Сюжеты

Море закрыли на карантин

Жителям прибрежных сел под Мурманском из-за пандемии запретили ловить рыбу

Фото: PhotoXpress

Этот материал вышел в № 39 от 13 апреля 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество8 276

Татьяна Брицкаясобкор в Заполярье

8 276
 

«Люди рыбу ловили — люди рыбой жили», — рыбак Сергей Дмитриев говорит об укладе, который в Териберке не менялся никогда: ни во время холерной эпидемии XIX века, ни во время войн и репрессий ХХ века. Впервые тресковую путину териберчане встречают на берегу: море закрыто. Это значит, что есть в ближайшие месяцы будет нечего.

Запрет на выход в море на маломерных судах в связи с пандемией вовсе не тотальный. В других регионах море открыто, да и в Мурманской области, где губернаторским постановлением поморам вышел запрет на исконный промысел, крупные флота не только не прекращали ловить рыбу и возить грузы, но и входят в список системообразующих предприятий региона. Хотя, приходя на берег, моряки и вынуждены вначале провести еще 14 дней на борту судна, а лишь затем получить разрешение на сход.

Маломерный флот — другое. Де-юре к нему относится все, от катера до лодки, длиной до 20 метров и численностью экипажа до 12 человек. Де-факто это в основном моторки и карбасы — поморские лодки, с которых выходят на одну-две мили в море. На борту, как правило, один-два человека.

По закону местные жители имеют право в сутки выловить до 100 кг рыбы, но в условиях северного климата и российского законодательства это вовсе не делает их олигархами: море в тресковую путину бурное, а продать улов рыбак не имеет права, любительский лов — только для личного потребления.

В отличие от массы прибрежных городков мира, здесь продать с борта личный улов — незаконное и наказуемое дело.

Хотя государству не только никакого вреда, но сплошная польза: для многих северян это единственная возможность недорого купить настоящую свежую рыбу.

Фото: PhotoXpress

Так или иначе, именно из-за этого запрета и слова «любительский» прибрежный лов не считается отраслью региональной экономики, а проходит для чиновников, скорее, по категории «развлечения», где-то рядом с туризмом. Вот его и запретили как возможный источник заражения. Тем более что последние несколько лет в Териберку на рыбалку приезжали сотни людей со всей страны. И в антивирусные «каникулы» тоже ринулись сюда. Чиновники руководствовались благими побуждениями: дескать, оградим местных, у которых ни дорог, ни больницы, от завозного коронавируса.

Когда на одном из своих онлайн-эфиров губернатор Чибис получил десятки просьб открыть море для местных, он ответил несколько странно.

Высказался он в том ключе, что никаким заезжим рыбачкам-туристам доступ в море открывать не будет.

Как будто глава региона запамятовал, что собственным постановлением уже закрыл доступ в село иногородним, и закрытие моря бьет только по местным. Или глава региона считает, что на побережье уже не осталось своих рыбаков?

Фото: PhotoXpress

Справедливости ради, их, и правда, уже немного. Суда не стоят здесь в три борта, село хиреет, потому что никакой поддержки рыбакам нет. Люди тихо не любят приезжих, которые ведут себя по-хозяйски, шкерят рыбу на берегу и оставляют горы мусора. Кто предприимчивее, сами возят туристов на катерах. Териберчане давно считают, что они для власти второй сорт. Теперь оказалось — даже не третий, их вообще вроде как нет.

О себе напомнили: в интернете собирают подписи под петицией к Путину и Чибису с требованием вернуть море рыбакам. Ситуация тут же стала поводом высказаться политикам — от местных до федеральных. Первым отозвался депутат госдумы Алексей Веллер, выступивший на Первом канале в поддержку требований рыбаков и намекнувший, что приезжему губернатору местные чиновники подложили свинью, не разъяснив ситуации.

Выволочку Чибису устроили в несвойственном гостям Артема Шейнина единодушии — всей студией. Месседж, прозвучавший в прайм-тайм в пропагандистской программе, читается явно: после делегирования широких полномочий губернаторам им показательно напоминают, что Москва продолжает контролировать, а может и публично выпороть.

Но пока там наверху играют в игры, здесь внизу просто хотят есть. «Мне непонятен сам запрет использования маломерных судов, ведь на них мы и так изолированы. Некоторые вообще на них живут. Как человек, живущий на пароходе, может распространить заразу?» — недоумевает Сергей Дмитриев.

Прогноз погоды его расстраивает: весь апрель штормило, а на эти выходные обещают солнышко, можно было пойти ловить. В апреле-мае, когда треска подходит на небольшие глубины, за месяц обычно можно сделать всего 5-10 выходов. В остальные дни — лютые ветра.

Пограничники, которые выпускают в море лодки, промысел, кстати, не запрещают, но предупредили: акт прихода судна будут отсылать в полицию и Роспотребнадор. Дмитриев возмущается: горожанам разрешили работать, ездить в транспорте, а жестче всего прошлись по селу: «Непонятно, отчего нам запрещать ходить в море, если остальным не запрещают ходить по магазинам. Получается, поймать рыбу в одиночку с лодки — это опасно, а пойти и купить эту рыбу в полном людей супермаркете — нет?»

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera