Сюжеты

Импичмент как коронакризис. Пятая серия

Сериал Александра Пумпянского о попытке свержения Трампа — специально для «Новой»

Иллюстрация: Наталья Ямщикова, специально для «Новой»

Политика2 828

Александр Пумпянскийобозреватель «Новой»

2 8289
 

Это пятая, заключительная, серия проекта. Начало читайте здесь. Вы могли подписаться на обновления о сериях по электронной почте.

Серия Пятая. Кому нужны свидетели?

Украинская пирамида Джулиани живописно разваливалась на глазах. Но даже на этом авантюрном фоне главной сенсацией, источником исчерпывающих откровений в сенатском действе мог и должен был стать Джон Болтон. Бывший помощник президента по национальной безопасности — к этому моменту Трамп уже его уволил, заявил, что он готов дать показания перед Сенатом, если его вызовут. Существенное условие. Палате представителей, которая очень хотела его выслушать, он отказал наотрез, а тут вдруг сам вызвался. Многообещающий поворот. Уж он-то знает все из первых рук. Остроты в ожидания добавляла его репутация: что-то скажет давний кумир консерваторов, бескомпромиссный ястреб во внешней политике?

На самом деле то, что Болтон может предъявить Капитолийскому суду, не было тайной. Его свидетельства уже фактически существовали, и даже в полуопубликованном виде. В виде книги мемуаров, которая должна была выйти в следующем месяце на прилавки, и из которой «Нью-Йорк Таймс» добыла нужные фрагменты. Один из них таков.

За два с лишним месяца до разговора с Зеленским президент Трамп дал ему, Болтону, указание помочь в организации кампании давления на украинские власти, с тем чтобы получить от них уничтожающую информацию на демократов. Это, пишет Болтон, произошло в ходе десятиминутной беседы в Овальном зале, в которой участвовали также и. о. главы администрации Мик Малвэни, личный адвокат президента Рудольф Джулиани и советник Белого дома Пэт Чиполлоне, тот самый, что сейчас дирижировал защитой президента и сам активно выступал в Сенате. Трамп сказал, чтобы Болтон позвонил новоизбранному президенту Украины Владимиру Зеленскому, чтобы тот встретился с Джулиани. Он так и не сделал этого звонка, пишет Болтон. (После выхода этой статьи Трамп категорически отрицал факт описанной встречи. Джулиани тоже).

Трамп был зациклен на Украине, утверждает Болтон. На нескольких страницах он описывает его убежденность, основанную на смеси надерганных событий, допущений и очевидных конспирологических теорий, в том, что Украина пыталась подорвать его шансы на выигрыш президентства в 2016 году. По мере того как он осознавал масштабы и цели кампании давления на Украину, пишет Болтон, он начал возражать…

В другом фрагменте Болтон описывает, как уже в августе Трамп сказал ему, что хочет продолжить заморозку 391 миллиона долларов военной помощи Украине, пока тамошние чиновники не помогут с расследованиями демократов, включая бывшего вице-президента Байдена и его сына Хантера.

Белый дом немедленно заблокировал выход книги мемуаров Болтона на том основании, что она содержит информацию, не подлежащую разглашению.

Трамп откликнулся серией твитов. Болтону ни в коем случае нельзя давать слово, он обиженный и может наговорить всякого… А книга его — «гадость и неправда, сплошь закрытая информация». На что ведущий вечернего телешоу Стивен Колберт поинтересовался: «С каких это пор гадость и неправда стали у нас закрытой информацией?»

Так выступит Джон Болтон перед судом Сената или нет? Верней: вызовет ли суд Сената Болтона, чтобы заслушать его показания?

Это и был камень преткновения. Это именно то, что пыталась выторговать Нэнси Пелоси, не передавая дело в течение месяца в Сенат. То, на чем настаивал Адам Шифф и вся команда «менеджеров» палаты представителей. Вызовите свидетелей, которые обладают информацией! Нет, не противников президента — его самых близких сотрудников. Всего трех — помощника президента по безопасности, и. о. главы президентской администрации и государственного секретаря. Чего вы боитесь? Что они под присягой скажут правду?

На их стороне было и общественное мнение. Как показывали социологические опросы, единственный вопрос в отношении импичмента, по которому публика сходилась, будь то демократы, республиканцы или независимые, был как раз этот: Сенат должен вызвать свидетелей на свои слушания.

Зачем? — издевательски возражала команда защиты. Это не наше, это ваше дело. Мы не Следствие, мы Суд. Следствие закончено. Если палата представителей не смогла их вызвать на свои слушания, это не наша проблема…

Лишь два сенатора-республиканца высказались за вызов свидетелей — Митт Ромни от штата Юта и Сьюзан Коллинз от штата Мэн. Общий итог голосования по этому, казалось бы, техническому вопросу: 51/49. Нет! И этот результат стал предвестником исхода голосования по главному вопросу.

Арифметика сенатского голосования изначально была наглядна как карты Таро.

В Сенате 100 членов — 53 республиканца и 47 демократов (с учетом двух независимых, всегда голосующих с ними). Для того чтобы резолюция по импичменту прошла, требуется уже квалифицированное большинство в две трети. Иными словами, 20 сенаторов-республиканцев должны были перейти на сторону демократов.

Такой диссидент нашелся — один! Митт Ромни. По первой статье обвинения он проголосовал за. О своем решении он говорил со слезами на глазах. В объяснение (оправдание) он, мормон, ссылался на совесть и Бога.

В избирательную кампанию 2012 года Митт Ромни был флагманом Республиканской партии, ее кандидатом в президенты. Сейчас он готовился к остракизму. Такую траекторию прошла Республиканская партия при Дональде Трампе. Тот немедленно разразился гневом: «Помпезный дурак…» «Использует Бога как костыль…» Ату его! (Вместо ату был хэштэг #IMPEACHMITTROMNEY).

Даже в ходе собственного импичмента Дональд Трамп — главный и непререкаемый судья у республиканцев.

Итак, счет по первой статье «Злоупотребление властью»: 48 — за, 52 — против.

По второй статье «Воспрепятствование расследованию конгресса»: 47 — за, 53 — против.

5 февраля президент Трамп был оправдан по всем статьям.

Отдельные голоса выпадали из согласного хора республиканских законодателей. Сенатор от Огайо Роб Портмен был критичен: «Некоторые действия президента в данном случае, включая просьбу к иной стране расследовать потенциального политического противника и задержание помощи Украине, были неверны и неприемлемы». На его голосовании это не отразилось.

Марко Рубио, сенатор от Флориды, признал, что «действия (президента) подпадают под стандарты импичмента». Однако это «не означает еще, что отрешение президента от должности — в лучших интересах страны». Нет, он не станет голосовать за отрешение президента, «поскольку это приведет к чрезвычайному и непоправимому ущербу нашей и без того разделенной стране».

Сенатор от Аляски Лиза Мурковски была и вовсе радикальна: «Учитывая насквозь пропартийный характер данного импичмента с самого начала, я пришла к выводу, что справедливого суда в Сенате ждать не приходится. Я не думаю, что продление этого процесса что-либо изменит… Мне грустно признавать, что как институт Сенат провалился». Ну и каков окончательный вывод? Что вызывать свидетелей в Сенат не надо, и что импичмент надо сворачивать…

Еще более парадоксально высказался сенатор от Теннесси Ламар Александер: «Если вы убеждены, что он (президент) это сделал, зачем вам (демократам) еще какие-то свидетели?»

Изысканная логика, особенно если учесть, что при реальном счете голосования, вызывать или не вызывать свидетелей: 51— против, 49 — за, сенатское уравнение зависело именно от его (или ее) голоса.

Сенатор от Теннесси все ясно понимает.

«Я думаю, что он совершил нечто действительно неприемлемое. Я думаю, для президента неприемлемо просить лидера другой страны расследовать ведущего политического противника, что он прямо признает. Я думаю, что неприемлемо даже частично задерживать помощь, чтобы подстегнуть такое расследование», — сказал он.

Стало быть, импичмент? Ничего подобного. Ровно наоборот.

«Однако это не предательство, не взяточничество, не высшее преступление и проступок». И, если этого покажется мало: «Сенат отражает страну, а страна разделена, как давно не была. Если Сенат порвет бюллетени к президентским выборам, сказав, что президенту Трампу в них не место, страна, вероятно, не примет этого. Это только подольет бензина в костры разногласий, которые у нас полыхают».

Ламар Александер не какой-нибудь выскочка из «партии чайников». Бывший губернатор, президент университета, министр образования. Что бы он, однако, ни думал, голосует он так, как голосует. И вместе с теми, кто не понимает то, что он понимает и уж точно не способен произнести вслух то, что он может, и, вообще, несет прямо противоположное. «Институционалист», «хранитель лучших сенатских традиций», он точно знает, что неприемлемо. Как, скорей всего, и то, что своим голосованием он делает это приемлемым.

Похоже, это партийная карма.

В сканированном виде логика республиканских законодателей выглядела так:

— То, что было, того не было… Во всяком случае, не было никакого quid pro quo.

— Ну да, было. Но на импичмент не тянет.

— Даже если это и заслуживает импичмента, это не в интересах страны.

И, наконец, аргумент последней инстанции:

— В год президентских выборов импичмент невозможен. Народ не поймет нас.

Логика партии причудливо извивалась, принимала разные позы. Линия партии жестко вела к назначенной цели.

Явно в порядке самооправдания сенатор Сьюзан Коллинз посулила: Дональд Трамп, конечно же, извлечет уроки из этой тяжелой истории. Судя по тому, какую тризну по врагам он немедленно устроил, он извлек совсем иные уроки. Заклятия в адрес «провалившихся бездельников-демократов» и словесное сжигание чучела Митта Ромни — само собой. Те, кто осмелился свидетельствовать на слушаниях конгресса, были уволены вчистую: принципиальная Фиона Хилл и педант посол Тейлор, подполковник Александр Виндман, слишком буквально поверивший в Американскую мечту, а заодно и его брат-близнец, и «прощай, миллион долларов» Гордон Сондленд… Ну и само собой, главный инспектор разведсообщества Майкл Аткинсон, который должен был съесть поступивший ему сигнал whistle blower желательно вместе с самим «сигнальщиком», а уж никак не передавать его в Конгресс. Был отправлен в отставку и сам глава разведслужб Джозеф Магуайр, осмелившийся увидеть в поступке подполковника Александра Виндмана проявление служебного и патриотического долга.

Реванш Трампа полный и окончательный? Поражение демократов,

наваждение демократии?

Я бы не спешил с выводами.

Однажды я уже пророчествовал в этой газете на тему импичмента (статья «Сущее наказание». «Новая газета» № 88, 15.08.2018). Попробую сделать это снова. Да и за свои слова надо отвечать.

В той статье полтора года назад я писал, что импичмент неизбежен. И не ошибся, даже когда ошибся фактически. Я писал, что он произойдет во второй президентский срок Трампа, если таковой наступит. А он состоялся уже в первый. С точки зрения результата это был явный фальстарт. Что только подчеркивает его неотвратимость.

А неотвратимость, я полагал, исходит из того, что явление и правление Трампа нарушают все правила игры. Нельзя так демонстративно прогибать государственный курс под свой личный интерес, а госаппарат ؙ— под свое капризное эго. Белый дом все-таки не Трамп-тауэр. Нельзя подменять реальность рекламой, превращать политику в скандал, а власть — в постоянно действующее ристалище и посмешище, в митинг и шоу. Это порча монеты власти — то, чего истинная элита не стерпит, полагал я. Я и сейчас так думаю.

С поправкой.

Как показал весь ход импичмента, политическая элита в сегодняшней Америке — понятие не то чтобы условное, но точно не цельное. Истеблишмент эгоистически разделен — по партийному признаку, что означает, по близости к рычагам власти, и это позиционирование диктует политический выбор сильней, чем некие высшие ценности государственного управления.

Когда-то сенаторы и конгрессмены от Республиканской партии в глаза называли Трампа выскочкой и парвеню, а сейчас они либо решили, что их личные карьеры неразрывно связаны с его успехом, либо боятся, что охлократической массой он может их раздавить в два счета — в один твит.

Отцы-основатели были далеко не безгрешны, но, закладывая в Конституцию такое крайнее средство самообороны демократии, как импичмент президента, они рассчитывали на другое качество судей. Трудно их упрекать за это. Они равняли нацию на идеализм, и в этом были правы.

Импичмент президента — это суд такого масштаба, что любой гражданин, и не в одном поколении, будет считать себя присяжным, и такого накала, что окончательной инстанцией станет историческая молва и национальная память (или забытье).

Ход истории будет выверять нынешний приговор. Это не абстракция. День, когда будет оглашено «кассационное решение» по сенатскому резюме, давно объявлен, это первый вторник после первого понедельника ноября. 3 ноября 2020 года произойдут президентские выборы. А также выборы в палату представителей конгресса, где будут переизбираться все ее члены. И выборы в Сенат, где обновится одна треть мандатов. И выборы губернаторов и местных законодателей. Они многое расставят по своим местам. Это будет срез общественного мнения — подобно срезу ствола дерева, по которому считаются его годы.

Я, к слову, тоже полагаю, что импичмент и президентские выборы в один год сочетались плохо. Можно представить себе, что бы происходило вслед за решением — отрешением… Нет, конечно же, не гражданская война, но гражданский мир, включая президентские выборы, мог быть взорван. Трамп давно убедил своих возбужденных сторонников в том, что это заговор врагов Америки, а они минитмены, призванные спасти страну по его зову. Конечно, в случае проигрыша на выборах он будет шуметь что есть мочи, что это подлог и победу у него украли. Но опровергнуть реальный результат ему уже никто не даст.

Если случится так, то контрольный пакет в грядущем поражении Дональда Трампа будет принадлежать состоявшемуся импичменту. Это будет его отложенное действие.

Это не единственный сценарий.

Ситуация в Америке меняется драматически. Когда в Капитолии шли баталии по импичменту, над всей Америкой было безоблачное небо. «Самая лучшая экономика» и «самая низкая безработица» были объективно сильнейшими аргументами в пользу победы Трампа на грядущих выборах. С той поры небеса разверзлись, грянул коронавирус вкупе с экономическим кризисом.

Кто будет хозяином Белого дома? Кажется, это главный вопрос политической баталии. А кто станет хозяйничать в конгрессе? В палате представителей демократам надо сохранить нынешнее большинство — реальная задача. И у них неплохие шансы и в Сенате. Там им надо отыграть 4 (желательно, конечно, больше) места, но у них есть фора: из 34 мандатов на кону республиканцам предстоит защищать 22, а демократам — 12.

Если представить, что Трамп чудом или юдом сохранит за собой Белый дом, но демократы при этом завладеют палатой представителей и Сенатом…

Нет, не миновать тогда Трампу нового импичмента.

Я бы не спешил хоронить американскую демократию.

Конец.

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera