Колумнисты

«Скорая продовольственная помощь»

Как должна быть устроена логистика для хлеба насущного

Фото: EPA

Общество4 212

Александр Лебедевакционер «Новой газеты», д.э.н.

4 2126
 

Еще в апреле, выступая на виртуальном заседании Совета Безопасности ООН, исполнительный директор Всемирной продовольственной программы (ВПП) ООН Дэвид Бизли заявил, что из-за пандемии коронавируса и спровоцированного ею глобального экономического кризиса человечество может столкнуться с голодом библейского масштаба. «Пока в мире нет массового голода, — отметил он. — Но я должен вас предостеречь, что если не начать действовать сейчас — обеспечивать доступ, не допустить перебои с финансированием и торговлей, — то мы можем столкнуться с голодом поистине библейского масштаба всего через несколько месяцев». По словам Бизли, каждый день 821 млн человек засыпают голодными. Согласно последнему докладу ВПП, из-за коронавируса в 2020 году могут оказаться на грани голодания еще 265 млн. При худшем развитии событий с голодом столкнутся около 30 стран.

Докладчик в первую очередь имел в виду беднейшие страны и зоны вооруженных конфликтов. Однако угроза голода вполне реальна для государств, занимающих первые строчки в рейтинге по уровню ВВП на душу населения. Это так называемое «структурное голодание».

Дело в том, что блага среди населения распределяются весьма неравномерно. Если одни купаются в роскоши, то другие не имеют ни крыши над головой, ни работы, ни средств к существованию. Например, в США 12 % населения пользуется талонами на питание (так называемые food stamps, по которым малоимущие граждане могут покупать продукты первой необходимости в супермаркетах), что в абсолютных цифрах соответствует численности жителей Польши. 

Спровоцированная пандемией коронавируса рецессия и всплеск безработицы привели к тому, что программа food stamps не успевает за обнищанием. Поэтому в последнее время на CNN можно регулярно видеть репортажи об очередях за бесплатными продуктами, вытянувшимися на несколько километров из-за необходимости соблюдать режим социального дистанцирования.

Городской служащий передает местному жителю пакеты с фруктами. Штат Массачусетс, США. Фото: ЕРА

То же самое можно наблюдать в европейских странах. Как сказал сэр Винс Кейбл, министр по делам бизнеса, инноваций и профессионального образования в правительстве Дэвида Кэмерона,

«суть голода — не в том, что в стране не хватает еды, а в том, что у бедняков нет денег на ее покупку». 

Согласно апрельскому опросу YouGov, самой авторитетной социологической службы Соединенного Королевства, 18 % жителей Лондона сталкиваются с той или иной формой отсутствия еды — кто-то в их семье регулярно вынужден сокращать или пропускать прием пищи.

Исследователи заявили, что эта экстраполированная на все население столицы цифра нуждающихся в продовольственной помощи составляет 1,2 миллиона человек. При этом более 400 тыс. лондонцев буквально голодают в условиях карантина, поэтому эксперты предупреждают об «эскалации продовольственной чрезвычайной ситуации» в столице. 

Ведущее информационное онлайн-издание Британии The Independent и самая популярная лондонская городская газета Evening Standard запустили благотворительные проекты Help the Hungry («Помоги голодным») и Food for London Now («Срочно: еда для Лондона»), призванные финансировать доставку продовольствия бедным, пожилым и социально уязвимым людям, которые не могут позволить себе купить еду или находятся дома в условиях карантина.

В Лондоне собранные деньги получает благотворительный фонд Felix Project, который входит в London Food Alliance («Лондонский продовольственный альянс»), объединяющий крупнейших дистрибьюторов бесплатных продуктов питания.

Альянс забирает излишки продуктов питания у поставщиков и ресторанов, после чего доставляет их в общественные центры, которые созданы в каждом районе британской столицы. Там их раскладывают по продовольственным пакетам и разносят нуждающимся лондонцам по спискам, которые составляют городские власти. Такие посылки сегодня каждый день получают более 100 тыс. лондонцев.

В популяризации проекта принимают участие звезды кино и деятели культуры, такие как Иан Маккеллен и Стивен Фрай, а эмблему Help the Hungry нарисовал известнейший художник и скульптор Дэмиен Хёрст. В общей сложности Independent и Evening Standard уже удалось собрать на проект более 10 млн фунтов стерлингов, т. е. около 1 млрд рублей.

Эти деньги тратятся на транспорт и оплату труда разносчиков, причем на каждый фунт, израсходованный на логистику, приходятся продукты стоимостью 15 фунтов доставленной получателям помощи. Эти издания вообще являются чемпионами по благотворительному фандрайзингу в Англии: на различные программы (например по борьбе с ВИЧ, защите дикой природы) они «подняли» более £100 млн за 10 лет. 

Нельзя сказать, что в России не принято публично обсуждать проблему голода. В интернете и некоторых СМИ читатель найдет факты, подтверждающие существование проблемы. Но системной дискуссии по теме нет. Очевидно (и понятно почему), она считается не вполне корректной. Как показывает пример Великобритании, благополучие страны и обилие продуктов в закромах отнюдь не гарантирует, что ее граждане, попавшие в трудную жизненную ситуацию, не окажутся на грани реального голода.

У нас имущественное расслоение гораздо более рельефное, чем в США и европейских странах. Согласно прошлогоднему исследованию Росстата, в котором приняло участие более 100 тыс. респондентов всех возрастов, проживающих в 45 тысячах домохозяйств, число тех, кто может позволить себе «еду, которую хотят есть», составило 51,7 %. 43,7 % респондентам было достаточно еды, однако они «не всегда могут позволить себе именно те продукты, которые бы им хотелось», а 4,6 % населения сталкивалось с недостатком продуктов. 

Последняя цифра может показаться незначительной, но на деле она огромна — около 7 миллионов человек.

С недостатком еды сталкивается 7,5 % многодетных семей, 9,8 % инвалидов, 7,1 % пенсионеров. Руководитель аналитического отдела ВЦИОМ Леонтий Бызов отмечал: «У нас людей экстремально бедных, по разным оценкам, от 8 % до 10 %. Это те, кто, по собственной самооценке, находятся за гранью выживания. А по международным стандартам у нас от 20 % до 30 % бедных граждан. Именно они входят в категорию населения, которая недополучает белковое питание, а также недостаточно потребляет фруктов, овощей и так далее».

Продуктовые наборы для нуждающихся, собранные в Претории, Южная Африка. Фото: ЕРА

Но это было до того, как человечество познакомилось с термином «COVID-19». Сегодня, как и в Англии, многие жители российских мегаполисов оказались на грани настоящего голода. Это не бомжи, «пораженные» и наркоманы, которые до кризиса составляли основной контингент подопечных социальных служб и благотворительных организаций, оказывающих помощь едой. Как правило, речь идет о тех, кто приехал «покорять столицу» из глубинки и еще вчера имел стабильную работу в сфере услуг.

Коронавирусный локдаун оставил их без доходов, но обращаться в социальные службы они либо не могут, либо не умеют. Вернуться на малую родину тоже не вариант — там ситуация с работой еще хуже, да и переезд стоит денег, которых у них нет. 

Слава богу, мы живем в эпоху интернета и социальных сетей, когда человек не остается один на один со своей бедой, даже находясь на самоизоляции.

В сообществах взаимопомощи едой в соцсети «ВКонтакте», таких как «Фудшеринг» и «Дари еду», состоят десятки тысяч людей. Их заполонили мольбы о помощи, вызывающие реминисценции со временами гражданской войны. «Остался без копейки и без еды. Надо как-то дожить». «Поделитесь, пожалуйста, любыми продуктами, деньги закончились давно, вчера не стало продуктов». «Умоляю, привезите еды, мы голодные». Очень тяжело приходится матерям-одиночкам, особенно если в семье не один ребенок. 

Как правило, благодаря соцсетям и большому количеству неравнодушных людей наиболее кричащие проблемы удается решить. Со своей стороны, мы пытаемся поставить эту деятельность на системную основу. Уже год, как наши кафе здорового питания «Петрушка» проводят эксперимент в тех местах, где они работают, — в Алуште, подмосковном Чехове и Нелидово Тверской области. Малообеспеченные жители получили социальные карточки, ежемесячный баланс которых эквивалентен 1000 рублей. Они могут потратить их на здоровое и доступное питание из сбалансированного меню нашей сети, причем при среднем чеке 120 рублей речь идет о питании до 10 раз в месяц.

При этом важно отметить, что речь идет о здоровом питании. Мы приняли на себя эту ответственность, чтобы понять, насколько полезна для людей и затратна для бизнеса окажется подобная поддержка тех, кто в этом больше всего нуждается. После начала кризиса мы увеличили число адресатов и мощности нашего «конвейера помощи», и сегодня в трех регионах страны наше питание ежедневно получает несколько тысяч людей, причем продуктовые наборы доставляют на дом, так как сами кафе закрыты на карантин. 

Более чем за год эксперимента мы поняли, что помощь востребованна, а для больших сетей общепита такая статья расходов некритична.

Результатами нашей работы мы поделились с местным властями. Выяснилось, что власти не просто поддерживают нас, но и сами до нынешнего момента пытались найти ответ на вопрос, как накормить тех, кто оказался в сложной жизненной ситуации. Представители бизнеса в сфере производства и ритейла продовольственных товаров, а также заведения общественного питания, которым удалось сохранить свои позиции за время кризиса, вполне могут взять на себя ответственную роль «помощников» и «попечителей».

Программа может работать по алгоритму, наработанному нашими коллегами в Великобритании: агропромышленные компании, розничные магазины и заведения общественного питания отдают неликвидные продукты на благотворительные нужды. Реализация и адресная помощь происходит за счет работы волонтеров, которые по договоренности приезжают за продуктами, а затем распределяют их между подопечными группами. 

Задача благотворительных организаций — выстроить логистическую цепочку во всех регионах страны и создать такие структуры продовольственной помощи, где бизнес и волонтеры трудятся рука об руку, чтобы никто не остался голодным.

Волонтер общегородского продовольственного марафона «Корзина Доброты». Фото: Евгений Разумный / Ведомости / ТАСС

Такие проекты в России уже существуют. Например, продовольственный фонд «Русь», существующий восемь лет, сейчас сотрудничает как с добровольческими проектами, так и с крупными ритейлерами — X5 Retail Group («Корзина доброты»), «Билла» («Желтый пакет»), «Дикси» («Неравнодушные соседи»). Надо объединить эти инициативы в рамках координирующей структуры, подобной London Food Alliance.

Уверен, что социально ответственный бизнес поддержит такой национальный проект, а «Новая газета» могла бы подумать о том, как сыграть роль информационного локомотива. Но проект необходимо «вписать» в правовое поле, ведь сегодня ритейлеры просто вынуждены либо возвращать нераспроданный товар поставщику, либо утилизировать его. Во Франции, например, проблема излишков еды регулируется законодательно: магазинам с площадью более 400 кв. метров с 2016 года запрещено выбрасывать нераспроданные продукты — их следует отдавать благотворительным организациям, которые раздают продукты нуждающимся.

Если правительство и Госдума в рамках антикризисных мер введут изменения в законодательство, позволяющие запустить программу под условным названием «Скорая продовольственная помощь», то одной социальной проблемой в России станет меньше. 

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera