Сюжеты

Сахалинская модель

Регионы с низкой плотностью населения сделали ставку на массовое тестирование. Именно у них есть шанс первыми в России взять эпидемию под контроль

Сахалин контролирует COVID, а Дагестан нет. Е. Афонина / ТАСС

Общество14 721

Елена Милашинаредактор отдела спецпроектов

14 721
 

28 апреля глава администрации сельского поселения Тебекмахи (Акушинский район Дагестана) Маджид Маджидов выложил в соцсети видеообращение к правительству и главе республике Владимиру Васильеву. «Из 2150 человек, проживающих в селе, включая 770 пенсионеров, более 1000 человек болеет простудно-вирусным заболеванием. 23 жителя села госпитализированы в Центральную районную больницу, еще 65 человек находятся на амбулаторном лечении. С марта по апрель в селе похоронили 12 человек, тогда как обычная смертность — 15–17 человек в год. С 20 по 27 апреля похоронили 8 человек, иногда по двое похорон в день».

«Невозможно на это смотреть. Невозможно смириться с нашим бессилием», — сказал Маджидов.

Видеообращение главы сельского поселения Дагестана к главе республики, в котором он рассказывает о неготовности к борьбе с коронавирусом, разошлось по соцсетям

Главу села поддержали жители, в том числе три депутата районного собрания (один из них сделал видеообращение лежа в постели — он сам болен). По их словам, в селе сложилась чрезвычайная ситуация, на 2000 жителей — один участковый врач и три медсестры, лекарств нет ни в селе, ни в районном центре, а также в соседних районах. «Приходится ездить в Махачкалу за лекарствами и добывать их там окольными путями».

Главу поселения поддержали жители. Один из них, сам больной вирусной инфекцией, рассказал о нехватке средств индивидуальной защиты медиков и лекарств. Этот тезис повторяется во всех видеообращениях их Тебекмахи. «Прошу, помогите!» 

При этом за лекарствами приходится ездить и непосредственно самим больным.

У жителей села нет возможности сдать анализы, пройти флюорографию, очередь на которую надо высиживать в Центральной районной больнице в течение 5–6 часов.

Мы связались с Маждидовым утром 29 апреля. Он сказал, что в селе ни у кого до сих пор не взяты анализы на коронавирус.

При этом глава села неоднократно обращался к руководству района, в республиканские ведомства. 26 апреля в село приехала официальная делегация во главе с первым замминистра здравоохранения Салманом Ахмедовым. Решили, что сельский детский сад будет переоборудован под госпиталь для больных, где их попытаются изолировать от здоровых жителей села.

Цветное здание — детский сад, который сначала хотели, но потом передумали переоборудовать под стационар для инфицированных COVID-19. Кадр из видеообращения депутата Тебекмахи (сам он слева)

Однако глава села через два дня в видеообращении заявил, что вряд ли эти меры спасут ситуацию, и лучше всего больных все-таки госпитализировать в районную больницу или другие больницы республики, где им окажут хоть какую-то квалифицированную помощь.

Днем 29 апреля стало известно, что на видеообращение Маджидова, в том числе из-за поднятого дагестанскими блогерами шума, отреагировали наконец республиканские власти. В село выехал мобильный медицинский пункт, у жителей стали наконец брать тесты на коронавирусную инфекцию и обследовать на наличие пневмонии, для чего в село привезли флюорограф). В районной больнице для 85 больных жителей Тебекмахи выделили койко-места.

Реакция властей

Оператор горячей линии оперативного штаба по борьбе с коронавирусной инфекцией в Дагестане пояснила «Новой», почему в селе Тебекмахи с таким опозданием начали проводить тестирование на коронавирус.

цитата

Комментарий оператора горячей линии штаба по борьбе с COVID-19 в Дагестане
 

«Тесты на коронавирус берет участковый врач по месту жительства. Тестирование проводится в том случае, если есть какие-то симптомы болезни или у человека был контакт <с зараженным>.

Так было, пока врачи сами не стали болеть, у самих врачей нет никакой защиты, они болеют, и некому брать мазки. У нас даже машины скорой помощи не успевают <сейчас> на вызовы приезжать, потому что их <вызовов> слишком много, и у всех <позвонивших в скорую> ситуация экстренная.

У нас ни ресурсов нет, ни костюмов защитных нет, ничего нет. Насколько я знаю, даже лаборанты в противочумном центре (ФКУЗ «Дагестанская противочумная станция» Роспотребнадзора.Е. М.), где делают тесты, больны».

Количество тестов  на коронавирусную инфекцию в Дагестане за последнюю неделю увеличилось в среднем с 800 до 1000 в сутки, однако такие темпы тестирования явно не поспевают за выявлением больных ОРВИ или пневмонией. Резкий рост внебольничных пневмоний фиксируют во многих районах, городах и селах республики.

Местные жители сдают анализы в передвижной лаборатории. Ее выделили после массовых жалоб, когда в селе уже было зафиксировано множество случаев заражения вирусной инфекцией

статистика

Данные муниципальных оперативных штабов Дагестана за 23 апреля
 

В Кизилюртовском районе скончались пять местных жителей с диагнозом «внебольничная пневмония легких», с диагнозом «COVID-19» умер один человек. Всего в районе зарегистрировано девять коронавирусных больных и 10 человек с признаками внебольничной пневмонии. В районе 14 заболевших ОРВИ, в том числе четверо детей.

В Кизлярском районе в городской больнице Кизляра (райцентр) с диагнозом «пневмония» находятся 152 человека.

В Хунзахском районе с этим же диагнозом на 23 апреля госпитализировали 69 человек. Всего выявлено 117 заболевших пневмонией. Коронавирус подтвердился у 17 местных жителей.

В Левашинском районе 23 апреля главный врач районной больницы Патимат Абдурашидова сообщила о госпитализации трех зараженных коронавирусом жителей Акушинского района. По ее словам, больные с пневмонией поступают в медучреждение ежедневно.

«Лечение» на дому в дагестанском селе. Фото от источника «Новой»

В Сулейман-Стальском районе, по данным местного оперативного штаба на 23 апреля, больных коронавирусом не выявлено. Но госпитализированы с пневмонией четырем человека.

В городской больнице Буйнакска 21 апреля находились 19 пациентов с положительным тестом на COVID-19. Двое из них были в реанимации. Скончались два пациента, у которых был диагностирован коронавирус. С подозрением на COVID-19 в больнице на 23 апреля находились 63 пациента, с диагнозом «пневмония» — 74 пациента.

Количество больных пневмонией превышает пациентов с коронавирусом. Люди просто не доживают до тестирования.

29 апреля Роспотребнадзор опубликовал третий сводный отчет «О тестировании на новую коронавирусную инфекцию в регионах Российской Федерации». Только за последнюю неделю количество исследований на COVID-19 в России увеличилось на 1 млн 100 тысяч тестов (в общей сложности их было проведено 3,3 млн на день отчета). В этом плане мы, на первый взгляд, строго придерживаемся рекомендаций, которые были озвучены 25 марта генеральным директором Всемирной организации здравоохранения Тедросом Гебреисусом.

Исходя из рекомендаций ВОЗ (и не только), массовое тестирование является одним из основных способов контроля распространения вируса. И по этому показателю Россия вот уже две недели занимает второе место в мире после США.

Однако все три отчета, опубликованные РПН с шагом в одну неделю, демонстрируют перекос в тестировании по стране, который свидетельствует о неблагополучной ситуации с проведением тестов в регионах, где идет стабильный прирост новых случаев заражения.

Лидером по количеству проведенных тестирований на 100 тыс. населения в России по-прежнему является Сахалинская область. Также в рейтинге топ-15 регионов — Ямало-Ненецкий АО, Камчатский край, Чукотка, Якутия, Бурятия и другие регионы, где плотность населения самая низкая в России.

Из второго опубликованного РПН рейтинга топ-15 регионов, лидирующих уже по абсолютному количеству тестов (Сахалинская область фигурирует и в этом рейтинге на 13-м месте), следует, что на них пришлось 645 155 тестов, то есть более половины из всех проведенных за неделю исследований на коронавирус в России. И даже из 15 регионов второго рейтинга только Москва, Московская область, Санкт-Петербург* и Краснодарский край входят в топ-15 российских регионов с наибольшей плотностью населения.

* В данном случае мы не учитываем показатели Москвы, Московской области и Санкт-Петербурга из-за их специфичности и отличия от всех других регионов России, в силу которых они являются не только лидерами по тестированию, но и антилидерами по приросту коронавирусных больных и, соответственно, смертей.

В других регионах с высокой плотностью населения, таких как Дагестан, Кабардино-Балкария, Чечня, Ингушетия, Северная Осетия, Крым, Севастополь и проч., количество проводимых тестов выросло за апрель незначительно или даже вовсе осталось на прежнем уровне.

Лидерство регионов Дальневосточного федерального округа, с одной стороны, объясняется тем фактом, что

они стали первыми реципиентами в России тест-систем на коронавирус. Они получили их еще в феврале, и сделано это было по понятным причинам: граница с Китаем и Японией.

Однако на сегодняшний день одной этой причины явно мало, чтобы оправдать тот факт, что, например, Сахалин уже третью неделю является лидером тестирования в России (на 100 тыс. населения).

справка

Сахалинская модель
 
Пассажиры, прибывшие на территорию Сахалинской области, после 30 марта 2020 года должны находиться в режиме самоизоляции 14 дней. Всем без исключения делают анализы на COVID-19. Фото: Максим Федоров / ТАСС

По количеству населения (488 257 человек на 1 января) Сахалин сравним с Ингушетией, однако плотность населения на острове 5,61 человека на квадратный километр против 161,24 в Ингушской Республике.

Организационно и логистически наладить процесс тестирования населения, разбросанного на большом расстоянии достаточно сложно (уж точно не проще, чем в той же Ингушетии). Тем не менее Сахалинская область на сегодняшний день показывает в разы лучший результат по ситуации с коронавирусной инфекцией, чем Ингушетия (24 коронавирусных больных на Сахалине против 769 в Ингушетии, прирост новых больных — 1 против 47 за сутки, смертность — 0 против 22 — данные на 1 мая). При этом Сахалинская область наращивает тестирование почти на 4 тысячи исследований в неделю (в отличие от Ингушетии, в которой делают от 60 до 165 тестов за сутки).

С начала апреля всем сахалинцам с подозрением на пневмонию делают не только тест на COVID-19, но и обязательную компьютерную томографию легких. Для диагностики задействовано 13 компьютерных томографов, ежедневно проводится до 450 КТ-исследований, в сутки выявляют от 6 до 20 случаев «внебольничных пневмоний». Обязательному обследованию на КТ и тестированию на коронавирус подлежат все находящиеся на карантине жители области и приезжие. На сегодня вновь выявляемые случаи коронавирусной инфекции фиксируются большей частью именно у приезжих.

Но руководство Сахалинской области и региональные силовые структуры не делают из этого драмы, не объявляют полной транспортной блокады, не корят своих жителей за то, что они возвращаются в такое трудное время по месту прописки, и не принуждают их пережидать эпидемию вдали от дома.

По большому счету пример Сахалина (и других регионов ДВФО) говорит нам всем о том, что на территории России, кроме популярной «китайской модели» противодействия коронавирусной инфекции, вполне удачно внедрен и алгоритм, которого придерживались в Корее, Японии, Вьетнаме, Тайване.

Модель, в которой ограничительные меры применяются одновременно с массовым тестированием населения, причем ставка делается не на карательные меры.

Одной только силовой составляющей совершенно недостаточно, чтобы взять под контроль распространение инфекции. В той же Чечне, например, далеко не все жители, находящиеся на карантине (а это несколько тысяч человек), тестируются. Количество исследований на коронавирус принципиально не растет (в среднем проводится около 300 исследований в сутки). Массовое КТ не организовано и недоступно, официальных сведений о «внебольничных пневмониях» в публичном доступе нет. При этом, по данным руководства оперативным штабом, за сутки в больницы Чечни поступают не менее 20–25 человек.

Только за 28 апреля в пять республиканских больниц, специально перепрофилированных под коронавирусную инфекцию (плюс две больницы срочно достраиваются), поступили жители из семи городов и районов республики. Такой географический разброс для кучной и маленькой Чечни тревожно сигнализирует как о распространенности заболевания, так и о том, что

вирус опережает власти и обесценивает все их усилия.

В селе Гойты (Урус-Мартановский район, около 19 000 населения), по словам спикера чеченского парламента Магомеда Даудова, «в каждом втором доме <выявили>  заражение». Очаг обнаружили в начале апреля и  не могли  справиться с ним три недели.  В битве с коронавирусом  «пал» даже префект Урус-Мартановского района, госпитализированный с двусторонней пневмонией. Это  свидетельствует о том, что без массового тестирования власти действуют вслепую, и одними запретительными мерами бороться с коронавирусом весьма проблематично.

Пока не будет увеличено тестирование в самых проблемных регионах страны, находящихся в группе риска именно из-за плотности проживающего там населения, ни о каком контроле над эпидемией и выходе на плато говорить нельзя. И потому оснований для оптимизма по поводу скорого смягчения карантинных мер, увы, нет.

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera