Сюжеты

Вор должен сидеть дома

Что происходит с криминалом во время пандемии и ждет ли нас волна «преступности отчаяния»

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 38 от 10 апреля 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество42 271

«Новая газета»

42 271
 

Закрытие предприятий и массовая самоизоляция нанесли ущерб не только кафе, гостиницам и парикмахерским. Законы рынка оказались едины для всех, и вслед за законопослушными гражданами убытки наконец-то начал нести криминалитет. Как пандемию переживет мафия попрошаек, упадет ли рынок секс-услуг, какие риски испытывает наркорынок и почему коронавирус пополнит ряды трудовых рабов — узнавали корреспонденты «Новой».

Хозяева попрошаек решили «пересидеть» коронавирус вместе со всеми. Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

Урал. 7 апреля 2020 года, 13.20. На площади перед Южным автовокзалом Екатеринбурга пусто. На парковке соседнего ТЦ «Мегаполис» гуляет одинокий охранник.

В обычные дни вдоль тротуаров на улице 8 Марта рядом с автовокзалом и торговым центром усаживаются женщины с детьми, просят милостыню.

— Здесь работают цыгане, — подтверждает сотрудник ТЦ. — Они обычно появляются к семи утра и могут сидеть до позднего вечера. А потом уходят куда-то в сторону улицы Циолковского.

Если на перекрестке улиц 8 Марта и Циолковского повернуть направо и пройти до упора, придешь в небольшой цыганский поселок. Местные, правда, отрицают, что это они «работают» перед автовокзалом. А кто там «работает» — мол, неизвестно.

Но уже вторую неделю перед автовокзалом не «работает» никто. Коронавирус и массовая самоизоляция сделали попрошайничество невыгодным бизнесом: прохожих на улицах мало, зато полицейских много — часто не «своих», не тех, с кем «есть договоренности».

«Нищие» исчезли не только в Екатеринбурге.

— Если раньше у нас было 3-4 обращения в день о том, что такую-то бабушку удерживают и заставляют заниматься попрошайничеством, то теперь таких обращений — одно в неделю, — говорит руководитель волонтерского движения «Альтернатива» Олег Мельников.

«Попрошайки исчезли с насиженных мест в Москве, и при этом нигде не всплыли. Значит, их хозяева решили, что нужно "пересидеть" коронавирус».

Мельникову известен случай, когда хозяева просто «бросили» нескольких бабушек после того, как те за день не смогли заработать и тысячи рублей (средний заработок московского «нищего» сегодня — около 4000 рублей в день).

«Многие дельцы от удара не оправятся»
 

Плохие времена настали и для наркодилеров. Судя по отзывам в «даркнете», в 20-х числах марта прекратили работу десятки интернет-магазинов.

— Распространители наркотиков стали заметнее, — говорит координатор общественной организации «Общее дело» и бывший вице-президент фонда «Город без наркотиков» Евгений Маленкин. — Я хожу в магазин, хожу в аптеку и вижу, что людей на улицах значительно меньше, чем обычно. Соответственно, шансов «затеряться» у закладчиков тоже меньше. Они оголились. И их проще задержать.

По словам учредителя «Города без наркотиков» Андрея Кабанова, большинство мест, где делаются закладки, — уже «пристреляны» полицией.

Где раньше было людно — теперь пусто. Наркурьеры «оголились». Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

Нелегальные торговые площадки в условиях повышенных рисков делятся на две категории: одни ушли в «самоизоляцию», предупредив об этом своих клиентов, другие начали повышать ставки для кладменов.

— Если раньше одна граммовая закладка амфетамина в «даркнете» стоила 800–1000 рублей, то сейчас — уже 1400–1600. Это те деньги, которые получит именно кладмен, — говорит источник «Новой», знакомый с рынком наркотиков. — «Магазины» пытаются поддержать закладчиков, но эта поддержка, на самом деле, совершенно несоразмерна рискам для последних: их действительно, к счастью, стали задерживать гораздо чаще.

Получить официальную статистику МВД по задержаниям «закладчиков» не удалось. Подобные отчеты делаются поквартально, текущий квартал, в котором и стартовала охота на наркоторговцев, — только начался.

— По наркобизнесу также бьет общее безденежье, — говорит Андрей Кабанов. — И вот оно может поставить на наркотиках крест. Потому что даже когда пандемия закончится, экономический кризис останется. Уже сейчас идут сокращения, закрываются предприятия. Складывается ситуация, когда денег просто нет. А наркотики все-таки дело затратное.

«Наркобизнес от коронавируса и его экономических последствий пострадает точно, и многие дельцы от этого удара уже не оправятся», — говорит собеседник «Новой».

Демпинг на рынке секс-услуг


30 марта Telegram-канал «Лампа» опубликовал скриншот сообщения, разосланного владельцем интим-салона в центре Екатеринбурга работницам этого заведения.

из соцсетей

Владелец интим-салона — работницам


«Мы не государственная организация, а бордель с высоким уровнем доходности, и поэтому то, что вы там слушаете или читаете на ютубах о правах человека, оставьте для офисной работы за 23 тысячи в месяц. Если вы не можете выйти на смену по любой причине — штраф 10 тысяч. Заболел кот, температура, не с кем ребенка оставить. Исключения составляют по-настоящему уважительные причины: свадьба, похороны. Замену ищите самостоятельно. Не нашли? Ваши проблемы. <...> Мы сейчас работаем в непростое время, и трудовая дисциплина должна быть, как в армии».

Рынок секс-услуг от коронавируса пострадал заметно. Еще бы: любые контакты стали опасными. В то же время сами секс-работники отмечают, что выбор есть: работать или нет в период пандемии.

— Для начала нужно понимать, что откровенный криминал, когда девочек держат в неволе и заставляют заниматься сексом, из сферы интим-услуг почти ушел. Я думаю, сейчас у криминала 15–20% рынка, не больше. Большинство секс-работников — это люди, которые работают на себя, «индивидуалы», — говорит официальный представитель «Форума секс-работников России» Марина Авраменко.

По словам Авраменко, с началом пандемии коронавируса рынок секс-услуг сократился примерно на 50%.

— Остались безбашенные, которым ничего не страшно, в основном молодые. И те, у кого просто нет сбережений, и им приходится работать, — говорит Марина.

При этом работа сейчас сопряжена с высокими рисками.

«Буквально вчера звонили девочки из Санкт-Петербурга и сказали, что в салон пришел молодой человек. Сделал заказ. Они отработали. А потом он заявил, что сбежал с карантина».

Марина Авраменко прогнозирует, что рынок секс-услуг начнет восстанавливаться еще до окончания пандемии коронавируса.

— Когда люди уходили на самоизоляцию, им говорили: это продлится неделю. Неделю почти все были готовы переждать. Но потом нам сказали: нет, нужен еще месяц. И от этого заявления все обалдели, потому что на месяц ни у кого денег нет. Я думаю, рынок не только восстановится, но и станет шире: люди теряют работу, многие пойдут в интим. Я знаю девочек, которые лишились работы сейчас, и они говорят: «Раньше я *** один раз в неделю, теперь буду семь». Другое дело, что предложений станет больше, а денег у клиентов — вряд ли. И начнется демпинг. То, что стоило 5000 рублей, будет стоить 3000. Да еще и конкуренцию придется выигрывать. Хорошей жизни точно не будет.

Рабы работают


Единственный криминальный рынок, практически не почувствовавший на себе удар пандемии, — это рынок трудового рабства. Сотни людей, приезжающих в поисках работы в Москву, оказываются жертвами вербовщиков, предлагающих хорошие заработки на стройках и предприятиях по всей России.

— Этот рынок еще до пандемии заметно сжался. В том числе благодаря нашим титаническим усилиям. Но не исчез, — говорит лидер движения «Альтернатива» Олег Мельников. — Вербовщиков стало меньше. Изменились направления работы. Если раньше труд рабов был особо популярен на кирпичных заводах в Дагестане, то сейчас новое веяние: тепличный бизнес, сельхозработы.

Пандемия COVID-19 рынок трудового рабства задела лишь в части притока новой рабочей силы.

— Люди перестали ехать в Москву. Люди боятся. Думают, что Москва закрыта, и здесь бушует вирус. И мы сейчас не фиксируем новых случаев вербовки, — говорит Мельников. — В то же время понятно, что во время экономического кризиса люди беднеют, а значит, рынок трудового рабства получит новый шанс. Сейчас начнется массовый поиск работы. Безусловно, появится много кустарных производств. И криминал, конечно, будет пользоваться возможностью заработка на таких производствах.

  • Иван Жилин, спецкор, Екатеринбург

Оперативные сводки «не фиксируют роста правонарушений». Это правда? А неофициально?
 

В полдень 9 апреля в храме Ярославских Чудотворцев на Арском кладбище Казани отпевали 80-летнюю Лидию Максимовну Птицыну. Она умерла через три дня после того, как ее ограбили у подъезда дома, где она жила с сыном-инвалидом.

Пожилая женщина возвращалась из магазина, грабитель напал на нее, дождавшись, когда со двора выехал автомобиль, и убедившись, что рядом нет свидетелей.

Ограбление попало на запись камеры видеонаблюдения. Участковый опознал 32-летнего безработного, ранее уже судимого за кражу цветных металлов. Преступник задержан и отправлен в СИЗО.

Это преступление, казалось бы, не имеет никакого отношения к эпидемии и режиму самоизоляции, который в Казани жестче, чем во многих других регионах России.

Но улицы обезлюдели. И в оперативных сводках значится немало преступлений, которые могли быть совершены и в обычные дни.

Для примера. 7 апреля сотрудники уголовного розыска ОМВД России по Басманному району Москвы оперативно задержали пятерых мужчин в возрасте от 19 до 31 года, которые вошли в продуктовый магазин, загрузили в корзины еды и ушли, даже не думая рассчитаться. В отношении задержанных возбуждено уголовное дело по ст. 161 УК РФ «Грабеж», подозреваемые отправлены в СИЗО.

В этот же день, 7 апреля, сотрудники ОМВД России по столичному району Ивановское задержали троих подозреваемых, обокравших квартиру 86-летней пенсионерки. Пожилая женщина, вернувшись домой из магазина, обнаружила, что дверь в квартиру закрыта изнутри, а окно распахнуто. В квартире оказались разбросаны вещи и пропало около 100 тысяч рублей «похоронных».

Полиция сработала оперативно и задержала троих подозреваемых — ранее судимых мужчин в возрасте от 23 до 28 лет.

В московской полиции мне заявили, что, судя по оперативным сводкам, они пока не видят всплеска уличной преступности. Но это только пока.

Как поведет себя статистика преступлений, когда у людей подтают запасы продуктов и накопления, официально оценивать никто не берется.

Неофициально мнения разделились.

Одни офицеры полиции считают, что оснований для тревоги нет, другие, наоборот, опасаются увеличения числа уличных ограблений и квартирных краж.

Высокопоставленный сотрудник патрульно-постовой службы на мою просьбу дать прогноз ответил, что не видит оснований для роста преступности:

— Кого грабить? У кого есть деньги, массово выехали из Москвы на дачи и съемные дома в Подмосковье и в соседние области. У кого было что снимать со счетов, уже в первые дни сходили к банкоматам. У кого есть что брать, квартиры подключены к пультам вневедомственной охраны.

А вот оперативники МУРа (как действующие, так и отставные), наоборот, прогнозируют резкое увеличение так называемой неквалифицированной преступности.

— От безнадеги молодые люди могут пойти на преступления, — сказал мне отставной полковник, руководитель одного из подразделений. И добавил: — В последние несколько лет из мест лишения свободы освободились тысячи людей, которые в конце 90-х — начале нулевых входили в криминальные группировки. Они получили серьезные сроки, по 10–15 лет. Да, сейчас они постарели, но в колониях поддерживали здоровье, качались. Они ничего не умеют делать и, выйдя на свободу, подомнут (или уже подмяли) под себя тех, кого смогут, сколотят в банды бакланов (на криминальном жаргоне — неопытные воришки и хулиганы И. М.). Вот кто сейчас должен вызывать серьезные опасения. Вот с кем надо работать.

Еще один отставной офицер МУРа заявил:

— Если полиция и Росгвардия будут работать на износ, отлавливая не тех, кто выгуливает собак или пошел в магазин за продуктами, забыв документы, а действительно мутных типов, никакого взлета преступности не будет.

  • Ирек Муртазин

Ждем реакции


Мы направили запрос в полицию Москвы, в котором задали конкретные вопросы:

 — Какие меры предприняты ГУ МВД по Москве в целях профилактики и предотвращения уличных грабежей и магазинных краж?

— Усилено ли патрулирование улиц города?

— Ведется ли профилактическая работа среди недавно освободившихся из мест лишения свободы?

— Усилена ли оперативно-розыскная работа по выявлению преступных группировок и наркопритонов?

Ответы опубликуем.

Народ сидит дома и пьет

Красноярск. В полиции фиксируют бурный всплеск тяжкой и особо тяжкой преступности
 

На правобережье Красноярска 30 марта обнаружили тела 47-летней женщины, ее 9-летней дочери и 76-летнего отца — всех, кто жил в квартире. Все с ножевыми. Город выдохнул: вот и маньяк появился. Меж тем все, вероятно, куда прозаичней и без тайн психики, одна водка. 3 апреля задержали 32-летнего соседа убитых, он дал признательные показания, 5-го числа арестован. Ранее не судим, на учете нигде не стоял. По данным угрозыска, мужчина был пьян и убил «на почве личных неприязненных отношений». По сведениям красноярского следкома, «ранее он поддерживал с соседями ровные, бесконфликтные отношения». В соцсетях и СМИ одна версия: мужчина всегда много времени уделял сетевым играм со сценами убийств, а 27 марта губернатор издал указ о приостановке работы ряда учреждений и организаций, и из-за компьютера можно уже не вставать. Если только за водкой.

Поскольку красноярцы начинали самоизолироваться первыми в России (базовый указ губернатор подписал еще 16 марта, и уже на следующий день закрылись школы, колледжи, вузы), у краевого ГУ МВД готовы первые статданные о росте преступлений и правонарушений. За последние две недели марта, с 16-го по 29-е, он составил (по сравнению с аналогичным периодом прошлого года) 2,7%,

при этом тяжкая и особо тяжкая преступность выросла на 19%.

В полиции в связи с таким всплеском пока не упоминают экономические причины, говорят исключительно о бытовухе. Если коротко: народ сидит дома и пьет (сейчас часы продажи алкоголя ограничили — только с 10.00 до 18.00). Количество нарядов на улицах Красноярска увеличено в 1,5 раза (выходят по одной тысяче сотрудников). Вместе с тем с 4 апреля «для предупреждения распространения коронавируса» краевое ГУ МВД приостановило прием граждан участковыми уполномоченными. Гражданам рекомендовали обращаться письменно, в электронном виде через форму подачи обращений на сайте ГУ МВД.

Жизнь подразумевает движение, и в движение у заизолированных приходит крыша.

Регистрируются все новые случаи нападения на медиков скорой помощи. Больной ударил приехавшего по вызову фельдшера кулаком в лицо, через несколько дней медики приехали оказывать помощь пострадавшей в бытовом конфликте. Врач занималась ею и предлагала собираться в больницу, когда в комнату, где она осматривалась, ворвался мужчина (в квартире все были пьяные). Он напал сначала на пострадавшую, а затем схватил за волосы медсестру и ударил головой об стену.

 

Статистика, во всяком случае в Красноярске, будет далее фиксировать всплеск и мелких правонарушений — потому что сейчас составляют протоколы на нарушителей режима домашней изоляции. 26 марта, когда в Москве составляли лишь первые протоколы, в Красноярске их насчитывалось уже 190. К 6 апреля в Москве — 160, а в Красноярске — 242 и оформлено 1760 материалов на нарушителей режима. А за все время самоизоляции, по данным мэрии, к этому моменту выписано штрафов уже 246, оформлено полицией материалов — 3153.

Чья тактика верней, покажет будущее. Умерших от коронавируса пока в Красноярском крае нет, заболевших на этот час зарегистрировано 39, из них восемь выздоровели.

  • Алексей Тарасов, Красноярск

мнение эксперта

Будет ли в стране всплеск уличной преступности на фоне карантина?
 

Карантин открывает новые возможности для мелких преступников. Предприятия досуга и сервиса закрыты, а значит, полагают грабители, можно беспрепятственно проникать и забирать чужое имущество.

31 марта в Первоуральске был ограблен салон красоты «Шик и блеск». Он был закрыт в связи с нерабочей неделей. Злоумышленники похитили из салона кофемашину, плойку, два утюга, ножницы, бритву, интернет-роутер, косметическое средство для ухода за волосами и другие предметы. Изначально о нападении на салон красоты написали в группе «Инцидент Первоуральск» «ВКонтакте». В комментариях к посту местные жители обеспокоились тем, что преступление связано с началом нерабочей недели. «То ли еще будет. Мне кажется, это только начало. У нас много неадекватных», — написал один из комментаторов.

«Это начало. Скоро продуктовые магазины начнут хлопать, последствия карантина — людям надо на что-то жить», — отметил другой.

Похожий случай произошел в соседней Перми. Там 7 апреля прямо в центре города был ограблен паб Sheamus («Шеймус»). Преступник был в маске. Он разбил окно, проник в помещение, затем открыл кассу и вытащил деньги — пять тысяч рублей для размена. Как и другие подобные заведения, «Шеймус» в период самоизоляции не работает, и выручки в кассе не было. Поэтому непонятно, на что рассчитывал вор. Заодно он прихватил несколько бутылок виски. По словам сотрудника паба, это первый случай ограбления заведения за девять лет существования.

Среди бела дня
 

Особо осмотрительными нужно быть женщинам. Участились случаи нападения с целью кражи сумочек. Днем 4 апреля в Челябинске злоумышленник атаковал местную жительницу около ее дома. Преступление попало на видеокамеру. На записи видно, что женщина подходит к подъезду, в этот момент к ней подбегает грабитель в маске и пытается выхватить из рук сумку. Та не отдает, завязывается борьба. Женщина падает, грабитель протаскивает ее по асфальту, вырывает сумку и скрывается.

В том же Челябинске на карантинной неделе произошли еще два грабежа в дневное время: 31 марта и 6 апреля были ограблены два салона сотовой связи. В обоих случаях «работали» двое в масках. Они разбили витрину и украли телефоны. Общая сумма ущерба — свыше 600 000 рублей.

Похожий грабеж был зафиксирован 4 апреля и в поселке Боровском Тюменской области. Вооруженный ножом гражданин сначала хотел ограбить автозаправочную станцию. По словам продавщицы,

он пришел утром, явно нервничал, оглядывался по сторонам, из кармана торчала рукоятка ножа.

Мужчина не решился на грабеж, видимо, из-за других посетителей. Но женщина не растерялась и нажала на кнопку вызова полиции. Полицейские обнаружили мужчину в соседнем магазине, там он уже угрожал ножом продавцу и требовал деньги из кассы.

Как предотвратить волну криминала?
 

Чем дольше будет длиться режим нерабочих дней, тем больше будет хищений, считает директор Института государственного и международного права УрГЮУ криминолог Данил Сергеев.

— Можно однозначно утверждать, что пандемия отразится на преступности. Большинство жителей находятся в своих домах, офисы и магазины, в частности дорогостоящей техники, стоят закрытые, это прекрасная мишень для хищения. Что касается уличных грабежей и разбоев, то обычно такие преступления совершают не из желания заработать большие деньги, а из желания удовлетворить сиюминутные нужды: поживиться продуктами, наличными деньгами, приобрести наркотики на деньги, полученные от сбыта похищенного. С учетом наложения двух обстоятельств — снижения объема социального контроля на улице (стало значительно меньше прохожих, меньше транспорта, меньше работающих учреждений) и потери дохода частью населения — может произойти скачок уличных грабежей и разбоев.

Сергеев отмечает, что, хотя в криминал по экономическим причинам идут преимущественно маргиналы, «в случае затяжного кризиса степень вовлечения других слоев населения в криминальную активность может возрастать».

Чтобы остановить волну уличной преступности, криминолог предлагает усилить патрулирование со стороны правоохранительных органов. «Наши коллеги в Италии, например, отмечают значительное увеличение полицейского присутствия на улицах. При этом самим гражданам, владельцам бизнеса также стоит подумать о мерах, которые могут защитить их собственность, жизнь и здоровье, соблюдая простые правила осторожности», — отметил он.

Несмотря на затяжной режим нерабочих дней, люди должны помнить, что в любой момент их может настигнуть наказание за нарушение законов. «Наш коллега из Италии отметил интересный факт: на улицах Рима стало больше «собачьих следов». Это произошло не от того, что римляне стали больше гулять с собаками. Они не стали за ними убирать, так как никто их не видит. Многие действия человека обусловливаются страхом перед социальным контролем («вдруг кто увидит»). Контроля не стало, отпало и желание соблюдать нетрудную, но все же обременительную обязанность», — заключает Данил Сергеев.

Евгений Сеньшин, специально для «Новой»

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera