СюжетыОбщество

Пятна крови на простыне (18+)

Мать пятерых детей, принявшую участие в цыганском ритуале похищения невесты, обвиняют в нарушении половой неприкосновенности 17-летней девушки

11:26, 10 июня 2020

5

Елена Романова
11:26, 10 июня 2020

5

Елена Романова

Фото: РИА Новости

Жительнице станицы Крыловской Краснодарского края, матери пятерых детей Наталье Панченко грозит до 15 лет лишения свободы за особо тяжкое преступление — ее обвиняют в совершении «насильственных действий сексуального характера в отношении несовершеннолетнего лица». Так для женщины закончилась цыганская свадьба, где две семьи не сошлись в стоимости невесты.

от редакции

Фамилии членов обеих семей изменены по этическим соображениям, однако известны редакции. Изменены также имена несовершеннолетних участников истории.

Имена-фамилии остальных персонажей приводятся такими, какие они есть.

— Помогите восстановить справедливость! От этого сейчас зависит моя жизнь и жизнь моих детей! — говорит Наталья, сидя в своей старенькой «девятке» и глядя в камеру смартфона.

Выезжать из двора своего дома (станица Октябрьская Крыловского района Краснодарского края) Наталье нельзя — она под домашним арестом. Пятерых детей вскладчину кормит семья девушки. Она же на последние деньги наняла ей адвоката, потому что в январе этого года женщину на месяц закрыли в СИЗО, и стало понятно, какая опасность ей грозит. 

В сентябре 2019 года Наталья решила подработать. Знакомая цыганская семья Волковых пообещала ей две тысячи рублей за «доставку» из станицы Кущевской юной невесты. Вся община готовилась к свадьбе, Наталье, как гайдаевскому Шурику, рассказали, что она примет участие в ритуале «похищение невесты». Просьба не удивила женщину: с цыганскими обычаями она знакома, двое из ее детей глядят с фотографий жгучими цыганскими глазами. На том и сошлись. 

Наталья Панченко с семьей. Фото предоставлено героями публикации

Поехали. Невесту забрали. По дороге, как говорит Наталья, девушка на помощь не звала, прокурором не грозила, поэтому в постановочном характере происходящего сомнений не было. А в доме жениха уже все было готово к встрече: многочисленная родня собралась, чтобы посмотреть, хороша ли невеста, всем ли понравится. Наталья задержалась на подворье: отчасти из любопытства, да и обещанных денег ей сразу не отдали. 

Кульминационным моментом цыганской свадьбы считается уединение молодых в спальне, после чего на обозрение уважаемым родственникам выносят простынь. В зависимости от того, есть на ней пятна крови или нет, собравшиеся начинают готовиться или к свадьбе, или к грандиозному скандалу. 

В случае с семьей Волковых пятна крови на простыне закончились серией уголовных дел. Жених — 17-летний Олег Волков — уже осужден по статье «изнасилование несовершеннолетней», его отец ждет приговора за похищение человека. 

Третьей обвиняемой стала 39-летняя Елизавета Дрангой, которая сыграла в этой цыганской трагедии главную роль. 

Похищение 

Как рассказывает мать потерпевшей Вера Шишкова, Елизавета Дрангой — сваха. Юную Розу она увидела в доме своей приятельницы. 

Роза — настоящая цыганская красавица и даже в обычном спортивном костюмчике напоминает диковинную индийскую статуэтку: уголки длинных глаз прячутся за висками, губы — в розовой улыбке. Даже самые тяжелые слова она произносит с интонацией настоящей отличницы, хотя доучиться девочке не дали. 

— Я бы хотела закончить школу, конечно, — говорит она, глядя в сторону и близоруко щурясь. — Такого я точно не хотела. 

С точки зрения цыганской общины, главным и явным недостатком Розы считается полное отсутствие у ее семьи чего бы то ни было. Отец девушки погиб, мать воспитывает их с братом на пенсию по потере кормильца да на скудный подсобный заработок. Своего дома нет. В ту осень Вера с дочерью работали в Кущевской — ухаживали за розами в теплицах. Там-то сваха и обратила внимание на красивую девочку. 

Мать и дочь твердят, что не желали никакой свадьбы, тем более с несовершеннолетним Олегом Волковым.

По версии Волковых, молодые были знакомы, писали друг другу нежные послания, обменивались фотографиями. Главным препятствием на пути к их счастью стал калым — у жениха и его семьи не было денег заплатить за невесту.

— Я за нее хотела 500 тысяч рублей, — не скрывает Вера Шишкова. — Это наши традиции, мы их уважаем. Если нет денег на калым, но молодые любят друг друга, девушку могут украсть, потом семьи между собой договариваются — и все. 

Похищение Роза описывает так: «Вошли вечером несколько мужчин в дом, мы испугались. Я не брыкалась и не звала на помощь, потому что растерялась». Мать тоже в погоню не бросилась, хотя знала, кто и куда увозит дочь, — разговоры о потенциальном женихе со свахой были.

— По дороге машина несколько раз останавливалась, у потерпевшей была возможность позвать на помощь на АЗС. Потом колесо на дороге меняли, там тоже были люди. Но девушка этого не делала, — говорит адвокат Натальи Панченко Елена Коваль.

Оказавшись в доме жениха, Роза после поверхностного осмотра родней Волковых была отправлена, так сказать, «на более глубокое изучение». Как следует из протоколов дела, жених с задачей не справился, и вместо него завершить процедуру взялась Елизавета Дрангой, вооружившись для этого белоснежной полотняной салфеткой… В какой-то момент в спальне, где, по сути, над ребенком глумилась взрослая женщина, оказалась Наталья Панченко. 

— Как мне пояснила моя доверительница, гости засомневались, что сваха беспристрастна в этом деле. Они побоялись, что на самом деле девочка — не девственница, а сваха попытается это скрыть, например, порезав себе палец и добыв нужное количество крови, — рассказывает Елена Коваль.

— Наталья же была во дворе у Волковых, потому что ждала обещанных за поездку денег. И оказалась единственным в доме лицом незаинтересованным. Когда Наталья вошла в комнату и увидела, что делает Дрангой, она инстинктивно отбросила руку женщины от девушки и потребовала прекратить. 

Спустя два дня за Розой приехала ее мать. К тому времени она уже написала заявление о похищении 17-летней дочери, но Вера Шишкова рассказывает, что была готова смириться со случившимся, если бы увидела, что с девочкой все в порядке, та счастлива и попала в хорошую семью. Но оказалось, что дом, куда привезли новобрачную, был домом бабушки; семья жениха живет в старой лачуге. Девушка на людях подтвердила, что готова остаться, но, говорит Вера, улучив момент, шепнула ей, что хочет домой. Назревал скандал. 

— Если бы дитё сказало при всех «я не согласна», те (семья Волковых) начали бы тянуть. Я поняла, что это спектакль — дитё говорит «согласная», а мне говорит «несогласная». Я говорю (Волковым): «Нищие, украли девочку, вы о чем-то думали? Она несовершеннолетняя».

Обычно когда воруют, идешь либо отплатиться — шикарную свадьбу сделать; даже от милиции — всем сунуть. И родителям все сделать, чтобы вот так было, — Вера театрально бьет ладонью об ладонь. — Это большие нужны деньги. Деньги не бог, но они милуют.

Она подтверждает, что была готова закрыть глаза на случившееся, если бы семья жениха заплатила ей за дочку 500 тысяч. Или немедленно организовала бы «шикарную свадьбу», чтобы подтвердить новый, замужний статус и «порядочность» дочери.

Выяснять отношения в Крыловский район вместе с Верой приехали представители ее клана.

— Либо уладить, либо забрать назад, — объясняет мать девушки. — Либо забрать (Розу домой), либо решить, чтобы войны не было. Они (Волковы) говорят: забирайте заявление, а потом свадьбу поставим. 

Но цыганка не поверила соплеменникам:

— Вот сейчас говорю: дайте мне этих денег — я устрою эту свадьбу. Вот сейчас выкиньте — даю вам два часа. Не более. И не стала разговаривать.

Следствие по телу

Договориться не удалось, и, вернувшись в Кущевскую, Шишкова написала заявление еще и об изнасиловании дочери.

Экспертиза версию об изнасиловании изначально не подтвердила: как выяснилось, девушка не имела полноценного полового контакта.

Но полученных ею травм от рук свахи для кубанского правосудия оказалось достаточно, чтобы была раскрыта целая «банда» «похитителей людей» и «насильников несовершеннолетних».

Сначала Вере и ее дочери в возбуждении уголовного дела отказали: правоохранители поняли, что речь идет об обычных цыганских разборках, тем более что девушку вернули матери. А изнасилования в полном смысле этого слова не было.

Однако спустя два месяца дело было передано в Крыловской район — по месту происшествия. И началась другая история. 

В декабре 2019 года следователь Павловского межрайонного следственного отдела Следственного управления СК РФ по Краснодарскому краю Владимир Кулаженков обратил внимание на заявление Шишковой и написал рапорт о том, что 24.12.2019 года им были обнаружены в произошедшем признаки тяжкого преступления, подпадающие под п. «а» ч. 3. ст. 132 УК РФ:

рапорт следователя Владимира Кулаженкова

В ночь с 13.09 на 14.09.2019 года в неустановленное следствием время Дрангой Е.С. (…) совместно с неустановленными в ходе следствия лицами, находясь в одной из комнат домовладения, расположенных по адресу: (…), являющегося местом жительства (…), располагаясь в жилой комнате, имея умысел на совершение иных действий сексуального характера в отношении несовершеннолетней (…), ввела во влагалище последней свою руку, на которой была намотана тряпка, и стала совершать поступательные движения, а неустановленные лица путем применения физического насилия удерживали (…), тем самым содействовали насильственным действиям Дрангой Е.С.

Буквально за месяц следователю Кулаженкову удалось выявить и отправить за решетку целую банду преступников. Жених, 17-летний Олег Волков, осужден на 6 лет лишения свободы за изнасилование и похищение несовершеннолетней. Его отец — тоже Олег Волков — сейчас ожидает решения суда по обвинению в похищении девочки. «Свахе» вменяют «похищение» и «насильственные действия». Еще двое молодых людей — 1998 и 2002 года рождения — объявлены в розыск по подозрению в причастности к похищению.

Конвейер кубанского правосудия забуксовал на Наталье Панченко. Как только за дело взялся адвокат по соглашению, женщину вызволили из СИЗО: Второй апелляционный суд Краснодарского края счел доводы следователя недостаточными, чтобы держать за решеткой мать пятерых детей. Женщину отправили под домашний арест.

Тогда правоохранительная система усилила обороты. Изначально в протоколах допроса потерпевшей Наталья Панченко не фигурировала.

Роза говорила, что в темной комнате слышала какие-то голоса, Дрангой с кем-то разговаривала. И в сентябре следователи станицы Кущевской вызывали Панченко как свидетельницу — рассказать об обстоятельствах похищения. Но после того как за дело несчастной Розы взялся следователь Кулаженков, Наталья Панченко стала подозреваемой в групповом надругательстве над несовершеннолетней. 

— На очных ставках девочка говорит, что никого не видела, было темно, ей было плохо. Когда Наталья вошла и увидела, что делает Дрангой, она возмутилась — «Что ты делаешь? Ей же больно!» В этот момент девочка и слышала ее голос, — пересказывает материалы дела Ольга — сестра Натальи Панченко, которая развернула в крае целую кампанию в защиту родственницы. 

Мать Розы подтверждает, что Наталья ругалась с Дрангой и защищала ребенка:

— Она (Наталья Панченко) еще помогла девочке встать после всего этого. 

На вопрос, так ли все было, Роза, смущаясь, отвечает: «Да». 

«В суде девочка вела себя странно»

Занявшись спасением сестры, Ольга неожиданно выяснила, что большинство участников этого «громкого дела» не умеют читать. Полуграмотные подозреваемые, по ее словам, просто не понимали, что им давали подписывать следователи Павловского межрайонного следственного отдела под присмотром адвокатов по назначению. 

— С точки зрения адвоката, в этом деле происходят совершенно невероятные вещи. Я уже не говорю о том, что адвокаты по назначению защищают сначала одну сторону дела, а потом другую, что прямо противоречит ст. 51 УПК РФ. Но то, что подписывали эти люди, ни один нормальный адвокат им бы подписать не позволил, — говорит Елена Коваль. — Самое главное: преступления на сексуальной почве подразумевают получение сексуального удовольствия одной или другой стороной.

В данном же случае ни о каком удовольствии со стороны Дрангой, и уж тем более — моей подзащитной, которая случайно оказалась там, речи быть не может. Максимум, о чем можно говорить применительно к данной ситуации, — это нанесение легких телесных повреждений, не представляющих опасности здоровью. Но нас просто никто не слушает. 

О том же говорит и адвокат жениха — Евгений Ревякин. Его подзащитного Крыловской районный суд приговорил к лишению свободы сроком на 6 лет за похищение и изнасилование несовершеннолетней на основании допроса одной только Розы, которая сейчас говорит, что ни похищения, ни свадьбы не хотела, а деталей совершенного в отношении нее преступления не помнит. 

— В суде девочка вела себя странно, говорила, что ничего не помнит, и часто за нее отвечать на вопросы бралась мать, за что судья даже делал ей замечание, — рассказывает адвокат. — Когда начали выяснять, кто же написал заявление в полицию об изнасиловании, девочка говорит, что она не писала. Вызвали мать, мать говорит, что это написала ее дочка.

И тогда девочка пояснила суду, что ее мать неграмотна, умеет только ставить подпись, которую сама себе придумала.

Что касается ее показаний, то на предварительном следствии она говорила, что мой подзащитный ничего не смог сделать с ней в ту ночь, при этом показания в протоколе допроса девочки не соответствуют приобщенной к нему видеозаписи проведенного допроса, где она каких-либо показаний о совершении в отношении нее преступления вообще не дает.

Когда ее попросили в суде пояснить, что же на самом деле произошло, она сказала, что не помнит, и попросила ссылаться на тот самый первый протокол допроса. Мы требовали признать собранные доказательства недопустимыми, требовали почерковедческой экспертизы — нам было необоснованно отказано во всем. Приговор суда в настоящее время обжалуется в апелляционном порядке. 

Ольга Панченко уверена, что следователи пользовались безграмотностью подозреваемых и давали им подписывать те формулировки, которые были выгодны следствию, а ее сестру просто запугали.

Наталья Панченко с детьми. Фото: Instagram / krilovskoibespredel

— Ей сказали: если не подпишешь, опека заберет детей. Он прямо перед ней начал куда-то звонить и «договариваться» по поводу опеки. Адвокат ему помогал, советовал Наташе: «Подпиши, тебя отпустят». Она подписала, — говорит девушка. 

Ольга сейчас жалеет, что долго не предавала ситуацию огласке.

— Меня все отговаривали, говорили: поднимется шумиха, Наталье будет только хуже. А сейчас, когда пошли обвинительные приговоры, стало реально страшно. В деле нет ни одной судебной экспертизы, проведенной правильно. Нет ни одного доказательства виновности моей сестры.

Все дело построено на фальсификации протоколов допросов неграмотных цыган.

Я пыталась попасть на личный прием к Бастрыкину, в генпрокуратуру ЮФО и генпрокуратуру Краснодарского края, но из-за коронавируса никто не принимает даже по конференц-связи. Нашему адвокату даже районный прокурор отказывает в личном приеме, ссылаясь на коронавирус. В нашей стране существует огромная система, которая должна контролировать действия всех правоохранительных органов. А на деле никто даже не отвечает на указанное огромное количество нарушений! 

Из-за характера дела — нарушение половой неприкосновенности несовершеннолетней — процесс над Натальей Панченко, скорее всего, будет закрытым. Ей грозит до 15 лет лишения свободы.

Красавица Роза тем временем обживается на новом месте в одном из городов Ростовской области. Они с мамой и братом поселились в разбитой саманной лачуге и сейчас пытаются наладить быт: родственники и просто неравнодушные люди приносят им домашнюю утварь, постельное белье… 

Вера не оставляет надежды удачно выдать Розу замуж, хотя теперь, признается женщина, сделать это будет непросто. 

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#свадьба #похищение #уголовное дело #цыгане
Slide 1 of 1
Slide 1 of 1
Slide 2 of 2

выпуск

№ 26 от 12 марта 2021

Slide 1 of 11
  • № 26 от 12 марта 2021
  • № 25 от 10 марта 2021
    № 25 от 10 марта 2021
  • № 24 от 5 марта 2021
    № 24 от 5 марта 2021
  • № 23 от 3 марта 2021
    № 23 от 3 марта 2021
  • № 22 от 1 марта 2021
    № 22 от 1 марта 2021
  • № 21 от 26 февраля 2021
    № 21 от 26 февраля 2021
  • № 20 от 24 февраля 2021
    № 20 от 24 февраля 2021
  • № 18-19 от 19 февраля 2021
    № 18-19 от 19 февраля 2021
  • № 17 от 17 февраля 2021
    № 17 от 17 февраля 2021
  • № 16 от 15 февраля 2021
    № 16 от 15 февраля 2021
  • В архив выпусков «Новой газеты»

Топ 6

1.
Комментарий

Президент прислушался к тишине Какую роль сыграла посадка Навального в назначении Сергея Королева первым замом директора ФСБ

259257

2.
Колонка

Цены строгого режима В Думе хотят остановить подорожание продуктов, сажая в тюрьму покупателей

235170

3.
дата-исследование

Счастье есть За борьбой с пармезаном и польскими яблоками власти не заметили, как у россиян перестало хватать денег на продукты. Исследование «Новой» о росте цен

196230

4.
Сюжеты

«Есть такая Нина, которая все-таки смогла» История дагестанской женщины, пережившей обрезание в детстве и насилие в браке, которая добивается равноправия в родной республике

122870

5.
Сюжеты

«Вот когда деньги отняли, мы не выдержали» Младший медперсонал рассказывает «под запись» о внутренней кухне лучшей больницы Ленобласти. Чиновники эти факты отрицают

107849

6.
Комментарий

Любовь втроем: мы с товарищем майором и Антон Красовский Заявление в Следственный комитет

103030

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
;

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera