Колумнисты

Будет мягче?

Как коронавирус изменит отношение к тюремному заключению в России

Этот материал вышел в № 44 от 24 апреля 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество3 198

Искандер ЯсавеевДоктор социологических наук, старший научный сотрудник Центра молодежных исследований НИУ ВШЭ (Санкт-Петербург)

3 198
 

Коронавирусная инфекция изменит человеческие общества. Возможно, одним из ее долгосрочных последствий будет сокращение использования тюрьмы в тех странах, где во время пандемии значительная часть граждан оказалась изолированной в собственном жилье.

Фото: РИА Новости

Лишение свободы — помещение в тюрьмы или колонии — по-прежнему широко применяется в ряде стран, в том числе в России, несмотря на данные криминологов, согласно которым заключение в специальных учреждениях не имеет никакого исправительного воздействия за исключением отдельных очень редких случаев. Один из факторов, влияющих на уголовную политику, — установки граждан по отношению к преступникам и наказанию.

В России широко распространено карательное отношение к правонарушителям, выражающееся в утверждении «вор должен сидеть в тюрьме». Лишение свободы представляется большому числу граждан справедливым и адекватным наказанием, а альтернативы тюрьме и колонии — ограничение свободы, обязательные работы, исправительные работы, штрафы — кажутся чрезмерно мягкими.

Власти улавливают эту общераспространенную карательность и учитывают ее в своих решениях, касающихся уголовной политики, а также при вынесении судебных приговоров.

Между тем одним из следствий пандемии COVID-19 будет опыт ограничения свободы — пребывания дома в течение нескольких месяцев, который в России получат десятки миллионов людей. Такое ограничение даже с возможностью выйти в ближайший магазин все больше воспринимается как тяжелая мера.

Коронавирус высвечивает ценность свободного передвижения.

Поэтому можно предположить, что отношение граждан к ограничению свободы как альтернативе тюрьме изменится — запрет покидать свое место жительства или удаляться от него на определенный срок будет восприниматься как реальное наказание, сопоставимое по своей суровости с тюремным сроком. 

О необходимости постоянного поиска возможностей отказаться от тюрьмы или предельного сокращения ее использования пишут ведущие криминологи, в том числе те, кто разрабатывал финскую тюремную реформу.

В Финляндии во второй половине XX века удалось в разы сократить число заключенных посредством замены тюрьмы на другие виды наказания и сокращения тюремных сроков, и это никак не повлияло на динамику преступности. Никакого роста преступности из-за существенного смягчения уголовной политики не произошло. 

Инкери Анттила, профессор криминологии, занимавшая пост министра юстиции Финляндии и сыгравшая ключевую роль в финской реформе, последовательно отстаивала идею минимизации тюрьмы.

Тюрьма, по ее мнению, драматизирует суровость осуждения тех, кто нарушает нормы. Но для общего предупреждения преступности — главной функции, выполняемой тюрьмами, — можно обойтись и менее суровыми мерами, если обеспечена неотвратимость наказания: «Если потенциальный правонарушитель считает, что существует высокий риск быть пойманным, в этом случае даже легкого наказания может быть достаточно.

Нам следует стремиться к тому, чтобы достигать общей превенции посредством других санкций, отличных от тюрьмы. А когда тюремное заключение необходимо, нам следует использовать главным образом короткие сроки лишения свободы».

«Тюрьмы нужны, — заключает Анттила, — только до тех пор, пока (и постольку-поскольку) нет других соответствующих альтернатив.

Даже хотя тюрьмы не могут быть исключены из системы наказаний, нам следует думать о том, можно ли сократить их применение. Общество обязано постоянно искать новые альтернативы тюремному заключению, а использование тюрьмы должно быть сведено к минимуму.

Фото: РИА Новости

Те, кто настаивает, что все санкции, не связанные с лишением свободы, являются слишком мягкими с точки зрения общей превенции, вряд ли принимают во внимание тот факт, что реальная суровость санкций постоянно изменяется» (эссе Инкери Анттила «Контроль без репрессивности?»).

Именно такое изменение суровости санкций, возможно, происходит сейчас вследствие пандемии коронавирусной инфекции.

Пандемия делает более заметным и значимым вопрос, для чего помещать правонарушителей, неопасных для окружающих, в тюрьмы и колонии, лишать здоровья, связей с семьями, навыков самостоятельного принятия решений, если можно использовать другие меры наказания, включая ограничение свободы на определенный срок пределами собственного жилья? 

Мишель Фуко в книге «Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы» описывает, как эпидемии чумы в XVII и XVIII столетиях способствовали развитию тюремного дисциплинарного механизма. Если проказа породила исключение, то чума — практики строгого пространственного разделения и надзора.

Хотелось бы надеяться, что пандемия коронавирусной инфекции 2020 года будет способствовать движению в другом направлении — отказу от использования тюрьмы в случае преступлений, не связанных с насилием.

Фото: РИА Новости

Это не только сбережет значительную часть бюджетных средств, расходуемых на содержание заключенных, а эти средства особенно дефицитны из-за экономических последствий коронавируса, но и сократит ненужные страдания, причиняемые правонарушителям и их семьям, не вызвав никакого роста преступности.

Криминальные карьеры, которые начинаются с первого опыта лишения свободы, в этом случае не начнутся, что сократит поток как «первоходов», так и «второходов», обитателей колоний как общего, так и строгого режимов.

Для России эпидемия COVID-19 может быть шансом выйти из числа «стран тюрем» и перейти к гораздо более умеренной уголовной политике.

Справка:

В российских СИЗО, тюрьмах и колониях в настоящее время находятся около 517 тысяч человек.

Для возможности сравнивать страны с разной численностью граждан криминологи используют такой показатель, как число заключенных на 100 тысяч жителей. Мировым лидером как по этому показателю, так и по общему числу заключенных являются США, в которых в настоящее время 655 заключенных на 100 тысяч граждан (данные Института исследований в области уголовной политики, Биркбек, Лондонский университет).

Россия с 359 заключенными на 100 тысяч человек занимает десятое место в мире по доле заключенных в составе населения, если не считать небольшие островные страны.

Кроме США и России, к «странам тюрем», в которых много заключенных, относятся Сальвадор, Туркменистан, Таиланд, Руанда, Куба, Панама, Коста-Рика и Бразилия. Большое число заключенных в этих странах — следствие не высокого уровня преступности, а суровости уголовной политики.

Криминологические исследования показывают, что между уровнем преступности и числом заключенных нет связи.

Между тем во всех постсоциалистических странах, за исключением Беларуси, доля заключенных в составе населения значительно меньше, чем в России. Например, в Казахстане в настоящее время 157 заключенных на 100 тысяч человек, в Сербии — 156, в Украине — 147. 

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera