Комментарии

Мастера забивать баки

Почему «Норникель» мог и должен был предотвратить катастрофу на ТЭЦ-3

Владимир Потанин. Фото: РИА Новости

Экономика25 501

25 5012
 

На канале «Редакция» Алексея Пивоварова вышел сюжет из Норильска, где на вопросы корреспондента в числе прочих отвечает генеральный директор и владелец «Норильского никеля» Владимир Потанин. По его словам, катастрофу было невозможно предвидеть, потому что ее причиной, скорее всего, стало глобальное потепление. «Предположительно произошло внезапное проседание свай из-за изменений в вечной мерзлоте. Такого рода вещи сложно предвидеть и сложно предугадать», — заявил Потанин. И добавил, что ЧП оказалось настолько неожиданным и настолько масштабным, что на такой случай не было даже протоколов аварийно-спасательных работ: «Они предусматривают все-таки постепенные утечки. А здесь такой вал, поэтому, собственно, и выбросило все за пределы [ТЭЦ-3]на дорогу. Потому что сооружения не планируются на единовременный выброс 20 000 тонн».

Владимир Потанин. Фото: РИА Новости

Командировка в Норильск в прошлом году, а также общение с местными жителями и экспертами при подготовке публикации о нынешней аварии научили меня смотреть на вещи так, как смотрит на них топ-менеджмент «Норникеля», и делать соответствующие выводы. Логика простая:

из любого актива, будь то природный объект, оборудование или человеческий капитал, выжимать нужно по максимуму, а вкладывать в него по минимуму.

Тогда предприятие будет самым рентабельным в отрасли, а компания сможет платить топ-менеджменту самое крупное в России вознаграждение. По данным Forbes, по итогам 2019 года у «Норникеля» оно было в сумме 6,3 млрд рублей. Это больше, чем у «Новатэка» и ВТБ (по 4,4 млрд рублей) или Сбербанка (4,36 млрд), не говоря обо всех остальных. И это только бонусы топам, не забываем про дивиденды в 88 млрд рублей.

Все эти колоссальные суммы складываются не только из удачной конъюнктуры на рынке цветных металлов, но и из экономии на издержках. Все это с необходимостью рано или поздно должно было привести к катастрофе с большей степенью вероятности, чем таяние вечной мерзлоты.

Кстати, как рассказывает в том же сюжете на канале Пивоварова Жанна Петухова, директор «Арктического мерзлотного исследовательского центра»,

резервуары ТЭЦ-3 стоят на сваях, которые, однако, упираются не в мерзлоту, а в скальное основание.

Катастрофа в Норильске. Фото предоставлено активистами

Так что причины катастрофы, скорее всего, нужно искать не в пророчествах Греты Тунберг. А вот катастрофический износ оборудования ТЭЦ, построенной 30 лет назад — куда более вероятный сценарий. В его пользу свидетельствует и то, что еще один резервуар с топливом также дал трещину. Сейчас эксплуатация всех цистерн остановлена.

Важный вопрос: имело ли руководство «Норникеля» представление о том, что рано или поздно может произойти разрушение резервуара и выброс всего его содержимого или это, по выражению Потанина, «было совершенно неожиданное ЧП».

Есть документы, которые подтверждают: знало.

Еще в октябре 2016 года между ПАО «ГМК «Норникель» и специализированной организацией ООО «Институт Гипроникель» был заключен договор на проектные работы по техническому перевооружению хозяйства аварийного дизельного топлива (ХАДТ) ТЭЦ-3. Разумеется, работы включали в себя доскональное изучение состояния резервуаров на тот момент.

Позже, в июне 2018 года руководству «Норникеля» был подан запрос на переход на стадию реализации проекта. Этот документ опубликован депутатом Госдумы Александром Якубовским.

Запрос на переход на стадию реализации проекта «Норникеля»

Там есть замечательная цитата:

«Эффект реализации проекта заключается в исключении рисков:

  • аварийных ситуаций на объекте, связанных с залповым сбросом в водные объекты и на рельеф нефтепродуктов в случае разрушения одного из баков, имеющих значительные дефекты конструктивных элементов;
  • предъявления штрафных санкций со стороны надзорных органов в области экологии и охраны окружающей среды».

Еще раз: о том, что резервуары имеют значительные дефекты (очевидно, в силу износа) и что возможно их разрушение «с залповым сбросом в водные объекты и на рельеф» нефтепродуктов было известно как минимум в 2016 году.

А в 2018 году «Норникель» не дал добро на реализацию проекта перевооружения нефтехранилища, что обошлось бы в 723,8 млн рублей.

Так что говорить о том, что катастрофу нельзя было предвидеть, как это делает Потанин, — неправильно. Правильно говорить о том, что ее можно и необходимо было предотвратить.

Кстати, в этой же логике уже действует официальное следствие. «С 2018 года конструкция разрушенного резервуара требовала проведения капитального ремонта. Между тем в ноябре 2018 года резервуар в нарушение установленного порядка в отсутствие требующегося заключения экспертизы промышленной безопасности был введен в эксплуатацию», — сообщает сайт Следственного комитета. Правда, пока к ответственности ожидаемо привлекаются «стрелочники» на уровне главного инженера НТЭК, в то время как о проблеме было известно всему руководству «Норникеля».

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera