Репортажи

«Фургал — он же как Путин! А мы всегда за Путина»

Чем хабаровский губернатор завоевал такую народную любовь, что за него готовы ежедневно выходить тысячи людей? Специальный репортаж «Новой»

Фото: Дмитрий Моргулис / ТАСС

Этот материал вышел в № 75 от 17 июля 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество47 996

Ирина Тумаковаспецкор «Новой газеты»

47 99629
 

Сегодня в девять вечера в Хабаровске горожане опять соберутся на площади Ленина и встанут перед зданием краевого правительства с написанными от руки на больших листах и уже сильно помятыми плакатами «Свободу Фургалу!». Со стороны улицы Пушкина подойдет колонна «Я/мы Фургал»: такие же рукописные плакаты, типографские постеры, футболки — весь сегодняшний джентльменский набор демонстранта. Люди будут скандировать кричалки, машины вокруг — гудеть в знак поддержки, а полицейские, поставленные в оцепление, — раздавать протестующим маски, потому что коронавирус. Это в будни. В прошлые выходные на площадь вышло 60 тысяч человек — 10% населения Хабаровска, и в ближайшую субботу в городе ждут повторения.

Люди на площади скандируют: «Фургала домой!», «Верните нам Фургала!», «Свободу Фургалу!». Такова сегодняшняя хабаровская программа-максимум. Есть и программа-минимум: «Честный суд в Хабаровске», «Справедливый суд», «Нет произволу». 

— Хорошо, пусть он, скажем, бандит, — энергично кивает Светлана, пришедшая на площадь вместе с сыном. — А зачем тогда в Москву увезли? Пускай здесь судят! 

Ее сыну лет тринадцать. Они с мамой купили наклейку «Я/мы Фургал», чтобы идти на площадь. 

— А как его пустили в губернаторы, если он столько народу убил? — серьезно спрашивает парень. 

Любому другому российскому чиновнику такая народная любовь разве что снится. Кому-то ее показывает ручное телевидение. Но кто из них сам-то верит, что за него тоже избиратели выйдут на улицы? Чем бывший депутат Госдумы, активный функционер ЛДПР, голосовавший за самые отвратительные законы, в том числе, «закон подлецов», бизнесмен с затемненным прошлым, заслужил такое обожание?

Сергей Фургал, обвиняемый в организации убийств, в Басманном суде Москвы, 10 июля. Фото: РИА Новости

Конечно, Дальний Восток — он другой. Тут и «Пятерочек» с «Магнитами» нет, и мороженое в супермаркетах японское, и лимонад в автоматах с иероглифами, и машины на дорогах все с правым рулем. А первый торговый центр, попавшийся мне на пути из аэропорта, называется «Стрелка». Нет, это не в честь мероприятий, проходивших по всей стране в «лихие девяностые», а тут — еще и в «лихие нулевые». Но все равно показательно.

Край восходящего солнца, которое все никак толком не взойдет.

Золото, платина, лес, медь, уголь, рыба… Богатейший край, а самая частая зарплата — 25 тысяч рублей. 

— Да в том-то и дело, — хлопает рукой по колену учитель Сергей, с которым мы присели на лавочку у дома правительства. — Людей просто достало все. 

— Задолбало, — подключается к разговору Лена, пришедшая на площадь, потому что позвал друг детства. — У нас москвичи все забрали.

Позакрывали все местные банки, забрали авиакомпанию местную. Только-только мы сами губернатора выбрали — так и его забрали. 

Тоненькая Ксения стоит в сторонке от толпы и держит вафельное полотенце, а на нем чернилами написано: «Свободу Фургалу!». За полотенцем не видно круглого живота Ксении, но рядом суетится встревоженный муж.

Участница одиночного пикета за освобождение губернатора Сергея Фургала. Фото: Ирина Тумакова

— Я вот так вот держала это на автопробеге — аж рука затекла, — застенчиво улыбается она. 

Напомним, 9 июля губернатор Хабаровского края Сергей Фургал, проработавший в должности меньше двух лет, был задержан по обвинению в убийствах 15-летней давности. Его этапировали в Москву, где суд постановил взять чиновника на время следствия под арест.

Губернатор формально остается в должности, хоть и сидит в Лефортово. Президент, может быть, уже отстранил бы Фургала со стандартной формулировкой об утрате доверия, но вдруг выяснилось, что избиратели-то доверия не утратили. 

Николай приехал в Хабаровск из Амурской области, 600 километров пропахал на своей праворульной «Тойоте». Хотя, казалось бы, что им там, в Амурской области, хабаровский губернатор? 

— Да я-то не за Фургала, просто достало все — во! — Николай проводит большим пальцем по горлу, показывая, докуда достало. 

— Мне этот Фургал до лампочки, — говорит блогер Алексей Романов, уроженец Хабаровска, приехавший из Еревана. — Мне вот эти люди не до лампочки. Они два года назад уже всех удивили. Как это происходит во всех регионах России? Мы вам назначили начальника — идите и послушно за него голосуйте. А эти сказали: не хотим. Это было абсолютно удивительно, потому что Хабаровск всегда был город «болотистый». Унылый, послушный. Он всегда звался «три горы — две дыры», а еще — «сорок тыщ портфелей».

С советских времен здесь находились штаб армии, штаб губернатора, штаб, штаб, чиновник, чиновник… И вдруг послушный город взбеленился.

Город взбеленился 

К митингующим медленно, прогулочным шагом подходит красивая молодая пара. Бородач в тонких очках улыбается на все 32 зуба: Илья. Его спутница кивает: Даша. В понедельник Илья был первым и тогда единственным человеком на площади в футболке «Я/мы Фургал». 

— Да потому что дела надо уметь делать! — с жаром говорит он. — Я сам сделал на компьютере макет, сам поехал в типографию, нагнул их там всех, чтоб за ночь сделали, утром приехал к менеджеру домой забрать заказ. Уметь надо работать! Вот Фургал — он умеет. Руководитель — он должен быть… у нас на Дальнем Востоке слово такое есть: мужик. Ну, мужчина. Харизматичный, волевой, смелый, уверенный. Это Фургал.

Даша и Илья. Фото: Ирина Тумакова

— Это про него, — подключается женственная Даша. 

— Он всегда на передовой, — энергично продолжает Илья. — Что делал Шпорт? Вот он принимает дорогу: приземлится на вертолете, покивает, ленточку перережет — и обратно полетел. А Фургал что? Дорога? А поехали! Кто тут ответственный? Сам садится за руль, рядом сажает подрядчика и едет. Да, он потратил на три часа больше. Но за эти три часа он сколько узнал всего, со сколькими людьми поговорил… Он же как Путин! А что? Я всегда за Путина. 

Саша работает таксистом. Привез на площадь клиента, погудел для порядка вместе с другими автомобилистами, ключом закрыл машину и сам пошел к демонстрантам. 

— Почему его свергли? — рассуждает Саша. — Он местный, вот мое мнение. Шпорт — тот все отдавал москвичам. Вы цены наши видели — на продукты, на все? Просто космос. Потому что монополия, магазины все у москвичей. Знаете, сколько у нас икра стоит? 230 рублей за баночку. А в Питере — 56 рублей. 

Участники третьего по счету митинга в поддержку губернатора Сергея Фургала. Фото: Дмитрий Моргулис / ТАСС

— А Фургал пришел — и сразу цены снизились? — спрашиваю, потому что цены в Хабаровске и после двух лет при новом губернаторе не дай боже, а икра в Питере стоит не 56 рублей. 

— Нет, — щурится Саша. — Но пока Фургал был, мы знали, что скоро снизятся. 

Чаще всего, говоря о любимце, люди вспоминают школьные обеды. Это душераздирающая история: до Фургала, говорят, детей из бедных семей («бесплатников») за госсчет кормили хуже, чем тех, за кого платили родители («платников»).

— У нас детей дискриминировали, порции были разные, — говорит Надежда с плакатом «Свободу Фургалу!». — Как это — детей делить на богатых и бедных? Он сделал, чтоб одинаково всех кормили. 

— Вы видели порции — до и после? — уточняю. 

— А вы почему спрашиваете? — вскидывается женщина. — Вы чего добиваетесь?

Михаил, молодой человек с комсомольским лицом и георгиевской ленточкой на брючном ремне, говорит, что губернатор «много сделал для края». Спрашиваю: что именно? 

— Н-ну, — на секунду теряется Михаил. — За два года он сделал больше, чем другие за весь срок. Вот у нас дороги пришли в норму. Где? Весь Индустриальный район, все в сторону Красной речки, Корсаровка. В Гаровке две новые школы сделаны... Главное, он урезал зарплату себе и чиновникам. 

Юноша в черной футболке устремляется ко мне, увидев диктофон. Ему трудно говорить и еще труднее ходить, но он очень хочет высказаться.

— Александр Владимирчук, — представляется. — Я сирота и инвалид. Мне дали квартиру в Городке, там дороги безобразные. Мы писали, писали, Фургал приехал — и сразу все сделали. Шпорту тоже писали, но он не читал. А Фургал все читает. Я недавно написал ему, что у меня есть льгота на отдых, а мне путевку не дают. Все: на следующей неделе еду в санаторий.

На самом деле квартиры получили единицы. И дом для сирот строился со времен губернатора Шпорта. Но что квартиры? Главное ведь надежда.

Вот Наталья, она работает продавщицей в магазинчике рядом с площадью. Сегодня смогла вырваться, а раньше работа не давала.

— Я вам на сто процентов говорю: он этой борьбы стоит, — убеждает она меня. — Мне 47 лет, я детдомовская — до сих пор квартиры не получила. А моя одноклассница в этом году получила благодаря Фургалу. Значит, и у меня надежда появилась.

Надежда появилась

Сергей Фургал родился в селе Поярково Амурской области. В семье было 10 детей, он младший. После школы поехал в Благовещенск поступать в мединститут. Поступил с первого раза, а в 1992-м вернулся в родное Поярково работать врачом. Как жилось врачам в начале 90-х — известно.

И то, что Фургал прочувствовал на собственной шкуре, со временем сыграет свою роль. 

Благовещенск — это самая китайская граница. И доктор начал в свободное время возить из Китая шмотки в знаменитых клетчатых сумках. Приобрел не только богатый опыт, но и связи в определенных кругах. В 1999 году расстался с профессией врача и совсем ушел в бизнес. 

Бизнес он выбрал, прямо скажем, не «докторский», а один из самых криминальных: торговлю ломом черных металлов. Но собственно бизнесом Фургал занимался недолго. Он вступил в ЛДПР и в 2005 году шел на выборы в краевой парламент по списку партии под номером один. И прошел. 

Через два года Фургал переехал в Москву, в Госдуму, но связи с краем не терял. Наоборот: часто приезжал, регулярно устраивал приемы избирателей, активно и чрезвычайно дружелюбно общался с журналистами. К нему уже тогда многие относились с симпатией. 

— В 2013 году во время наводнения мы спасали собак, — рассказывает хабаровская зоозащитница Лена. — Потом кто-то узнал, что Фургал занимается тем же: у себя во дворе коттеджа поставил вольеры и будки и таскал туда спасенных. Мы тоже стали ему приносить собак. А он нам говорит: девочки, только тихо, никому не говорите, мы из этого пиар не хотим делать.

Хотели они делать пиар или нет, а информация о том, что депутат Госдумы приютил собак, как-то до электората дошла. Электорат рыдал от умиления. 

Потом еще выяснилось, что Сергей Иванович завел лошадь и даже ездил верхом, но подарил ее детям для иппотерапии. Странно, что он не стал губернатором уже тогда, в 2013-м. 

А кампания в крае как раз шла. От «Единой России» выдвигался действующий глава региона Вячеслав Шпорт. С 2009 года он занимал должность как назначенный губернатор, а тут — выборы.

Бывший губернатор Хабаровского края Вячеслав Шпорт. Фото: Антон Новодережкин / ТАСС

— Шпорту помогло наводнение летом 2013-го, — говорит хабаровский журналист Сергей Мингазов. — Он реально ездил по деревням, обещал людям выплаты — в общем, выглядел спасителем. А в качестве «технического кандидата» выступал депутат Госдумы Сергей Фургал. 
Тогда Фургал проиграл Шпорту с достойным счетом 19% против 64.

На выборах 2018 года хабаровские власти решили эту простую, как угол дома, схему повторить. 

— Полпредство поставило задачу, чтобы Шпорт прошел, а уж как этого добьется краевое правительство — его проблема и его ответственность, — рассказывает хабаровчанин, работавший на тех выборах, но попросивший не называть его имени (редакции оно известно). — Начали подбирать Шпорту «технического соперника». Рассматривали много кандидатур, были депутаты, которые и сами хотели пойти. Но пиарщики понимали, что одни всем надоели, потому что сидят там сто лет, а на других падает тень каких-то законов, которые при них принимались, вроде отстрела домашних животных. 

Так во второй раз возникла фигура Сергея Фургала. Сам он в собственной кампании старался не участвовать. 

— Фургал кампанию вообще не вел, — говорит источник «Новой». — Он улетел на месяц в Германию — лечиться. А своим пиарщикам поручил: вы просто видимость создавайте, что идут какие-то выборы. Напечатали они какие-то листовки, программу написали на коленке, это было видно за версту. У них ни бюджета не было, ни людей. 

Трудно сказать, кого больше оглоушили итоги единого дня голосования в 2018 году: пиарщиков Фургала, писавших на коленке программу, или действующего губернатора.

Кандидаты пришли к финишу ноздря в ноздрю: 35,62% — и 35,81%. Причем перевес был у Фургала. 

— Вот тут люди у нас прямо встрепенулись, — говорит Татьяна, специально приехавшая в родной Хабаровск из Питера, чтобы поддержать губернатора на площади. — Все мои знакомые, даже кто никогда на выборы не ходил, засобирались голосовать. Появилось ощущение, что от нас наконец-то что-то зависит. Шпорт в это время не сходил с телевизора, объявил какой-то бесплатный проезд, начал обещать еще какие-то коврижки. Люди только посмеивались: давайте ваши коврижки, голосовать за вас все равно не будем.

Шпорт был неплохим губернатором. Он просто всем страшно надоел. И чем больше он суетился, тем больше людей от него тошнило. Но одновременно мы думали, что так у нас не бывает, наверняка сейчас Фургал снимется — и все кончится. 

Слухи о том, что Фургал вот-вот снимется с выборов, действительно ходили. Сейчас есть две версии, почему он этого не сделал. 

— Видимо, там, наверху, шла какая-то торговля, — рассказывает сотрудник штаба одного из кандидатов. — Потом по местному телевидению показали Фургала, он говорил на фоне шторок, которые я отлично знаю, такие есть только в полпредстве. На самом деле, он тогда на камеру сказал, что подумает, не сняться ли. Но это как-то смонтировали, что получилось, будто он согласен. Он взбрыкнул — и решил идти до конца. 

Но есть и другая версия, продолжает наш собеседник: будто команда «идти до конца» поступила от лидера ЛДПР Владимира Жириновского. Фургал оказался зажат двумя дверками, из которых любую открывать было страшно. С одной стороны, полпредство требовало не мозолить глаза, с другой — лидер партии, тоже не фунт изюма.

Он хотел выбрать меньшее из двух зол. Тогда казалось, что это полпредство. 

Во втором туре Фургал победил с разгромным счетом 69,57% против 27,97. Хабаровск ликовал, будто получил нечаянный подарок. 

— Суть не в том, что мы прямо рвемся за Фургала, — качает головой Ольга, только что подошедшая к демонстрантам под руку с мужем. — На его месте мог быть любой другой человек, который бы верхам нашим не понравился. Но его же мы выбрали, мы! Мы устали от какого-то… от неразвития.

Ольга с мужем. Фото: Ирина Тумакова

Я помню те времена, когда мне очень плохо жилось. Когда я работала учителем и мне не хватало денег ни на что. Поэтому я всегда была за Путина. Почему потом все остановилось? У нас же такие ресурсы, такие богатства в крае! Фургал стал для нас символом надежды на светлое будущее. 

На светлое будущее

Поскольку губернатором становиться Фургал не планировал, он включил харизму на полную катушку не во время кампании, а после нее. Его сравнивают с ранним Борисом Ельциным. 

— Просто он действительно очень открытый человек, — возражает его пресс-секретарь Надежда Томченко. — К нему люди могут на улице подойти, он выслушает, запишет себе какой-то телефон, потом сам перезвонит. А потом еще поинтересуется: человек, мол, обращался, помогли или нет?

Самая громкая история, о том самом школьном питании, началась через два месяца после выборов. Фургал встречался с министрами краевого правительства. После встречи в сеть утекла запись эпизода, который вроде бы разыгрался без прессы. Министр образования Алла Кузнецова сообщает, что в школах по-разному кормят детей: тех, за чьи обеды платит бюджет, и тех, за кого платят родители. 

— Мы детей в школе по-разному кормим? — щурится Фургал в полнейшем недоумении. — Вы что? Это как вообще возможно? 

— Есть два меню, — повторяет министр. — Для льготников и для… 

— Мы вообще понимаем, что мы делаем? — перебивает ее Фургал, и камера, резко метнувшись в его сторону, фиксирует неподдельное изумление губернатора. В этот момент он прекрасен. 

Проблема сразу не решилась, поэтому второй «разнос чиновникам, которые пожалели деньги на питание школьников» (это заголовок утекшего видеоролика), Фургал устроил в мае 2019 года на встрече с муниципалами. 

— Надо было поменять несколько краевых законов, — объясняет Надежда Томченко. — В финансировании участвует не только краевой бюджет, но и муниципальные, а на местах стали жаловаться, что у них нет денег. 

Были эти утечки грамотным пиаром или нет — непонятно, но в июле Фургал действительно подписал постановление, в котором почти утроил сумму на питание в школах. С 1 сентября 2019 года в Хабаровском крае «льготников» и «платников» кормят одинаково. Историю о том, как губернатор «нагнул» жадных муниципалов, снизил премии чиновникам и урезал собственную зарплату, в Хабаровске мне рассказал каждый, с кем заходил разговор о Фургале. 

А дальше, говорят хабаровские журналисты, это стало такой милой практикой: прессу зовут на мероприятие, телевизор дает скучную протокольную картинку, а потом в интернете совершенно случайно всплывает ролик, снятый кем-то тайно. 

Избиратели были в восторге: наконец-то! В принципе нехитрый прием мог бы взять на вооружение любой руководитель, который не успел еще надоесть людям до смерти. Но фишка Фургала была в том, что он выглядел абсолютно органично.

Смотришь эти видео — и полное ощущение, что ему действительно жалко людей, что бывший доктор и в самом деле хочет помочь. 

— В июне прошлого года у нас на площади начались пикеты сирот, которым не давали жилье после детдома, — рассказывает Надежда Томченко. — Они встали с плакатами, объявили голодовку. Проблема старая и известная, ее никто не отрицал. Но почему-то ребята решили выйти именно в такой момент: губернатор уезжал на экономический форум в Питер. Он вышел к ним, сел рядом, поговорил. Сказал: я, мол, конечно, могу здесь с вами и дальше сидеть, но проблему это не решит.

Предложил им временно пожить в маневренном фонде. 

Параллельно Фургала поругивали «сверху», а местная пресса отзывалась эхом. Но критика только добавляла ему очков: Москва ругает — значит, наш все правильно делает.

Хабаровчане вышли на улицу в поддержку губернатора Фургала. Фото: Ирина Тумакова

Условная «Москва», кто бы ни стоял за этим понятием, играла как лошадь на рояле — выбирала на удивление неудачные объекты для «наездов». Например, полпред президента на Дальнем Востоке Юрий Трутнев попробовал попенять Фургалу на онкоцентр, который не могут достроить два года. Быстро выяснилось, что выбирали таких подрядчиков при Шпорте. Попробовали упрекнуть Фургала, что он обижает инвесторов, и те бегут из региона. И опять опростоволосились. 

Речь шла о компании «Азия Лес», получившей статус предприятия с приоритетным инвестпроектом, а с ним — бесплатные участки леса, субсидии и льготы по налогам. Ее этого статуса вдруг лишили. Фургал не имел к этому отношения — да и не мог иметь, статус дает и забирает Минпромторг. Тут его отняли, как писала хабаровская пресса, за то, что компания гнала лес-кругляк в Китай, хотя должна была продавать на внутреннем рынке. Комментарии Фургала опять заставляли избирателя таять от умиления. 

— Он действительно считает, что торговля лесом, золотодобыча, природные ресурсы — это богатые отрасли, которым незачем давать приоритетный статус, — говорит его пресс-секретарь. — Потому что ресурсы они здесь забирают, но налогов в крае не платят, то есть край благодаря им ничего не имеет, а только теряет.

Митинг в Хабаровске в поддержку Фургала. Фото: Евгения Пустовит / ТАСС

В общем, за два года популярность Фургала еще и подросла. Кроме починенных дорог, квартир для сирот и обедов для школьников, хабаровчане вспоминают льготные тарифы на авиаперелеты: молодежи и пенсионерам бюджет их частично оплачивает. В этом краю, отрезанном от остальной страны тайгой и бездорожьем, с жутким климатом и полной безнадегой, у людей вдруг появилась надежда, что вот так, потихоньку, что-то еще, глядишь, и поменяется. 

И тут его обвинили в убийствах и увезли под арест в Москву.

— Может быть, он сукин сын, но он наш сукин сын, — усмехается Сергей Мингазов. — Люди ведь вышли не за Фургала. Они вышли против поганой жизни.

С Фургалом они просто связывали какую-то надежду. 

И сегодня вечером, и завтра, и в выходные, и опять в будни в Хабаровске люди снова пойдут на площадь — попробуют защитить отнятую надежду. Чем им ответит условная «Москва», которую тут ругают и в хвост и в гриву? А нечем ответить. Любой губернатор-назначенец слетит на ближайших выборах, даже если соперником будет лошадь Фургала. 

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera