото: Александр Рюмин / ТАСС

Община Виссариона за минувшие три десятилетия стремительно эволюционировала. От ролевых игр городской интеллигенции на свежем воздухе с элементами сектанства до затянувшегося этнографического праздника, приюта для тонкокожих, «белых ворон». И далее — к экопоселениям, к русской Америке, где на клочках, отвоеванных у тайги и гор, бледнолицые братья выращивают виноград (в теплицах) и абрикосы, где деревенские балетные школы, детские ансамбли скрипачей, студии звукозаписи, клуб любителей лошадей, футбольные и хоккейные команды, хоры. Где сбежавшие горожане, бывшие москвичи, киевляне, казанцы, кишиневцы, осваивают лозоплетение, кузнечное дело, варят кедровые и пихтовые масла и бальзамы, ну и едут строить терема высоким чиновникам.

Йога, аюрведа, вальдорфская педагогика — вот это все, плюс собственноручно сделанная сметана и пастила.

Винегрет из учений всех основных религий, уфологии, идей Вернадского, Рериха, Блаватской, Льва Гумилева, системы Порфирия Иванова (впрочем, в уставе ЦПЗ утверждается: в основе учения Виссариона лежит христианство).

Я наблюдал виссарионовцев в разные периоды — в 90-е, нулевые, несколько лет назад, но старался упоминать их по минимуму, писать о них далеко не все, наступал всякий раз на горло собственной песне — зачем, если люди спрятались от нас, сбежали, им без нас хорошо. Неужели мы не можем оставить их в покое? Вся эта община, конечно, прямиком из народных утопий, от извечных мечтаний о Беловодье, крестьянском рае. Но это нью-крестьянство, постмодернистское — не про то, как румяные бородачи играют на балалайках, а столь же румяные свиноматки плодятся ежемесячно, куры несутся страусиными яйцами, а медведи пускаются в пляс; не про то, как с явлением Учителя нивы заколосились. Нет, тут вовсе без крупного рогатого скота обходятся, мясо и рыбу не едят, солнечные батареи у каждого дома (ЛЭП к городу Солнца не подведены).

Поначалу действительно виссарионовцы вызывали сложную гамму чувств. Пришлая интеллигенция наряжалась и играла в народ, как она его себе, видимо, представляла: юноши и мужчины — в косоворотках, многие — в белых хитонах, похожие на арабских шейхов, барышни и дамы — в длинных платьях и шляпках. Вечный праздник. Чеховские персонажи на пленэре, не способные ни жить без высоких идеалов, ни полоть бурьян, где когда-то им подсказали закопать глазки от картошки. Никаких хлевов и грядок, прелестей натурального хозяйства и аскетических практик христианского средневековья. Сплошное избавление от трудов в поте лица своего, извечных цепей рода людского и его каторги. Почвенные — буквально — инстинкты однако все же возобладали, они неистребимы: правда,

общинники сопротивлялись, долго и упорно высаживая вместо моркови и чеснока финиковые пальмы и авокадо. Но со временем образумились.

С аборигенами отношения нормализовались, конфликты остались в прошлом: недовольные новыми соседями хватались было за топоры и ружья. «Истинно православные» грозили тем, кто пускал на постой городских дезертиров, «вечными муками в геенне огненной».

В деревне членов Церкви последнего завета. Фото: Александр Рюмин / ТАСС

Какие-то иллюстрации из детской Библии или вдруг обнаруженная папка с ранее неизвестными работами Рериха — нарочито красочные, примитивизирующие долю человеческую и ее одухотворяющие. Внутреннее содержание жизни тех, кто покинул город, жизни нелегкой, но, очевидно, исполненной для них смысла, тоже походило на времена раннего христианства, когда пыль дорог месили тысячи пророков и какие только не предлагались объяснения этому миру и его оправдания, обвинения ему и приговоры. Общинники ждали Великого потопа; даже их топонимика (в центре Азии) повторяла средиземноморскую в начале нашей эры. Новый Иерусалим (это про город Солнца, он же «Обитель Рассвета»), Синай (про гору Сухую), Иордан (это река Казыр)…

Чего только раньше про виссарионовцев не говорили, да и сейчас еще этого полно: «дикость: это даже пострашней кривичей или древлян», «псевдоправославная тоталитарная секта», «гуру и его пригурки», «новое мракобесие», «ржа, наглядно разъедающая христианское самосознание», «эсхатологическая эпидемия», «фанатики», «алармисты», «партизаны», «время Антихриста, а значит — фальсификаций», «тупик в духовных исканиях», «опрощение и упрощение». Общинников называли православными ваххабитами, террористами, захватившими в заложники собственных детей (о детях разговоров было больше всего: дескать, они лишены детства, прививок, нормальной школы, полноценного питания).

Я сам в середине 90-х спрашивал Станислава Казакова и Сергея Чевалкова, казначея и старосту общины (последний — в прошлом полковник-ракетчик):

у вас дети зимой по снегу босыми бегают, им прививок не ставят. Они: завидуете?

Они спрашивали как будто не меня, а весь тот мир, из которого они дезертировали: завидуете? Спрашивали: а как вы нас накажете? Куда сошлете? Все, тут конец, действительно дальше некуда.

Однако уже с конца 90-х община резко меняется. Мало уже кто бегал босиком по снегу, дети привиты и пьют молоко, виссарионовцы идут на контакт и договариваются с властью, и сами идут во власть — берут ее в деревнях и поселках. Тотальному движению от коллективизма к ценностям индивидуальной жизни паства Виссариона пошла наперекор, строя оккультный неосоциализм, и ее стопроцентная явка на выборы не удивляла.

Впрочем, когда настороженность аборигенов к виссарионовцам стала иссякать, они подались из власти вон. И большинство здесь вовсе перестало заморачиваться насчет религиозной стороны дела — во всяком случае, на взгляд извне. Сбежав от нас, они просто живут здесь среди деревьев у реки, смотрят на них, молятся по-своему. Когда поблизости начали строительство православного женского монастыря, настоятельницу благословили на прием окрестных душ, буде те отпадут от ереси: «Пришло время апостасии. Наш долг — действовать». Виссарионовцы приняли и эту новость с радостью, многие отправились помогать рубить деревья и возводить храмовые стены.

Золото

А потом сюда начали заходить золотодобытчики. «Енисей золото» контролирует Павел Гагаркин (52%), он же им руководит, совладельцы — Николай Потехин, Михаил Приезжих, Сергей Холкин. Учредительный капитал 12 500 рублей, среднесписочная численность — два сотрудника, это микропредприятие. Тем не менее с начала 2018 года Департамент по недропользованию Центрально-Сибирского округа выдал компании «Енисей золото» пять лицензий на изучение недр чудом сохранившейся и пока не изгаженной местности. 

Прорыв технической дамбы возле лагеря артели золотодобытчиков в Красноярском крае. 2019 год. Фото: РИА Новости

Разумеется, у владельцев ООО «Енисей золото» нет такого ресурса, чтобы государство пошло за их интересы ломать судьбы тысячам людей. Это действительно просто совпадение, что активность силовиков в отношении ЦПЗ начала расти параллельно активности общинников в отстаивании своего конституционного права на здоровую среду обитания. «Новая» писала, как с прошлой осени общинники (нововеры) и староверы, обычные православные, потомки столыпинских переселенцев начали воевать с золотодобытчиками, с бизнесом, заходящим сюда и обещающим порушить весь этот мир. Против решения промышленно осваивать нетронутые ландшафты в бассейне чистейшей таежной реки Казыр курагинские деревни поднялись одна за другой (см, в частности, № 108, 118, 119 за прошлый год).

Помимо того сюда зашла Голевская ГРК (горнорудная компания). Она планирует тянуть автодорогу от Ак-Сугского месторождения (основа — медь, попутные элементы — молибден, золото, серебро, рений) в Туве до железнодорожной станции Журавлево, и отрезок трассы более 190 км от деревни Тридцатка до реки Томской пройдет большими участками прямо по водоохранной прибрежной зоне реки Казыр, еще 13 км — по берегу Томской.

ООО «Голевская ГРК» принадлежит УК «Интергео», той, в свою очередь, владеют Михаил Прохоров (менее 0,01%) и кипрский офшор Intergeo Management Ltd (более 99,99%). В 2012 году в декларации кандидата в президенты Прохоров указал, что владеет напрямую 99,9995% УК «Интергео». Однако еще до этого Прохоров решил перевести свои горнодобывающие активы из России на Кипр: летом 2011-го офшорный Intergeo обратился в ФАС за согласованием перевода ему 99,5% УК «Интергео».

«Интергео» — это осколок от «Норникеля», в нем то, что досталось Прохорову после раздела имущества с В. Потаниным.

И все шло к тому, что пассивный социальный протест, каковым, по сути, и является ЦПЗ, перерастет в активный. Виссарионовцы начали отстаивать свое право жить в незагаженной местности.

***

Мы нашли сбежавших от нас. Достали.

Ну и надо учитывать еще ряд обстоятельств. В общине — не только россияне, тут много народа из стран бывшего соцлагеря, есть у Виссариона последователи и в странах Западной Европы, США. Все эти аспекты не могут не интересовать ФСБ, как и финансирование общины: время от времени возникают разговоры о руке иностранных спецслужб. Опять же золотодобыча курируется ФСБ. Традиционно.

Ну и еще одна традиция — в любой город Солнца в конце концов входят жандармы.

Колонны техники, автозаков, спецназ, силовики из нескольких регионов — и все это в деревне на 90 семей. И это — о том, что власть действительно живет в своей реальности, не имеющей с нашей точек пересечения.

Видимо, насмотрелись западных боевиков, где с арестом главы тоталитарной секты все его адепты должны вознестись на небеса, этот механизм зашивается им в подкорку изначально.

К такому развитию событий и готовились. Но какое отношение к этим фантазиям имеют сегодняшние виссарионовцы? Тоталитарные секты не бывают без поиска и вербовки новых членов, из них проблематично выйти. И — да, с арестом гуру от них можно ждать сколь угодно неадекватной реакции. Виссарионовцы однако ничего подобного не демонстрируют. И как жили, так и будут, подозреваю, жить в своей обители. Кто хочет. А кто не хочет – те уедут.

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera