Сюжеты

Как его посадишь? Он же дерево!

Новый архангельский губернатор после выборов уже не гарантирует прекращение репрессий против защитников Шиеса

Политика7 440

Татьяна Брицкаясобкор в Заполярье

7 440
 
Александр Цыбульский после победы на выборах губернатора. Фото: РИА Новости

На третий день после победы на выборах новый архангельский губернатор собрал пресс-конференцию. На ней Александра Цыбульского, избранного на фоне непрерывных обещаний закрыть строительство свалки на Шиесе, предсказуемо спросили о судьбе подвергшихся репрессиям активистов. Мол, раз полигон незаконный, значит, власть теперь согласна, что люди боролись за правое дело. Так будут ли закрыты возбужденные на них дела? Формально, конечно, губернатор полицией и следкомом не командует. Неформально же отрицать фактор политической воли в возбуждении или закрытии политических дел, в том числе на региональном уровне, смешно.

Так можно ли надеяться на реабилитацию активистов, которые буквально пострадали за свою землю? Об этом спросила избранного губернатора главред самого популярного архангельского сайта 29.ru Елена Ионайтис.

«Это вопрос каждого из нас ощущения справедливости и норм законодательства», — дословно цитирует издание неожиданный ответ новоявленного главы области. И правильно делает, потому что пересказать этот тезис невозможно, как невозможно и осмыслить.

Оказывается, нормы закона Александр Витальевич меряет личными ощущениями. В несколько иной формулировке это рискованное увлечение вошло в фольклор: «Закон — что дышло»...

Впрочем, продолжим. «Если эти штрафы были начислены незаконно или есть какие-то доказательства или ощущения, что права людей были нарушены, значит, надо это соответствующим образом оспаривать. Но если законодательство было нарушено, а требования были предъявлены в соответствии с действующим законодательством, на это я повлиять не имею права, более того, любое воздействие или рекомендации судебно-правоохранительным органам со стороны исполнительной власти я считаю недопустимым».

В этом потоке демагогии вполне конкретный месседж, даже два:

вмешиваться в ход репрессивной машины губернатор не будет — это раз, никакого нарушения закона в ее работе он не видит — это два. Мол, сначала докажите.

Возможно, окончивший военное учебное заведение Цыбульский просто запамятовал, что в уголовном и административном праве бремя доказывания лежит на обвинении — это оно должно искать «какие-то доказательства». И не какие-то, а не оставляющие сомнений в вине подсудимого. Потому что любые сомнения трактуются в пользу обвиняемого. Так должно быть. В России правоприменение, к сожалению, не всегда следует букве закона.

Только за участие в митинге 7 апреля прошлого года, когда в Архангельске на улицы вышло 10 тысяч человек, оштрафовано 56 человек, суммарно — на 2 миллиона, трое приговорены к общественным работам. Пятеро — Елена Калинина, Екатерина Цветкова, Михаил Шаклеин, Николай Григорьев и Евгений Попов — пожаловались в ЕСПЧ на нарушение права на свободу собраний.

Это было лишь первой волной репрессий. Следующие накатывали непосредственно на Шиес. Людей регулярно задерживали и штрафовали за противодействие строителям и охранникам свалки. При этом непрерывно дежурившие на станции полицейские не замечали правонарушений с другой стороны. Например, нахождение там «чопиков» — частных охранников на территории в масках, без опознавательных знаков и при этом со спецсредствами, полицию не смущало, так же как действия по воспрепятствованию журналистской деятельности, нападения на людей, нарушения правил транспортной безопасности, незаконные вырубки деревьев, незаконное строительство...

Когда в мае прошлого года «чопики», схватив активистку Марину Дзюбу за руки и за ноги, бросили женщину в канаву, протокол составили на нее саму — и арестовали на 5 суток.

Якобы это Марина кинулась с кулаками на охранников. Что до дела против них, в ответ на заявление Дзюбы пришел отказ. По мнению следователя, некие Синков и Рутанов просто вынесли женщину из опасной для нее зоны посадки вертолета — только и всего.

Несколькими месяцами раньше муж Марины — Валерий Дзюба стал подозреваемым в уголовном деле. Его, как и его коллегу по протестам Вячеслава Григорьянца, оправдали только этим летом. А вот Андрею Старковскому и Дмитрию Дробинину суд по тому делу назначил по году лишения свободы условно, их признали виновными в самоуправстве (часть 2 статьи 330 УК). В ночь на 15 марта прошлого года блокпост экоактивистов — вагончик, внутри которого находился человек, протаранил экскаватор. За рулем был некто Алексей Козлов. Ковшом машины придавило одного из активистов, Владимира Когута, ему переломало ребра. Но в отношении Козлова дело заводить не стали. Напротив, поначалу пытались обвинить протестующих по более тяжкой статье — «Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью группой лиц по предварительному сговору или организованной группой в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности» (пункт «г» части 2 статьи 112 УК). Но потом оказалось, что здоровье Козлова в полном порядке.

Фото: Сергей Карпухин / ТАСС

Спасение Шиеса стоило пяти уголовных дел.

Кроме «дела экскаватора», это два дела-близнеца: против Никиты Барышникова и Михаила Габова, которых обвиняют в опрыскивании охранников перцовым газом. Оба осуждены — первый к 300, второй к 200 часам обязательных работ. Имеются еще дело по «дадинской статье» против главы архангельского штаба Навального Андрея Боровикова (400 часов обязательных работ) и самое тяжелое — по любимой борцами с революциями 318 статье УК — против самого безобидного из протестующих, пацифиста, буддиста и акциониста Андрея Христофорова (Древарха). Посадить дерево — а он называет себя «человеком-деревом» — пытались после того, как Андрей дернул на Шиесе стоп-кран поезда, а затем был жестко задержан полицейскими.

Особая статья дохода для архангельской скудной казны — штрафы «бессрочникам» — участникам бессрочной акции протеста на площади Ленина. Им вменяют то несогласованные пикеты, то нарушение режима самоизоляции, который в Поморье давно снят. Не далее как в этот четверг архангелогородец Юрий Чесноков был задержан и доставлен в суд по обвинению в организации массовой акции 15 августа, когда «бессрочники», и он в том числе, выстроились в цепь с флагом Беларуси. Правда, майор, составлявший протокол, сделал это так неаккуратно, что суд рассматривать дело не стал. Тот же самый майор, который неделей раньше хотел без санкции суда обыскать офис юриста защитников Шиеса Оксаны Владыки, тот самый, что непрерывно сопровождает каждую акцию активистов с кинокамерой или фотоаппаратом… Узкий специалист.

Оксану, кстати, через пару дней задержали, до полуночи продержали в РОВД по обвинению в сопротивлении полиции — и выпустили без протокола, но с обещанием повестки в суд. Судов ожидают еще десятки активистов, у которых была некоторая надежда на смену вектора после громких заявлений власти о поддержке их требований. После выборов риторика сменилась. Впрочем, так, как было «при Орлове» — предшественнике Цыбульского, снятого фактически за Шиес, уже не выйдет. И не потому, что люди не позволят. Просто прецедент есть, и весьма любопытный.

Митинг в защиту Шиеса. Котлас, улица 70 лет Октября,  8 декабря 2019. Фото: Анна Шультьева  специально для «Новой газеты»

26 августа Верховный суд отменил штраф, назначенный продавщице из Котласа Светлане Бакшеевой по делу об оскорблении власти. Бакшеева в «ВКонтакте» назвала тогдашнего главу региона Орлова «лысой гнидой» и «мухой навозной». Орлов, ранее назвавший протестующих «шелупонью», обиделся. Суды двух инстанций прошлым летом предсказуемо признали котлошанку виновной. А Верховный суд оправдал, ответственно заявив: Орлов — никакая не власть. И Цыбульский, кстати, тоже. Губернатор вообще не относится к «органам, осуществляющим государственную власть в РФ». И заметила это Генпрокуратура, заявившая, что «проявление неуважения к федеральным, региональным, местным органам, их подразделениям и должностным лицам и депутатам объектом оскорбления власти не является». Так что новому главе Поморья стоит учесть ошибки предшественника. Чтобы потом не обижаться.

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera