Дата-исследование · Общество

Эпидемия без симптомов

Шесть миллионов случаев коронавируса «выпали» из российской статистики? Исследование «Новой»

Этот материал вышел в № 95 от 2 сентября 2020
Читать номер
Этот материал вышел
в № 95 от 2 сентября 2020

1 сентября официальное число выявленных больных коронавирусом в России превысило миллион человек. Но в реальности заболевших гораздо больше: по разным оценкам, их число может значительно превышать официальные цифры. «Новая» разбиралась, сколько россиян на самом деле переболели COVID-19 и удалось ли нам избежать худшего сценария.

Фото: Роман Пименов / ТАСС

#Не первый миллион

По числу зарегистрированных случаев заболевания Россия занимает четвертое место в мире: нас опережают только США (6,1 млн случаев), Бразилия (3,8 млн) и Индия (3,6 млн). Но официальные данные учитывают далеко не всех заболевших и умерших в результате инфекции.

«Эта цифра [миллион] заведомо меньше действительного числа заболевших. Причины разнообразны — от принципиальной невозможности учесть все случаи заболевания в период стремительного развития эпидемии до попытки сознательного сокрытия данных о ее масштабах», — говорит кандидат биологических наук Алексей Куприянов.

Подсчитать число неучтенных больных сложно: этот показатель зависит от многих факторов, не все из которых можно измерить. Один из способов — взять за основу официальное число умерших от коронавируса и оценку летальности с учетом бессимптомных носителей.

Такой подход используют в нескольких эпидемиологических моделях — Имперского колледжа Лондона (ICL), Института показателей и оценки здоровья (IHME), Лондонской школы гигиены и тропической медицины (LSHTM) и независимого исследователя Youyang Gu (YYG). По их оценкам, реальное число заболевших в России превышает официальное в два-пять раз.


Исходя из этих моделей, планку в миллион заболевших мы преодолели еще в мае-июне, а к 1 сентября число инфицированных коронавирусом должно было достичь от двух до четырех с половиной миллионов человек.

Модели предполагают, что число умерших от коронавируса соответствует реальности и учитывает всех, кто погиб из-за инфекции. Однако официальные данные неполные: как рассказывала «Новая», часть связанных с COVID-19 смертей не попадает в оперативную статистику, а

наиболее надежная метрика — «избыточная» смертность, которая показывает, насколько общее количество смертей от всех причин в течение эпидемии было выше среднего.

На 1 сентября в России было зарегистрировано чуть более 17 тысяч умерших от коронавируса. Демограф Алексей Ракша предполагает, что в реальности число жертв в два раза больше:

«Я думаю, что к настоящему времени умерло около 40 тысяч человек [у которых причиной смерти стал COVID-19]. А накопленная избыточная смертность — около 55–60 тысяч с начала пандемии [всех умерших с диагнозом «коронавирус», причиной смерти могло стать другое заболевание]».

Модели Имперского колледжа в Лондоне и других исследователей предполагают, что летальность инфекции с учетом бессимптомных носителей составляет около 0,7%.

Если взять эту оценку, то число переболевших COVID-19 в России может превышать семь миллионов человек.

Читайте также

Читайте также

Неучтенные

Реальная смертность от COVID-2019 в Москве почти в 3 раза выше официальных показателей

Помимо этого оценить число заболевших можно на основе результатов тестирования на антитела. Перед началом учебного года заммэра Москвы Анастасия Ракова сообщила, что антитела к коронавирусу были обнаружены у 13,3% столичных учителей, а исследование Европейского университета в Санкт-Петербурге и клиники «Скандинавия» показывает, что реальное количество перенесших инфекцию может более чем в десять раз превышать официальные цифры:

«Только что опубликованные результаты дают оценку от 10 до 13% переболевших на конец августа. В масштабах Петербурга это дает вилку от полумиллиона до семисот тысяч (при 36,7 тысячи официально признанных)», — отмечает Куприянов.

#Почему учитывали не всех

Часть больных коронавирусом не попадает в официальную статистику из-за особенностей тест-систем: на поздних стадиях они могут показывать отрицательный результат даже при наличии вируса.

«Поражение может проникнуть глубоко в нижние отделы легких и разрушать их. Даже хороший ПЦР-тест при этом может ничего не показать, а плохой — тем более, особенно в условиях, когда это специально ограничивается, чтобы не портить статистику. Очень часто приходили сообщения из регионов, что выше определенного лимита ПЦР-тесты не берут — просто нельзя и все. Иногда даже КТ не делают», — говорит демограф Алексей Ракша.

В таких случаях пациентам обычно ставят диагноз «внебольничная пневмония». Весной и летом число таких больных резко выросло во многих регионах — на Кубани, в Санкт-Петербурге, Башкирии. Эти случаи могут составлять до половины реально заболевших коронавирусом — например, в середине июля власти Кыргызстана стали включать в статистику заболеваемости COVID-19 пациентов с внебольничной пневмонией, после чего число зарегистрированных случаев выросло почти в два раза. Однако оценить, как изменилась заболеваемость внебольничной пневмонией по России, нельзя: в сводный отчет Росстата этот диагноз не попадает.

Официальные данные могут не учитывать бессимптомных носителей вируса — в конце мая Минздрав рекомендовал не включать их в статистику заболеваемости и смертности.

Официальная статистика не отражает реальной ситуации с эпидемией не только из-за проблем с постановкой диагноза и тестированием, но и из-за откровенного «рисования» данных о заболеваемости. «Новая» неоднократно рассказывала о признаках фальсификаций как в Москве, так и в регионах.

Специалисты считают, что пользоваться официальными цифрами практически нельзя:

«Кампания по предоставлению открытой оперативной информации по эпидемии в национальном масштабе провалена. Метод работы с данными такого качества один — после тщательного отбора выбросить данные по большей части регионов в мусорное ведро и работать с тем, что осталось», — говорит Куприянов.

По его оценке, к концу эпидемии мы сможем получить относительно надежные данные по динамике заболеваемости из десяти-пятнадцати регионов, на основании которых можно будет оценить эффективность борьбы с коронавирусом в России.

специальный репортаж

#Чего ждать осенью

Судя по официальным данным, России удалось неплохо справиться с первой волной эпидемии и избежать «итальянского сценария», который всех пугал в начале пандемии. Мы далеки от стран-«отличниц» типа Австралии или Германии, однако нам помогла стратегия контролируемой иммунизации — у населения постепенно выработался коллективный иммунитет, отмечает советник генерального директора Фонда международного медицинского кластера Ярослав Ашихмин.

Однако с началом нового учебного года Россию может ждать новый всплеск заболеваемости. Так произошло в Израиле:

в июне после открытия школ число заболевших вновь начало расти, после чего стране пришлось вернуть часть ограничений.

«Вторая волна, по всей видимости, будет связана с тем, что те, кто с самого начала сидел на самоизоляции, стали постепенно выходить. И среди них будут заболевшие. Но с моей точки зрения, их будет существенно меньше [чем во время первой волны]. У многих людей очень сильный врожденный клеточный иммунитет», — считает Ашихмин.

В некоторых областях уже заметен подъем заболеваемости, отмечает Алексей Куприянов. Это может быть связано с тем, что россияне вернулись из курортных регионов, где в июле и официальные, и косвенные данные показывали рост числа инфицированных. По его оценке, прогнозы о дальнейшем развитии эпидемии можно будет делать не раньше, чем через неделю-две.

Очередь карет «скорой» в Петербурге в начале эпидемии коронавируса. Фото: Сергей Ермохин / ТАСС

Даже если нас ждет вторая волна, в официальной статистике мы ее вряд ли увидим. Она стала полностью управляемой,

считает Алексей Ракша: «Как Путин и [глава информационного центра по коронавирусу, врач Александр] Мясников решат, так и будет».

При участии Анны Титовой

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#смертность #статистика #пандемия #коронавирус

Топ 6

1.
Сюжеты

Пациент ни жив ни мертв Что такое постковидный синдром и как живут с ним переболевшие коронавирусом люди в России

views

168057

2.
Колонка

Час фиг на транспорте QR-коды в метро и автобусах: в Татарстане острую проблему подали тупым концом вперед

views

141149

3.
Комментарий

Войны не будет. Потому что ее можно проиграть Почему Россия не будет воевать, а все передвижения войск на границе с Украиной — принуждение США к переговорам. Объясняет Юлия Латынина

views

99019

4.
Сюжеты

Следствие в ауте Петербургские следователи отказались возбуждать уголовное дело по факту возможного публичного унижения достоинства детей с расстройствами аутического спектра

views

94020

5.
ПАПКА ОТЦА НАРОДОВ

«А кто отвечает за побеги?» Сталинская резолюция, перевернувшая мир спецпереселенцев

views

80154

6.
Новости

Что произошло за ночь 18 ноября. Коротко

views

78100

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera