Комментарии

«Мне чизбургер, картошку и нового президента»

Над чем смеются белорусы? Протестный юмор: мемы, анекдоты, плакаты

Фото: соцсети

Этот материал вышел в № 91 от 24 августа 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество75 364

Ян Шенкманобозреватель

75 364
 

В Минске сейчас весело, как это ни странно звучит. Несмотря на четыре дня полицейского насилия, пытки, аресты и непредсказуемое будущее, город не погрузился во мрак. Мой минский приятель Альберт Гончаров рассказывает: «После жесточайшего напряжения и стресса все выдохнули. Люди поняли, что могут выходить в город и их не будут бить. Едешь на машине, высовываешь руку из окна, весь город дает тебе пять. Километры людей, реально километры. Цветы, улыбки, воздушные шарики — праздник». 

И плакаты, их тысячи. В основном в духе «Вы нас даже не представляете», знаменитого мема Болотной. «Гэта усе фаташоп» — реакция на нелицеприятные высказывание Лукашенко о протестующих. «Я не наркоман, я художник» — о том же. «Мне чизбургер, маленькую картошку и нового президента!», билет в Гаагу, приглашение в сумасшедший дом… Больше всего это напоминает монстрации, которых, кстати, в Беларуси никогда не было. Полноценных.

Артем Лоскутов
художник, инициатор российских монстраций

«Год или два назад белорусские власти приняли закон, по которому, если хочешь провести массовое мероприятие, надо оплатить услуги полиции, скорой помощи и так далее пропорционально числу участников.

Выглядело это предельно странно: на пустом стадионе стояло человек семь с плакатами. Постояли отведенное время, собрали вещи, ушли. Но я надеюсь, что в следующем году монстрации пройдут в нормальном режиме, не полицейском. Видно, что у людей с юмором все в порядке, есть кому писать хорошие лозунги.

— Какой из нынешних плакатов у тебя в топе?

— Может быть, не самый смешной, но очень важный: «Я узнал, что у меня есть огромная семья». Белорусы почувствовали себя единой нацией, семьей, требуя ухода Лукашенко. Это чувство, которое мы пока не испытали в России, но я надеюсь, что еще испытаем.

Меня радует, что люди не отвечают силой на силу, а пытаются другим способом остановить насилие.

И самое удивительное, что у них получается. Это очень круто. Я не думал, что можно побороть ОМОН такими способами, говоря на таком языке. В России, это, к сожалению, никогда не работало». 

Плакаты, за редкими исключениями, абсолютно беззлобные. Даже по отношению к силовикам, от которых все натерпелись: «В смысле сломал тебе руку? Ты же сам мимо шел». «Не бейте мужчин, я еще не замужем», «Вас подсадить в автозак?»...

Альберт Гончаров
программист

«Сейчас уже не страшно, сейчас менты нас сами боятся. И кстати, зря. Лукашенко застращал их, говорил, что, если к власти придут демократы, армию, ОМОН и кагэбэшников будут на столбах вешать. Я видел их у Окрестина, это самая адская тюрьма в Минске, видел, как оттуда убегали сотрудники, переодетые во врачебные халаты, с бутафорскими стетоскопами на груди — боялись, что их растерзает толпа. Это само по себе смешно, но главное — никто и не думал их трогать, до них никому нет дела, гораздо важнее освободить заключенных. Конечно, в новом обществе силовики не должны оставаться на своих должностях, и не останутся, но это ведь не то же самое, что вешать на столбах, правда?»

Юмор до выборов и после отличается кардинально, такого уровня свободы в Беларуси не было никогда.

Анекдоты до выборов:

  • «Разработана новая система голосования. Кто голосует за Лукашенко, идет на сайт president. Кто против — на сайт kgb. Там ему объясняют, как зайти на сайт president»;
  • «Выборы показали, что Лукашенко осталось править считаные десятилетия»;
  • «Приговорили белоруса к смертной казни через повешение. Приходят на третий день, а тот живой в петле болтается. Спрашивают, как это он так.
    Тот отвечает:
    — Ну, первые два дня душило, душило, а потом попривык»;
  • «После смерти плохие белорусы попадают обратно в Беларусь».

Чувствуете безысходность?

А вот после:

  • «Приходит к Лукашенко помощник и говорит:
    — Александр Григорьевич, наконец-то вы стали выездным.
    — Да? И куда моя первая поездка?
    — В Гаагу»;
  • «Идет мужик по улице, никого не трогает. Вдруг рядом тормозит автозак, вылетают омоновцы и начинают паковать его в машину, лупят дубинками. Мужик кричит:
    — Отпустите, я за Лукашенко голосовал!
    — Не трынди, за Лукашенко никто не голосовал!»;
  • «Приходит к Лукашенко после выборов глава ЦИК Беларуси Лидия Ярмошина и говорит:
    — У меня две новости, Александр Григорьевич. Одна хорошая, другая плохая. С какой начать?
    — С хорошей.
    — Вы — избранный президент Беларуси.
    — А плохая?
    — За вас опять никто не проголосовал».

Как небо и земля, правда? А причина проста: раньше смеялись над ними, теперь смеются они.

Но первым все-таки пошутил Лукашенко. Он вообще комичная фигура, что-то вроде нашего Жириновского. Но это для нас, живущих в России. Помните, как еще недавно, в разгар пандемии, он бодро катался на тракторе, бегал с клюшкой по хоккейной площадке и говорил, что никакого коронавируса нет. Мы тогда потешались — белорусы смертельно обиделись. И больше всего на то, что, когда люди начали умирать, он им не посочувствовал. Говорил что-то вроде: «Какого хрена этот жирный пошел гулять на улицу!» Юмор это? Юмор, но мерзкий, злобный. 

А когда он сам заболел, белорусы пошутили в ответ: «Лукашенко болеет тем, чего нет».

Но главным юмористом Беларуси до выборов был еще он. Шутки шутил хамские, быдловатые. В духе «Почистили копыта, пошли на работу». Приезжал открывать бассейн в маленький городок со словами: «Ну хорошо, пойду вам эту лужу открою». Вряд ли это имело большой успех.

И вот дошутился, как говорится.

Именно брутальность и мачизм Лукашенко стали главным сюжетом нынешних шуток.

Шутят уже не столько над ним, сколько над тем, что он не ожидал такой реакции от народа. Несоответствие замаха и удара всегда смешно. Крутой чувак оказался беспомощным, сел в лужу. Такой крутой, а его рабочие на митинге посылают куда подальше прямо в лицо. Комедия положений. 

Одно время ходили слухи, что он коллекционирует анекдоты о себе. Хорошее хобби для человека, которого называют последним европейским диктатором. Он даже периодически рассказывал их, но бородатые-бородатые. Смеялись над ними в основном приближенные, и то из чувства приличия.

Был случай в Витебске четыре года назад. На «Славянский базар» приехал Галкин и стал непринужденно шутить в адрес белорусского президента. В вип-ложе сидел Лукашенко и улыбался. А раз главный улыбается, и остальным не зазорно. 

Не все так безобидно, конечно. Мягкие шутки проходили, а за жесткие можно было вылететь из вуза, с работы. Не просто же так лучшие белорусские стендап-комики Слава Комиссаренко и Ваня Усович выступают в Москве, а не в Минске. А автор легендарного комикс-проекта «Саша и Сирожа» художник Алексей Хацкевич выставляется в основном в России и Украине.

Хацкевич, кстати, не уверен, что протест такой уж беззлобный: «Шутки вовсе не означают, что люди все простили и не травмированы. Но когда человеку страшно, а ему дают юмор, он выпускает эмоции и начинает хохотать».

На странице Хацкевича в фейсбуке фотошоп Лукашенко с сыном. Под ним комментарий: «Душить обоих голыми руками». А чуть пониже другой человек написал: «Ребята, больше юмора, меньше злобы». И еще неизвестно, за кем останется последнее слово. 

«Сашу и Сирожу» называют белорусскими Бивисом и Батхедом, но, по словам Хацкевича, эти образы родились у него еще в 80-х, так что скорее Лелек и Болек, чем B&B. Когда он и его соавтор Сергей Михалок (да, тот самый) пришли со своим проектом на телевидение, им сказали: «Саша — сакральное имя. Что вы вообще делаете, куда лезете?»

Алексей Хацкевич
художник 

«В начале нулевых все начали запрещать. Постепенно народ ввел для себя самоцензуру. Шутки были плоские, пресные. Белорусский Comedy Club и «Белораша» не выжили. Пытались шутить, но все было как-то убогенько. Видно, что ссут. А мы всегда были панками, позволяли себе многое, но все-таки не то, за что могли посадить. Ходили по краю, сознавая, какие могут быть последствия. В итоге одну из наших программ, «Колыханку», запретили. Мы погрустили, потом начали выходить в Украине. И стали там бешено популярны». 

— Твои персонажи Саша и Сирожа, они сейчас за кого?

— Они очень эмоциональные. Они вышли бы на улицы, это точно. И даже председателеву хату спалили бы. 

— А потом пошли самогон глушить?

— Нет, скорее пчел разводить.

Вот такой юмор по-белорусски.

Этот материал вышел благодаря поддержке соучастников

Соучастники – это читатели, которые помогают нам заниматься независимой журналистикой в России.

Вы считаете, что материалы на такие важные темы должны появляться чаще? Тогда поддержите нас ежемесячными взносами (если еще этого не делаете). Мы работаем только на вас и хотим зависеть только от вас – наших читателей.
Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera