Сюжеты

«Грустим и ждем, когда все наконец-то закончится, чтобы снова встретиться и общаться, как раньше»

Как студенты учатся в эпоху карантина

Иллюстраторка: Маша Захарова

Этот материал вышел в № 37 от 8 апреля 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество10 724

Студенческий журнал «DOXA» специально для «Новой»

10 724
 

15 марта министр науки и высшего образования Валерий Фальков порекомендовал всем университетам страны перейти на дистанционное обучение из-за ранее объявленной ВОЗ эпидемии нового коронавируса. Когда московские и региональные вузы начали переводить своих студентов на удаленку, оказалось, что в России нет единой системы, которая позволила бы эффективно проводить занятия в дистанционном формате. Журнал DOXA собрал монологи студентов о том, как изменился университет с переходом в онлайн.

Онлайн-курсы стали привычной формой образования для большинства молодых людей. Школьники и студенты осваивают платформу Coursera, сайты проектов «Арзамас» и «Постнаука». Некоторые университеты подключены к проекту «Открытое образование», созданном при поддержке профильного министерства. Многие лекции доступны в онлайн-формате на YouTube и других видеохостингах. В некоторых вузах России перевод на дистанционное обучение рассматривается уже не первый год: например, ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов еще в 2018 предложил перевести все лекции в онлайн-формат и ввел обязательное прохождение онлайн-курсов в образовательные программы.

Тем не менее российские вузы оказались не готовы к отказу от традиционных форматов обучения.

Главной проблемой стало отсутствие единой платформы для проведения занятий. После перевода всех пар в онлайн, студенты жаловались на технические проблемы и увеличение количества работы: быстрые устные ответы превратились в многостраничные рефераты на ту же тему. К тому же студенты стали тратить больше времени на выстраивание коммуникации с преподавателем. Экзаменационные сессии, защита курсовых и дипломных работ в российских вузах до сих пор проводились только очно. Изменение формата обучения стало для университета вынужденным экспериментом, который подталкивает вузы к дальнейшей цифровизации.

Глеб Анкудинов,
студент факультета международных отношений МГИМО
 
Иллюстраторка: Маша Захарова

О неразберихе с домашними заданиями и отчетах по физкультуре

— Мы занимались и в Skype, и в Zoom, а лекции нам читали по «вебинару». Из всех самый удобный и хорошо работающий, конечно, Zoom. Там и интерфейс приятнее и не лагает, когда много людей. Правда, его надо перезапускать каждые 40 минут, потому что в бесплатной версии это максимальная длительность конференции, но в остальном просто отлично. «Вебинар» же постоянно ложится, а Skype, ну, просто тормозит, из-за этого там сложнее организовать семинар на 20 человек. Первую неделю, естественно, все было организовано не очень круто: были всякие заминки, приложения во время лекций вылетали по 4–5 раз, — но это можно понять, потому что для нашего университета все это впервые.

Мне на дистанционном обучении скорее не нравится. Трудно из-за того, что у нас нет какой-то единой системы. То есть с одним преподом ты позанимался в Zoom, допустим, потом скинул домашку ему на почту; с другим — в Skype, и домашку ему надо скидывать через старосту. Одним преподавателям пишите в Microsoft Word, другим — от руки и фоткаете или сканируете, третьим — через личный кабинет на сайте МГИМО, четвертым — вообще через Google Hangouts и Google Classroom. Обилие всех этих сайтов утомляет. Было бы гораздо проще, если бы мы все занимались на одной платформе, а домашнее задание все преподаватели спрашивали бы в одном формате. Унифицировать бы все это. А по каким-то предметам вроде физкультуры дистанционное обучение выглядит вообще смешно и убого.

Мы должны реально записывать видео, как выполняем упражнения, и отсылать их преподам.

И еще должны писать «аналитические справки». Зачем — непонятно!

К дистанционным парам сложно чисто морально заставить себя готовиться так, как к обычным: мы ведь знаем, что можно прямо на паре открыть учебник, ответить, прочитав нужный абзац, получить за это плюсик и повысить рейтинг. Так что не думаю, что знаний у меня сильно прибавится за период дистанционки, хотя я пытаюсь заставить себя заниматься как обычно. Еще ужасно тяжело сидеть по 8 часов перед компьютером. Однажды я просидел вот так на парах 10 часов: сел за компьютер в 9 утра, а встал из-за него в 8 вечера. Я подошел к зеркалу, увидел свои краснющие глаза, и мне стало страшно.

Меня не смущает отсутствие личного контакта с преподавателем. Я уехал в родной город, тут же общаюсь с друзьями и, в общем, оторванным от общества себя не чувствую. Другой вопрос в том, что не хватает социализации в вузе, болтовни на парах и перерывах и все такое, но это уже типа «скучаю по университетским друзьям» с грустным смайликом в конце.

Читайте также

Каникулы Шрёдингера. Школы учатся работать, не работая. А что будет с ЕГЭ?

 

Алексей Костюченко,
студент программы «Международные отношения» Дипломатической академии при МИД РФ
 
Иллюстраторка: Маша Захарова

Разница в часовых поясах между Москвой и Хабаровском и домашние животные на парах

— Я уехал домой в Хабаровск примерно через неделю после объявления карантина в университете, потому что показалось, что в Москве небезопасно. Разница во времени с Москвой в семь часов — это и плохо, и хорошо для меня. Я успеваю сделать все задания утром или днем, а вечером начинаются занятия. Для меня гораздо удобнее заниматься, пока все сидит в голове. Плохо только, что весь день проходит в ожидании пар, а заканчиваются они обычно в 19 часов вечера или даже в 22 часа.

После этого обучение стало совсем другим: теперь просто присылают задания, которые нужно выполнить до определенного дедлайна, еще присылают лекции и материалы для подготовки. Естественно, никакие программы не могут обеспечить эффективное обучение целой группы, не говоря уже обо всем потоке. Все это не касается иностранных языков: группы там небольшие, поэтому занятия можно проводить онлайн в прежнем режиме. Для занятий в основном мы используем Zoom, Skype и WhatsApp. Они самые простые и известные. Все мои сокурсники учатся сейчас из дома. Наши пары проходят как обычно, единственная проблема — мой кот, который уж очень любопытен и порой отвлекает меня и всех остальных. Но все получают некоторую разрядку, атмосфера становится не такая формальная, как на обычных парах! Командных заданий нет, но если появятся, то возможностей их выполнить — море, даже встречаться не нужно для этого.

Преподаватели особо не изменились. По-моему, им стало даже немного легче морально, так как они работают в «своей» обстановке. Хотя все не особо рады дистанционке, потому что

на такой паре мы успеваем сделать и пройти примерно на 30% меньше, чем на очных встречах. Теперь ты по факту должен учиться сам.

Так, конечно, было всегда, но теперь это особенно заметно. По моему мнению, очное обучение гораздо лучше. На дистанционном нет прямого контакта с человеком, а это очень сильно влияет на то, как вообще усваивается материал (и усваивается ли он). Образование в таком формате, как по мне, неэффективно, но это вынужденная мера.

Помимо учебы в Москве, я ничем особо и не занимался, почти вся моя жизнь там была связана с университетом. После перехода на дистанционное обучение мне стало нечем заняться, учитывая, что все было закрыто в срочном порядке. Но, как оказалось, общие беды могут сплотить. После перехода общение в группе затихло, так как обсуждать теперь особо нечего.

Читайте также

Ужас удаленки. Как развлекаться и работать из дома и не сойти с ума: инструкция от автора с двадцатилетним стажем

 

Михаил Коробченко,
студент направления «Лингвистика» Балтийского федерального университета им. И. Канта
 
Иллюстраторка: Маша Захарова

Об отсутствии пар и бесполезной домашней работе

— Как таковых пар у нас в университете больше нет. Нам просто присылают задания — мы выполняем. Визуального контакта с преподавателем нет, даже их отношение к нам не изменилось. В основном присылают задания через университетскую систему курсов и домашних заданий — она называется БРС или ЛМС — либо через Google Classroom. Дедлайны ставят в соответствии с расписаниями пар, но в течение дня, то есть, если обычно пара по французскому в четверг в 8:30 утра, то выполненное задание ждут в течение четверга, но не позже. Ходят слухи о внедрении дистанционных пар через Zoom, но пока ничего конкретного. Командные задания выполняем так же, как и любые командные задания на настоящих парах, но так как времени для выполнения стало больше, все делаем понемножку и потом сваливаем результаты в общий документ.

Мы ушли на карантин еще до путинских каникул и планировали не выходить как минимум до 12 апреля, поэтому его выступление не вызвало никакой реакции. Экзамены, которые были запланированы, сначала решили провести дистанционно, а теперь говорят, что они будут очно сразу после карантина.

Правда, сейчас объем заданий стал больше, но зато не приходится ездить в университет, так что сам объем труда в целом идентичный. Руководство приняло решение отправить на карантин вечером в воскресенье, 15 марта, что говорит о нем не очень хорошо.

Дистанционные занятия хуже обычных. Однозначно.

Самостоятельное изучение новых тем теперь проходит со скрипом, причем не только у меня, на это жалуется весь курс. Нет централизованной системы сдачи домашнего задания, поэтому каждый преподаватель изобретает велосипед: кто-то требует отправлять домашнее задание по электронной почте, кто-то — через Google Classroom, кто-то — через БРС. И каждый считает, что он уникален. С переходом на дистанционку я осознал, насколько бесполезными вообще бывают домашние задания, поскольку нас заваливают ими только для отчетности.

Но у нас очень живая и дружная беседа курса, поэтому ощущение комьюнити не пропало! Все стали охотнее записывать голосовые сообщения в беседе, все скучают по голосам друг друга. Менеджер направления выложила просьбу скинуть ей селфи, потому что она «скучает по нашим лицам». Вместе переживаем о том, что же будет дальше, и помогаем друг другу с ориентацией в этом беспорядке.

Анастасия Новик,
студентка программы «Медиакоммуникации» НИУ ВШЭ
 
Иллюстраторка: Маша Захарова

О том, как непросто учиться без живого общения, и о будущем цифрового университета

— Мы перешли на дистанционное обучение буквально в последний день учебы, поэтому формат занятий особо не менялся: придумывать что-то новое было некогда и незачем. В основном мы работали в Zoom, например, там мы защищали проекты по драматургии: все было как обычно, команды просто включали демонстрацию экрана и показывали презентацию, а остальные команды их слушали с выключенными микрофонами. В Zoom можно менять фон, многие ставят во время занятий туда мемы. Преподаватели вообще проводят все пары по расписанию, иногда, правда, предлагают созвониться вне занятий, но только добровольно. Так было с парами по программированию: мы что-то не успели разобрать на паре и решили в тот же день созвониться еще раз и все разобрать. Иногда мы чуть дольше держим связь после семинаров. Бывало, преподавателя в конце пары заваливают вопросами, а он говорит: «Погодите, мне нужно отойти и поставить супчик вариться», — и уходит. Думаю, самое интересное еще впереди.

Каникулы Путина нас, правда, немного смутили: не было понятно, должны мы продолжать учебу или нет.

Когда мы спросили об этом у одного из преподавателей, он сказал: «Мы подчиняемся указаниям нашей администрации, а не тому, что говорят в Кремле, поэтому работаем по плану». Мы же сейчас в одной лодке: они вынуждены дистанционно преподавать, а мы — дистанционно учиться. Всем важно было просто дать нам закончить этот модуль.

Мне кажется, на «вышку» переход на онлайн-обучение никак не повлияет, потому что у нас получше с технологиями, чем в других вузах. Изменится только облик университета. Может, «вышка» станет университетом-спасителем, который на своем примере будет показывать другим вузам, как обустраивать всю эту систему дистанционного обучения в их пространстве. У «вышки» вообще есть курс по переходу в онлайн, у меня вот на майноре не было очных лекций вообще: все проходило дистанционно, а очными были только семинары. Так что мы были к этому готовы больше остальных. Для студентов, думаю, ничего не изменится: мы вернемся в тот же университет, из которого ушли на карантин. Надеюсь, что все это скоро закончится, и мы будем жить, как раньше.

Я не отрицаю онлайн-образование, мне нравится смотреть лекции на «ПостНауке» и «Арзамасе», но это не то, чего я ждала от вуза.

Я пошла в университет, потому что хотела получить классическое образование, я его специально подбирала. Это было осознанным решением, а потом университет стал основной частью моей жизни. Из-за этого мне очень тяжело на онлайн-обучении. К тому же я учусь на «платке» и, несмотря на то, что в «вышке» онлайн-обучение очень хорошее и качественное, я хочу платить такие большие деньги не за онлайн-курсы.

Я люблю университет в первую очередь за людей и атмосферу. Сейчас это все пропало, а я расстроилась. Не могу сказать, что стало проще: больше свободного времени, как и у всех, но мой образ жизни изменился. Дистанционные занятия хуже обычных, потому что нет того самого ощущения университета, ощущения, что я в академическом пространстве. Теперь я сижу в своей комнате перед компьютером, занятия не изменились — все те же преподаватели, все те же пары, просто мы не видим друг друга. Удобно просыпаться за 10 минут до пар, но это не то обучение, которое мне нравилось. Притом я ощущаю себя частью сообщества, мы поддерживаем связь: с друзьями каждый вечер созваниваемся в Zoom, что-то обсуждаем, грустим и ждем, когда все наконец-то закончится, чтобы снова встретиться и общаться, как раньше. Нет какого-то ощущения, что все развалилось и больше не работает: Студсовет, например, остался, но в другом формате. Но я скучаю по прежнему университету. Как бы я ни ругалась на «вышку», я ее люблю, как и университетское сообщество.

Авторка: Татьяна Колобакина, DOXA, для «Новой» 

Каждый день DOXA делится в соцсетях историями о дистанционном обучении. Мы рассказываем о смешных моментах на онлайн-парах или о проблемах, с которыми сталкиваются студенты. Если вам тоже есть что рассказать, пишите в телеграм-бот @doxajournalbot!

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera