Колумнисты

Товарищ авторка

Не учите людей говорить. Менять надо реальность, а не язык

Этот материал вышел в № 67 от 29 июня 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество37 382

Иван Квасовпреподаватель и популяризатор науки

37 38261
 
Фото: Владимир Трефилов / РИА Новости

Перенесемся на сотню лет назад. Мысленно. Условный 1918 год. Вы хотите узнать дорогу: «Господин…» — «Господа все в Париже!» — «Простите, товарищ…» — «Тамбовский волк тебе товарищ!»

В ваши планы не входило вступать в дискуссию о мировой революции. Вам бы до библиотеки дойти. Но как обратиться нейтрально к человеку на улице? Еще пару лет назад всё было просто. Коммунисты сделали это невозможным.

Любой вариант выдает кучу ненужных коннотаций. И появляются уродливые «мужчина», «молодой человек», «простите» или просто «э, слышь…». Осколки остались и по сей день. В русском языке по сию пору нет общепринятого нейтрального обращения.

Проблема не в слове «товарищ». Пока дело касалось маевок, всё было уместно. Такой милый пароль. Вроде «старик» у шестидесятников или «браток» у митьков. Но слово вышло за пределы тусовки. Коммунисты стали навязывать окружающим свои идеи. И язык. В повседневном общении зачастую ты должен принять политическое решение.

На смену старому насилию идет новое

Кишинев — столица Молдавии или Молдовы? Можно ли поминать Бессарабию? Белоруссия или Беларусь? Можно ли рассуждать про зубров Беловежской пущи, не показав отношение к суверенитету?

Деловая столица Казахстана Алма-Ата или Алматы? Слышал, горожане обижаются на неверный, по их мнению, вариант. Кстати, с нынешней столицей Астаной/Нур-Султаном такой проблемы нет. Говорят, что переименование воспринимают просто как блажь начальства.

Про на/в Украине сломаны миллионы копий. Можно ли говорить о борще и не попасть в ватники/бандеровцы? Миролюбивые обыватели говорят «вна Украине», надеясь погасить пожар. Наивные. Кстати, что отвечать на приветствие «Слава Украине!», не ввязываясь в политику? Замечу, что дихотомии Крым/Крiм нет. Острота вопроса не сказалась на языке.

Сухум или Сухуми? «Сухум» говорят абхазские сепаратисты, «Сухуми» — грузинские реваншисты. Как сказать нейтрально? А вот «Тифлис» можно говорить спокойно, милый историзм, имперское прошлое не пугает.

Калининградцы не обижаются на Кёнигсберг. Жители Кирова спокойно относятся и к Вятке, и к Хлынову. Не слышал скандалов с Днепром/Днепропетровском.

Некоторым петербуржцам не нравится слово Питер, но это не повод для обиды. И Ленинград можно поминать совершенно спокойно. А финны вообще говорят Pietari.

Обижаются ли демократические конголезцы на слово Заир? Не знаю. А Бирма и Мьянма — как не попасть впросак? Не получишь ли в Твери отпор, помянув Калинин?

Цейлон получил независимость и стал Шри-Ланкой. Любителей цейлонского чая записать в колонизаторы? А что делать с сиамскими кошками, не начать ли кампанию по переименованию? Что, тайцы не обижаются на Сиам? Тогда ладно. Подумаем, что делать с кошками, когда обидятся.

У меня есть позиция и по украинскому, и по многим другим вопросам. Мой прадедушка родился в Бендерах, дедушка в Витебске, папа провел детство в казахском городе Боровое, мои лучшие годы связаны с Коктебелем. И не надо всё сводить к «ы» в Кыргызстане или мягкому знаку в Беларуси.

Почему язык становится камнем преткновения?

Вот приходит группа людей, недовольная старым порядком вещей. И старается изменить — если не жизнь, то хотя бы язык. Провести границу. Заставить всех высказаться. За или против.

Мне кажется, принуждать человека делать выбор в ситуации, когда он этого не хочет, мягко говоря, неприлично. Тем более что он, возможно, минуту назад и не знал об этой проблеме. И даже готов с вами согласиться. Просто не желает, чтоб его заставляли.

– Ну-ка, отвечай, что ты думаешь о статусе Джамму и Кашмира? Учти, что в любом случае на тебя обидятся миллионы человек!

– Я просто хотел на параплане полетать…

– Где???

– В… Лучше попробую в Альпах.

Та же история с феминитивами и другой «политкорректной» лексикой. Жизнь меняется, и язык меняется вместе с нею. Это нормально. Но попытка навязать другим нормы языка встречает сопротивление.

В чем разница между студенткой и авторкой? Во втором случае меня принуждают принять политическое решение. Ты мужской шовинист или профеминист? Определись! Можно мы это обсудим в другой раз? Я просто хочу сказать, что аффтар жжот, не углубляясь, прости господи, в дискурс.

Посмотрите, сколько людей звереет от феминитивов. Неужели все они мизогины?

Сколько женщин не хочет быть директорками и креаторками. Ведь ради вас это всё, что же вы не цените?!

Чем это отличается от шишковских мокроступов и топталищ? Тоже великая цель, забота о людях. Но не приняли. Оборжали.

«Бомж» vs «бездомный». «Ночлежка», занимающаяся проблемами бездомности, употребляет второе слово. Но «Ночлежка» никогда не начинала кампанию или даже дискуссию на эту тему. Не было крестового похода против «бомжа». Хоть клошаром называйте. Изменить отношение к людям — да. Учить других правильно говорить — нет. По-моему, всё очень просто. «Я бы бомжевала возле трасс, стала самой бедной из людей».

Но случай с «бездомным» редкое исключение. Ситуация в обществе напоминает тюремную гиперэтику. Есть много правил, нарушение которых чревато понижением статуса. При этом заранее про них тебе, естественно, не рассказывают. Догадайся сам. И правила время от времени меняются. «Есть два стула… На какой сам сядешь, на какой мать посадишь?» И только попробуй ответить неверно!

Ну не знал я, что «гомосексуалист» уже неприемлемое слово. Оказывается, надо говорить «гомосексуал». Продвинутые девушки смотрели на меня с жалостью и легким презрением — ну как можно быть таким отсталым! Стыдливо одернули, как громко пукнувшего ребенка. Боюсь, когда я выучу новый термин, концепция опять изменится.

Но вот что интересно.

Чем больше группа бьется за свою лексику, чем сильнее обижается на чуждые слова, тем труднее новые термины входят в обиход.

Растет противодействие, люди сопротивляются насилию, шутят, издеваются, говорят назло.

«Альтернативно одаренный» превратилось в смачное ругательство. За сто лет «товарищ» так и не стал нормальным обращением. Потенциал разграничения оказался слишком силен.

Попытки навязать корректную лексику выглядят смешно. «Уступайте места пассажирам с детьми, лицам пожилого возраста и беременным женщинам». Хорошо хоть про «лиц еврейской национальности» не вспомнили. А беременным мужчинам места уступать не будем.

Что же делать?

Рецепт давно известен. Перестать бороться со словами. Не учить людей говорить. Менять реальность, а не язык.

Можно даже, наоборот, взять спорные слова на вооружение. Санкюлоты нашли в себе силы принять обидное имя. Янки из ругательства стало самоназванием. Это и есть сила.

Когда украинские патриоты откроют на Крещатике кабак «НА Украине» и переведут срач в самоиронию, они победят всухую.

Правда, что делать с феминитивами, я не знаю.

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera