ИнтервьюПолитика

«Зачем надфилем пилить опору моста?»

Почему пять заместителей главного редактора «Ведомостей» покинули родное издание. Отвечает один из них — Кирилл Харатьян

Этот материал вышел в № 64 от 22 июня 2020
Читать номер

Этот материал вышел в
№ 64 от 22 июня 2020

11:19, 20 июня 2020

2

Ольга Тимофеева
11:19, 20 июня 2020

2

Ольга Тимофеева

В 2015 году Financial Times и Wall Street Journal были вынуждены продать свои доли газеты «Ведомости» Демьяну Кудрявцеву и его соинвесторам — после принятия закона, ограничивающего долю иностранного финансирования в российских СМИ. О причинах, по которым Демьян Кудрявцев передал управление изданием в другие руки, «Новая» и другие писали не один раз — после этого «Ведомости» вышли в лидеры по числу разного рода скандалов и разбирательств.  Самое громкое случилось на днях — после того как пять заместителей главного редактора объявили о своем уходе в знак протеста против политики нового собственника Ивана Еремина, поддержавшего кандидатуру Андрея Шмарова на пост главного редактора газеты. Именно с Андреем Шмаровым, отказались работать ведущие сотрудники «Ведомостей». С одним из них, Кириллом Харатьяном, обсуждаем сложившуюся ситуацию.

Кирилл Харатьян. Фото: facebook

— Уход пятерых заместителей главного редактора — это согласованная акция протеста. В какой момент вы поняли, что у вас нет другого выхода?

— Наверное, почти сразу поняли. Но в редакции ждали совершения сделки (она растянулась на три месяца), предполагая, будто появление собственника как-нибудь изменит ситуацию. В частности, вероятно, потому, что редакция по уставу имеет право выдвинуть своего кандидата в главные редакторы.

Вскоре после того как Иван Еремин объявил, что купил «Ведомости» (точнее, юридическое лицо «Саппорт» стало собственником юридического лица «Бизнес Ньюс Медиа», издателя «Ведомостей»), он в быстром темпе инициировал процедуру выборов кандидата от редакции, им стала Анфиса Воронина. На ее избрание ушло менее суток.

Вечером того же дня, это был четверг, 11 июня, состоялся совет директоров. Анфису Воронину туда не позвали, никто не поинтересовался ее программой, да и вообще о том, что совет директоров состоялся, мы узнали только в понедельник. Это, на мой взгляд, такое демонстративное неуважение к редакции.

Забавно, не правда ли, что собственник актива, большая часть стоимости которого — люди, так безразлично к ним относится.

Да, Иван Еремин разговаривал с Анфисой Ворониной — об этом мне сказал потом главный редактор Андрей Шмаров, но решение принимал совет директоров. Не хочу обидеть членов совета, но удивительно, что они не захотели выслушать Анфису Воронину. Это и был поворотный момент для многих людей.

— Последние события спровоцировали раскол в редакции?

— Никакого раскола я не наблюдаю. Мнение в редакции, как мне кажется по нерабочим чатам, почти единодушное.

— Первое правило вашего журналистского кодекса «Догма» предлагает журналистам относиться ко всем событиям и людям с одинаковым скептицизмом. Почему вы к Шмарову сразу отнеслись с повышенным?

— Скажу за себя: я не отнесся и не отношусь к Андрею Шмарову ни со скептицизмом, ни с повышенным скептицизмом. Мы очень давно знакомы и даже приятельствуем, я совершенно не удивлен был его выступлением, тронной речью, так сказать, которую он произнес при первом знакомстве с редакцией. А на других, думается, она произвела иное впечатление. Почему и как отнеслись к нему сотрудники — они могут сказать сами.

Предыдущего главного редактора, Илью Булавинова, сотрудники тоже приняли со скептицизмом, кстати. Потом отпускать не хотели.

— Вам не будет когда-нибудь обидно, что вы сдались практически без боя, даже не попробовав переломить ситуацию?

— На этот вопрос надо дать два ответа. Первый — нет, не сдались без боя; все, что можно было легально сделать, редакция сделала: выступала с разъяснениями ситуации, обращала внимание на нарушения, которые, по ее мнению, допускал исполняющий обязанности главного редактора, выдвинула своего кандидата в главные редакторы, даже профсоюз создала.

Второй — вообще говоря, собственник имеет право назначить своего главного редактора, потому что он собственник; формально процедуры были соблюдены (а по-другому в «Ведомостях» не бывало), пусть даже эти формальности часть редакции восприняла как нарочитые. Так что — нет, не обидно и не будет обидно.

И если оставить в стороне военную терминологию: не обидно, потому что «Ведомости», режим работы ежедневной газеты съедали важную часть времени у меня, отца сравнительно небольших детей — 9 и 10 лет. Трое моих старших детей росли почти без моего присутствия. Может, конечно, то было и к лучшему, но теперь мне хочется побольше участвовать в жизни младших, нравится им это или нет.

За время вынужденной изоляции я очень привык много времени быть с ними. А еще у меня три внука, я их еще реже вижу. Так что — нет, не обидно, а даже хорошо.

— Чем руководствовались Кудрявцев (или, по версии Кудрявцева, Зятьков), предлагая Шмарова на главного редактора?

— Почти уверен, что ни Демьян Кудрявцев, ни Константин Зятьков не играли решающей роли в назначении Андрея Шмарова. Может, вообще никакой. 

Да, и тут надо уточнить: когда я говорю о Демьяне Кудрявцеве как о собственнике «Ведомостей», я сильно упрощаю. Формально он был членом совета директоров «Бизнес Ньюс медиа», издателя «Ведомостей», юридически владела компанией женщина по имени Иветта Воронова.

Демьян Кудрявцев. Фото: РИА Новости

— Это была кандидатура администрации президента?

— Полагаю, что ключ к его назначению можно найти в публикации о «Ведомостях», которая появилась одновременно на четырех ресурсах: в самих «Ведомостях», на «Медузе», в The Bell и в Forbes. А без согласования в администрации президента ни одного серьезного главного редактора не бывает.

— Было довольно очевидно, что «Коммерсант» не то чтобы соперничал с «Ведомостями», но явно считал их положение более легким из-за сотрудничества с Financial Times и Wall Street Journal. Не сведение ли это давних счетов, когда к власти пришли коммерсантовские — сначала Кудрявцев как инвестор, потом Шмаров, которому не жалко разрушить не им созданное? 

— «Коммерсантъ» всегда соперничал с «Ведомостями» — я это точно знаю, потому что был заместителем шеф-редактора «Коммерсанта», когда появились «Ведомости», когда они вдруг, будто из ниоткуда, стали успешным конкурентом «Коммерсанта».

Предположить, что «Коммерсантъ» спустя три с лишним года после расставания с Демьяном Кудрявцевым (и не то чтобы, показалось, простым расставанием) направил его в инвестиционную командировку в «Ведомости», сложно. Маловероятно очень.

Теперь о легкости: да, иностранные владельцы обеспечивали дополнительную защиту редакции, но тот самый закон — что иностранцам не может принадлежать более 20% российского СМИ — был принят, тут я прямо уверен, ровно для того, чтобы лишить «Ведомости» и еще несколько изданий этой самой легкости.

Закон заодно удешевил, предположу, сделку Демьяну Кудрявцеву, но явно сильно усложнил ему управление медиаактивом и предопределил судьбу «Ведомостей».

Андрей Шмаров (теперь ко второй части вопроса) — конечно, выходец из «Коммерсанта», но его выход был 25 лет назад, то есть так давно, что связывать эти два имени не стоит.

Андрей Шмаров. Фото: PhotoXpress

Андрей Шмаров экспертовский, у «Эксперта» с давних времен хорошие отношения с Кремлем, с его так называемой либерально-консервативной частью, что бы ни значили эти слова. Валерий Фадеев, бывший главный редактор и один из собственников «Эксперта» (и Андрей Шмаров владел долей в «Эксперте») — советник президента и председатель Совета по правам человека, а до того был секретарем Общественной палаты.

«Коммерсантъ» точно ни при чем.

— Вам не кажется, что за продажей Еремину, основателю холдинга «ФедералПресс», зарабатывавшему на информационном обслуживании региональных органов власти, просматривается желание федеральной власти влиять на ситуацию в провинции, опасаясь роста протестных настроений? 

— Мне кажется, что за продажей кому бы то ни было (фамилия может быть любая) стоит не Кремль как таковой, а конкретный хозяйствующий субъект. 

— Сечин и Роснефть?

— Cнова адресую вас к публикации четырех СМИ о «Ведомостях». 

Участвует ли в этой истории Кремль — да, у меня нет сомнений.

Испугался ли Кремль роста сопротивления или еще чего-то в этом духе — может, испугался, но точно инструмент под названием «Ведомости» тут непригоден. Зачем надфилем пилить опору моста?

Фото: Сергей Фадеичев/  ТАСС

— Кто-то из увольняющихся выходил на связь с Ереминым?

— Не знаю. С ним вскоре после совершения сделки разговаривала большая часть редакции, была зум-конференция, но инициатива этого разговора принадлежала самому Ивану Еремину. Я в ней не участвовал, места не хватило.

— На ваши места заместителей придут новые люди или выдвинутся старые сотрудники?

— Трудно сказать. Скорее новые. Надо же сперва понять, сколько этих старых сотрудников останется и кто это будет.

— Сохранится ли в газете раздел мнений, всегда отличавшийся независимостью даже от редакционной политики? 

— Уверен, что сохранится. А в каком виде — скоро будет понятно. Или даже уже понятно.

— Начнется ли погоня за лайками, от которой газета воздерживалась, не снисходя до смыслового и стилистического упрощения? 

— Во-первых, не воздерживалась: до перемены собственника одной из главных задач наших (точнее сказать, интернет-редакции) был рост посещаемости.

Известно, что бумага умирает, то есть что она все менее доходный канал доставки контента — и «Ведомости» старались, и, на мой взгляд, сравнительно успешно, компенсировать снижение доходов от бумаги ростом доходов от интернет-версии. В этом году были какие-то немыслимые рекорды посещаемости — по миллиону человек в день!

Думаю, неправильно было бы отказываться от такого наследства любому собственнику и редактору.

Но я вижу в вашем вопросе еще другой смысл:

сделаются ли «Ведомости» бульварным изданием? Вот это точно нет.

Андрей Шмаров много раз сказал, что пришел делать настоящую экономическую газету. 

— Как вы думаете, много читателей откажется от подписки на «Ведомости» после вашего ухода?

— В комментариях к статьям многие из подписчиков выражают желание отказаться продлевать подписку или даже спрашивают, как разорвать отношения с «Ведомостями» и вернуть деньги. Наверное, кто-то из них действительно уйдет. Но надо сказать, что читатели всегда так реагируют на перемены в «Ведомостях». Да даже куда более скромные поводы заставляли их заявить о прекращении подписки — вроде несогласия с автором статьи.

А сейчас, думаю, заметная доля останется ради того, чтобы посмотреть, какими будут «Ведомости» после ухода большой части редакции. Но возвращаясь к началу: желание расстаться выражает, кажется, заметно большее число подписчиков.

— А какими будут «Ведомости», на ваш взгляд?

— Андрей Шмаров говорит, что собирается сделать настоящее экономическое издание, серьезное. В котором не будет оголтелости, в котором все будет доказательно.

— Ушли от ответа. Вы-то что планируете делать?

— Мне поступили предложения о работе. А еще я руководитель мастерской деловых медиа отделения медиажурналистики факультета Liberal Arts в РАНХиГС. Есть еще «Коммерсантъ наука», я считаю себя основателем этого издания, оно выходит с 2011 года. Может, получится позаниматься. И я же говорил: дети у меня, входящие в сложный возраст.

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#медиаактивы #шмаров #редакция #журналисты #«ведомости»

важно

4 часа назад

Что произошло за день 13 марта. Коротко

Slide 1 of 1
Slide 1 of 1
Slide 1 of 1
Slide 2 of 2
Slide 1 of 1
Slide 1 of 1

выпуск

№ 26 от 12 марта 2021

Slide 1 of 11
  • № 26 от 12 марта 2021
  • № 25 от 10 марта 2021
    № 25 от 10 марта 2021
  • № 24 от 5 марта 2021
    № 24 от 5 марта 2021
  • № 23 от 3 марта 2021
    № 23 от 3 марта 2021
  • № 22 от 1 марта 2021
    № 22 от 1 марта 2021
  • № 21 от 26 февраля 2021
    № 21 от 26 февраля 2021
  • № 20 от 24 февраля 2021
    № 20 от 24 февраля 2021
  • № 18-19 от 19 февраля 2021
    № 18-19 от 19 февраля 2021
  • № 17 от 17 февраля 2021
    № 17 от 17 февраля 2021
  • № 16 от 15 февраля 2021
    № 16 от 15 февраля 2021
  • В архив выпусков «Новой газеты»

Топ 6

1.
Комментарий

Президент прислушался к тишине Какую роль сыграла посадка Навального в назначении Сергея Королева первым замом директора ФСБ

259782

2.
Колонка

Цены строгого режима В Думе хотят остановить подорожание продуктов, сажая в тюрьму покупателей

250434

3.
дата-исследование

Счастье есть За борьбой с пармезаном и польскими яблоками власти не заметили, как у россиян перестало хватать денег на продукты. Исследование «Новой» о росте цен

196642

4.
Сюжеты

«Есть такая Нина, которая все-таки смогла» История дагестанской женщины, пережившей обрезание в детстве и насилие в браке, которая добивается равноправия в родной республике

123171

5.
Сюжеты

«Вот когда деньги отняли, мы не выдержали» Младший медперсонал рассказывает «под запись» о внутренней кухне лучшей больницы Ленобласти. Чиновники эти факты отрицают

109106

6.
Комментарий

Любовь втроем: мы с товарищем майором и Антон Красовский Заявление в Следственный комитет

103892

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
;

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera