Колумнисты

До последней капли

Нефтяной рынок ждет новая ценовая война, которая может стать последней

Этот материал вышел в № 104 от 23 сентября 2020
ЧитатьЧитать номер
Экономика16 152

Сергей Хестановсоветник по макроэкономике гендиректора «Открытие брокер»

16 152
 

Компания BP выпустила свой традиционный прогноз развития мировой энергетики до 2050 года. Два из трех сценариев (радикальный безуглеродный Net Zero и сценарий быстрого энергоперехода Rapid) подразумевают, что спрос на нефть уже никогда не достигнет уровня 2019 года. И только инерционный сценарий (Business-as-usual) подразумевает стабилизацию спроса на уровне около 100 миллионов баррелей в день, с последующим снижением.

Фото: Рамиль Ситдиков / «РИА Новости» 

Но даже стабилизация спроса — это отсутствие роста. А с конца XIX века и до 2019 года нефтяной рынок, с небольшими провалами, непрерывно рос. С конца 1950-х высказывались серьезные опасения, что мировые запасы нефти близки к исчерпанию. Мэрион Кинг Хабберт в 1956 году предложил модель, прогнозировавшую пик добычи нефти в США к 1970 году и в мире — к 1995 году.

Прогноз относительно США оказался почти верным (локальный пик — в 1971 году, а после сланцевой революции — добыча в США превысила пик 1971 года), а основная причина неточности прогноза — распространение новых технологий, которые не были известны (или ограниченно применялись) на момент создания модели (1956 года). Тем не менее постепенное снижение добычи нефти в США (1971–2013 годы) вызывало рост опасений нехватки нефти.

Опасения усилились в результате нефтяного шока 1973 года, когда эмбарго арабских стран на поставку нефти союзникам Израиля вызвало дефицит и многократный рост на нефть. На страны — экспортеры нефти пролился золотой дождь. Часть этих денег досталась и СССР — именно на годы высоких цен на нефть пришелся «золотой век» Союза: вторая половина 1970-х — первая половина 1980-х годов. Именно об этой эпохе сегодня ностальгируют любители СССР.

Интересно отметить, что важную роль в поддержании высоких цен на нефть в 1973–1985 годах сыграл нефтяной картель ОПЕК. Но любой картель потенциально неустойчив, и уже в начале 1980-х годов многие члены картеля сильно нарушали квоты добычи. Саудовская Аравия как самый сильный член картеля компенсировала превышение квот других стран — членов ОПЕК, сокращая свою добычу. Так продолжалось довольно долго, но 13 сентября 1985 года терпение Саудовской Аравии лопнуло, и королевство перешло к политике увеличения своей доли на рынке. Добыча нефти резко выросла, а цена упала в несколько раз.

Дискуссии о том, что послужило причиной такого решения властей Саудовской Аравии, идут до сих пор. Было ли решение чисто экономическим, или же во главе угла стояли политические соображения — можно только предполагать. Вторжение СССР в Афганистан вызвало резко отрицательную реакцию во всем арабском мире, и в Саудовской Аравии — в том числе. Но с 1979 года прошло шесть лет, довольно много для эмоционального решения. Не ясна и роль США: в какой степени союзнические отношения могли повлиять на решение обрушить цену на нефть. Вне сомнения другое: эпоха дешевой нефти, которая продлилась до начала 2000-х годов, сильно способствовала краху СССР.

Восстановление спроса на нефть в начале девяностых вновь обострило дискуссии о пике нефти. Рост мировой экономики обусловил рост спроса на нефть, а вслед за этим и рост опасений возможной нехватки нефти. Идея пика нефти Хабберта вновь стала активно обсуждаться.

Обвал нефтяных цен в марте 2020-го поставил крест на этой гипотезе. Цены упали так сильно, что для многих компаний (и для бюджетов некоторых стран) вопрос стал о выживании.

К счастью, соглашение ОПЕК++ сгладило остроту проблемы, позволив найти хоть и болезненный, но терпимый компромисс. Оптимизма добавили и сообщения о прогрессе вакцин против коронавируса (трудно сказать, насколько эффективными будут конкретные вакцины, но большое число вакцин-кандидатов внушает надежду, что среди них окажется и удачная).

Стратегия большинства стран, корпораций и граждан заключалась в поиске способа дождаться вакцины. Но прогноз BP говорит о том, что, даже если вакцина окажется эффективной, роста спроса на нефть не будет. В лучшем случае нас ждет стагнация вблизи текущих уровней, а базовым сценарием является спад спроса на нефть.

Как только это будет осознано участниками сделки ОПЕК++, нельзя будет исключить разрыва сделки и повторения ценовой войны. При этом чем ниже себестоимость барреля у конкретного производителя, тем выгоднее для него торговая война: если в пик нефти действительно пройден в 2019 году, то нужно торопиться. Если этого не сделать, часть запасов нефти нерасторопных производителей может остаться не добытой.

И, как показала торговая война с саудитами, которая вспыхнула в марте 2020-го до начала локдаунов, тягаться с ними в себестоимости российским производителям не получится. Часть рынка, вероятно, придется просто уступить. Интрига только — какую…

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera