Сюжеты

«Нас отправили умирать домой»

Медпомощь в Омской области становится похожей на фейк: больные с 50% поражением легких, по мнению главы облминздрава, в госпитализации не нуждаются

Фото: РИА Новости

Общество318 764

Георгий Бородянскийспециально для «Новой»

318 764
 

«Высокогорное плато»

Что-то невообразимое в последнее время происходит в омском здравоохранении. Хотя если верить заявлениям ведомства, то все под контролем. Но верится с трудом: на днях сама глава облминздрава Ирина Солдатова опровергла официальные данные о количестве омичей, зараженных COVID-19.

На заседании Законодательного собрания она сказала, что «пик заболеваемости» пришелся на конец июня — за сутки было выявлено 112 новых инфицированных. 

Но в сводках оперативного штаба такая цифра ни разу не фигурировала: суточный максимум был зафиксирован 18 июня — 103 человека, а в конце июня — накануне парада Победы и голосования по поправкам в Конституцию РФ — эпидемия в графиках оперштаба пошла на спад и стабилизировалась, выйдя на долгожданное «плато»: 21 июня — 99, 22-го числа — 98, 23-го — 82, 30-го — 82.

После подведения итогов голосования ситуация начала ухудшаться: 3 июля — 83, 9-го числа — 89, 10-го — 95. Общее число зараженных сегодня превышает 4500.

За последнюю неделю скорость распространения коронавируса в Омской области вдвое выше, чем в среднем по стране.

Трудно поверить и заверениям министра областного здравоохранения о готовности к борьбе с эпидемией омских медучреждений. О дефиците коечного фонда для госпитализации ковидных больных опять же сама она и обмолвилась в официальном письме, оказавшемся в распоряжении газеты «Коммерческие вести». 

Ирина Солдатова сообщает заместителю председателя облправительства Владимиру Куприянову о невозможности госпитализировать более 200 человек, проживающих в Нежинском геронтологическом центре «в случае дополнительного получения положительных результатов на коронавирусную инфекцию» (на тот момент — 20 июня — их было 11).

В начале июля «Новая» отправила министру здравоохранения области запрос. Мы интересовались, каково состояние регионального коечного фонда для заразившихся COVID-19 и сколько коек на сегодня занято. Из ответа ясно, сколько их облминздравом организовано, — 1546, а сколько из них свободно, ведомство не сообщает. 

В публичном пространстве министр Солдатова на переполненность медучреждений не жалуется и дает понять, что в омском здравоохранении все в порядке, и в целом ситуация не дает омичам никаких поводов для паники. Однако ее оценки этой ситуации и попытки спрогнозировать, как она будет далее развиваться, опровергаются, как правило, суровой реальностью.

Министр здравоохранения Омской области Ирина Солдатова. Фото: instagram.com/soldatova_doc

12 мая министр уверенно заявила, что «омский регион выходит на пик по эпидемии коронавируса»: тогда ежедневно заражалось 20–30 человек. 9 июня, когда прирост числа инфицированных за день составлял уже 75 человек, она сказала, что «регион вышел на плато» и к 1 июля должен с этой напастью справиться.

Через два дня распоряжением губернатора Буркова был отменен режим самоизоляции, после чего регион поднялся, как пошутил комментатор на сайте БК55, на «новое высокогорное плато».

Посты и комментарии на омских форумах, в соцсетях резко контрастируют с оценкой ситуации региональной властью. Правда, по каким-то причинам многие омичи опасаются иногда ставить под ними свои имена и фамилии. Причины анонимности могут быть разными.

Например, двух омичек оштрафовали по статье 13.15 КоАП за «фейки о коронавирусе» на сайте «ВКонтакте» на 30 тысяч рублей. Чтобы избежать при подобных сообщениях штрафа, нужно позаботиться о доказательствах, а где их взять: мало кому может прийти в голову записывать слова медиков на диктофон. 

Минздрав признал

В ряде омских СМИ недавно прошла информация, достоверность которой признал областной Минздрав, пообещав порталу Om1.ru, первым ее опубликовавшему, разобраться в происходящем.

Из этой новости и множества комментариев к ней возникает предположение, что само понятие «скорая помощь» в Омске становится похожим на фейк. 

34-летняя Наталья рассказала, что обратилась в скорую, когда у нее появились симптомы коронавируса. Ждала врачей 11 часов после вызова. Отвезли Наталью в медсанчасть № 4, где ей сделали МСКТ (мультиспиральную компьютерную томографию), которая показала двухстороннюю пневмонию с 50-процентным поражением легких. Медики отказали женщине в госпитализации из-за отсутствия в городских больницах свободных мест.

— Врач спросила, буду ли я лечиться амбулаторно или поеду в больницу. Я сказала, что поеду. Она начала искать места, но их не оказалось, и меня попросили вернуться домой. Без назначения лечения. Мы с мужем весь день звонили терапевту, но все поликлиники не отвечали. 

На следующий день Наталье стало еще хуже, появились одышка, слабость. Она снова вызвала скорую, та приехала, но в госпитализации больной опять отказали.

— Мест нет ни в одной больнице города, сказали нам. Как так? Дома лечат пневмонию только с поражением 20 процентов легких! А тут 50! Получается, нас отправили умирать домой! Потому что мест нет! Звонили мы в Минздрав и в Росздрав, никто ничем не может помочь…

В тот день температура у женщины поднялась до 38 ⁰С.

4 июля, когда компьютерная томография показала 75% поражения легких, место в стационаре для Натальи все-таки нашлось…

Остается непонятным, почему областной минздрав в столь драматических обстоятельствах в упор не видит очевидный выход из «койко-местного кризиса» — с начала «режима самоизоляции» стыдливо, без комментариев отводит глаза от санатория на берегу Иртыша, невдалеке от центра города, где 8 гектаров благодатной парковой зоны.

В нем можно было бы легко разместить 1,5–2 тысячи коек, тем более что в санатории «Рассвет» они есть, и гораздо более комфортабельные, чем в других местах, где облминздрав организует обсерваторы: после того как органы власти выжили из «Рассвета», о чем «Новая» рассказывала не раз, две тысячи инвалидов (половина из них — дети с тяжелыми патологиями), где они проходили реабилитацию, санаторий тупо простаивает.

На предложение главврача «Рассвета» Нателы Полежаевой разместить в нем людей, инфицированных COVID-19, областные власти не откликаются. 

Впрочем, главная омская докторша не устает успокаивать жителей, заявляя, что все идет по плану. На днях она призналась: да, омичам с 50-процентным поражением легких отказывают в госпитализации. Но не потому, что в стационарах нет мест, а потому, что… госпитализировать их нет никакой необходимости, лучше лечиться дома. 

С риском для жизни  

Губернатор Александр Бурков о ситуации с COVID-19 в Омской области почти не высказывается, доверяя это Ирине Солдатовой. Сам он, кажется, был занят делами более государственно-важными — такими, как парад Победы и голосование по поправкам в Конституцию РФ, на котором омичи, по его словам, показали высокую сознательность (явка составила 65%, хотя итоги голосования — не самые радостные для Кремля: 62% — за, 37% — против).

Праздничные мероприятия в Омске в 75-ю годовщину Победы. Фото: Евгений Софийчук /ТАСС

Последним важнейшим мероприятием для губернатора стал праздник в честь присвоения Омску указом президента РФ звания «Город трудовой доблести». Событие было отмечено на широкую ногу: в центре Омска смонтировали огромную сцену с тремя медиаэкранами, на которых транслировалось интервью с областным главой, перед собравшимися на Соборной площади выступили многочисленные музыкальные коллективы, концерт завершился световым шоу и фейерверком. 

Большинство омичей, комментируя это торжество в интернете, не могут понять, для чего был нужен такой размах с риском для жизни зрителей и участников (выступали артисты и музыканты, понятно, без масок).

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera