Комментарии

«Мы с вами. Мы вас не кинули»

Как выживает шоу-бизнес в условиях отмены массовых мероприятий

Онлайн-концерт группы Би-2 на YouTube

Этот материал вышел в № 31 от 25 марта 2020
ЧитатьЧитать номер
Культура

Ян Шенкманспецкор

1
 

Указом московской мэрии в столице запрещены массовые мероприятия. Аналогичные запреты существуют и в других городах. Пока до начала апреля, но никто не верит, что в апреле все кончится и жизнь войдет в прежнюю колею. И хотя подавляющее большинство концертов не отменено, а перенесено на более поздние даты, для музыкальной индустрии это уже жесточайший кризис. При самом оптимистичном сценарии тысячи артистов, звукорежиссеров, продюсеров и промоутеров будут сидеть без работы до лета. Про пессимистичный не хочется даже думать. О главных опасностях и поиске выходов из кризиса рассказывают деятели шоу-бизнеса.

«Я буду ждать свою музыку»

Онлайн-марафон в поддержку концертной индустрии «Я буду ждать свою музыку» пройдёт 3 апреля. В нем примут участие группы «Ногу свело!», Нейромонах Феофан, «Ундервуд», Светлана Сурганова и другие артисты. Смотрите трансляцию на сайте «Новой газеты». Больше информации в официальной встрече акции и на сайте Tele-club Group.

Семен Гальперин
арт-директор екатеринбургского концертного холдинга Tele-club group

— Даже в авиации и туристической отрасли нет такой полной остановки всех процессов, как в индустрии исполнительских искусств. Компании, за которыми стоят большие инвесторы — «Яндекс», МТС, Eventim — конечно, справятся. А вот организаторам, которые работают сами по себе в условном Ижевске и делают десять концертов в год, приходится совсем хреново. Ну и концертным площадкам, конечно, тоже: доходы исчезли полностью, а расходы все равно есть — зарплаты, аренда, офис.

Правительство говорит о налоговых отсрочках и отсрочках по арендным платежам за помещения, принадлежащие государству. Но частные концертные площадки редко располагаются на государственных площадях. Да и от налоговой отсрочки толку немного: она экономит небольшой процент за пользование деньгами.

Ну и если имеется в виду налог с прибыли, то прибыли не ожидается.

У нашей компании три концертных площадки в Екатеринбурге. Текущий запрет мероприятий действует 24 дня. На этих трех площадках за эти 24 дня перенеслись на более поздние сроки 40–50 мероприятий. Все эти мероприятия произойдут, но в данный конкретный момент мы получаем ноль доходов. А расходы никуда не делись. Мы же не можем завтра всех уволить. Это противоречит Трудовому кодексу, а самое главное — нам важно сохранить команду. Поэтому мы предложили сотрудникам сократить рабочий день до четырех часов и работать за половину зарплаты. Вроде бы люди отнеслись к этому предложению с пониманием. Но мы можем только предлагать. Мы не можем требовать.

Официанты, бармены, водители, охранники, техники, бухгалтеры, звуко- и светорежиссеры, пиарщики и другие люди, которые занимаются организацией концертов, — не виноваты. Часть из них работает сдельно, и их заработок напрямую зависит от количества концертов. Их тоже нельзя оставить без денег. Вопрос — откуда эти деньги брать. Они пока еще чуть-чуть есть, но если все затянется на несколько месяцев, на полгода, они кончатся.

Очевидно, что карантин будет продлен. В Москве он действует до 10 апреля, в Екатеринбурге — до 12 апреля. А мы знаем, что инкубационный период коронавируса — до двух недель. То есть снять карантин можно, если последний заболевший заболел на две недели раньше. Это 27 и 29 марта соответственно. Очевидно, что к 27 марта эпидемия не закончится. Да и организация концертов требует подготовки. Даже если завтра карантин будет отменен — мы не сможем организовать концерт послезавтра. Перезапуск всех процессов потребует времени. Переговоры по новым концертам могут длиться годами. Для серьезных концертов требуется как минимум полгода рекламы и подготовки, иначе не собрать зал.

На наших площадках уже объявлены переносы классиков английского харда Uriah Heep, немецкой металлической группы Sabaton, Дельфина, Мельницы, Нейромонаха Феофана, Матранга, Nothing But Thieves, Starset, Мгзавреби, Cream Soda, Грота, Oliver Huntemann. Во все это вложены огромные деньги, часть из которых уже не вернется. Потраченное на рекламу не вернуть точно. Гостиничную бронь можно отменить, хотя есть и невозвратные тарифы. За перелеты иностранных артистов деньги вернут, потому что большинство рейсов отменены. А вот про российского артиста, у которого слетает тур из-за карантина, авиакомпания может сказать:

«А что такого? Сообщение Москва—Екатеринбург никто не отменял. Билеты действительны, пассажиры приглашаются на посадку!»

Но главная опасность — массовые возвраты билетов. Зрители имеют право не ждать перенесенных концертов и потребовать деньги обратно, но в текущей сложной финансовой ситуации это может нас окончательно раздавить. Речь не только о нашей компании, речь обо всех.

Чтобы как-то смягчить удар, мы придумали онлайн-фестиваль «Я буду ждать свою музыку». Мы хотим обратиться к зрителям и сказать им: было бы круто, если бы вы сейчас не сдавали билеты, потому что мы собираемся все концерты провести, просто это будет позже. Мы с вами, мы вас не кинули, не предали. Сейчас концерт провести мы не можем, но можем сделать вот такую штуку онлайн. И совершенно бесплатно. Вы нас, пожалуйста, сейчас не закапывайте, пусть у вас этот билет остается, вы обязательно сходите по нему на концерт осенью.

Максим Покровский
«Ногу свело!»

— Коронавирус и карантин на нашей ситуации пока не отразились. Мы только что выпустили новый альбом «Хочу бодаться» и успели отыграть презентации в Питере и Москве. Нам повезло. Единственное, что нужно отметить, — несколько меньшее количество посетителей нашего московского концерта в сравнении с тем, что ожидалось. На настоящий момент наш ущерб составляет всего несколько сотен не купленных билетов.

Разумеется, мы не собирались ограничиваться концертами только в Москве и в Питере. Но в свое время нами было принято решение разделить события в столицах и тур по стране. Поэтому сложившаяся ситуация требует коррективов, но не означает больших потерь.

Коронавирус — большое испытание для всего человечества. Это заболевание уносит жизни людей. Нет ничего более ценного, чем человеческая жизнь и здоровье. Поэтому если бы можно было всей планетой напрячься и испытать лишения, чтобы спасти хотя бы одну жизнь дополнительно к уже спасенным, это стоило бы и стоит делать.

С музыкальной индустрией все обстоит немного иначе. Ей некоторое кровопускание пойдет только на пользу. Сказанное не отменяет моего искреннего сочувствия коллегам, которым пришлось отменить концерты.

Но музыка, какой она была, такой и останется. Коронавирус восьмую ноту в октаву не добавит. А что касается активности, то она и так почти вся в интернете. Если формы взаимодействия с аудиторией изменятся, если онлайн-концерты будут иметь спрос и, пуще того, приносить прибыль, я только буду рад.

Я за эти годы так заколебался летать, что с радостью поиграю онлайн.

Но, боюсь, придется смириться с тем фактом, что, пока все сидят на карантине, экономика страдает. Везде и повсюду. Во всех отраслях.

Владимир Ткаченко и Максим Кучеренко
Группа «Ундервуд»

Владимир:

— Ущерб есть, но он восполнимый. Конечно, некоторые концерты слетели, некоторые перенеслись на более позднюю дату. Непонятно только, насколько эта дата будет реальной. Сейчас, в конце марта 2020 года, загадывать что-то бессмысленно. Но ситуация колоссальная по напряжению, потерям и ожиданию. Закрытые границы, крушение в целом всей мировой экономики… Трудно представить даже, что будет через пару месяцев. Нужно что-то объединяющее. Надеюсь, это будет музыка, а не обнуление президентских сроков.

Максим:

— Группа «Ундервуд» долго «зарабатывала свою славу» на рынке, и первые три альбома не принесли нам почти никаких дивидендов. Поэтому выживать «как бог дает» мы умеем. Мне кажется, в России человек, сам себе зарабатывающий на жизнь, — это «битый и пуганый» человек с высокой степенью резистентности к монетарной среде. Экономический кризис — не самое плохое, что может случиться в мире с рок-музыкантом. Во всяком случае, это получше, чем попасть в «клуб 27» (музыканты, умершие в 27 лет: Джими Хендрикс, Джим Моррисон, Дженис Джоплин и другие.Ред.).

Владимир:

— Индустрия в целом умерла. Но один позитивный момент все же есть. Наконец певица Гречка стала самой популярной певицей России.

Максим:

— Музыкальная индустрия построена на живом контактном человеческом факторе. Здесь работает закон больших чисел, индустрия чувствительна к социальному, экономическому и даже климатическому параметрам, но у нее высокий потенциал адаптивности. Вспомним, как во времена великой депрессии музыканты подавались на заработки. Музыкант садился в поезд, ехал в соседний город, где встречал такого же незнакомого музыканта, который, не зная репертуара, мог только на импровизации построить музыкальную программу с коллегами. Так в конце 1920-х годов появился классический джаз и техника «джем-сэйшнов».

Социальные потрясения после распада СССР в 90-х вынесли волну новой музыки и закрепили окончательно в национальной ментальности установку на рок-исполнителей. Кризис 2008 и 2014 годов подстегнул появление рэп-сегмента музрынка. Примеров много. Кстати, как показывает опыт, поп-музыка страдает в такие периоды больше, чем инди-музыка.

Владимир:

— Уходить в онлайн перспективно, это тенденция. Человечество давно ушло в онлайн и оттуда еще не вернулось. Так что тут мы движемся в правильном направлении.

Корпоративы при обрушении экономики могут вообще исчезнуть. Останутся только два-три олигарха, которым скучно и которые захотят послушать Лепса или посмотреть балет «Кармен» у себя на кухне. Но Лепс будет в маске, а Кармен вообще испанка.

Модели поведения сейчас пока нет, поскольку неизвестны сроки выхода из карантина и прекращения пандемии. Но в любом случае унывать нельзя.

Максим:

— Исчезновение на рынке деньгоемких проектов не отменяет исчезновения профессионалов, мастерства и искусства как такового. Актуальным останется чувство собственной интуиции. Надо предугадывать, что будет через месяц: процессы ускоряются, привычные схемы разрушаются, деньги появляются в совершенно неожиданных местах. Нельзя останавливаться. Это интересно — человечество впервые ставит эксперимент: как долго все продержится, если люди во всем мире будут сидеть дома.

Две недели назад я повстречался с человеком, успешным продюсером в Москве, который развелся с женой после 10 лет брака. Он тяжело переживал развод. Я не думаю, что он сейчас впадет в еще большее уныние. Скорее наоборот — примет вызов с удвоенной злостью. Поверьте, есть вещи похуже коррекции рынка. А денег заработать успеем.

Александр Кушнир
пиар-агентство «Кушнир Продакшн»

— Не исключено, что за несколько месяцев индустрия будет уничтожена. Это красивый прогноз, но делать его пока рано. Должен пройти хотя бы месяц, чтобы мы сверили дебит с кредитом. Понятно, что ситуация крайне болезненная, но размеры разрушений будут понятны где-то к концу апреля.

Правил, по которым надо теперь играть, не знает никто — ни у нас, ни в Италии, ни в Китае, ни в Америке. И сроки окончания карантина тоже никому неизвестны. Но никто не говорит про отмены, все говорят про переносы. У кого-то хватает наивности переносить все на лето, у кого-то хватает мудрости переносить на осень. Но в любом случае задача одна — не выпасть из индустрии, из медийного пространства. Я бы это назвал финансовыми каникулами с отложенной капитализацией.

В прежней жизни это работало так: клип, альбом, ротация были рекламой концертного тура, который и приносил артистам деньги. Сейчас концерты сказали нам до свидания. Значит, надо перекраивать правила и искать новые ходы. Даже в эпоху полного отсутствия концертов можно найти способ напомнить о себе. Темы могут быть любые: ротация на радио, выпуск сингла, появление нового клипа. И все это надо расцвечивать в соцсетях.

Когда все закончится, спустя несколько месяцев, я надеюсь, не лет, эти ходы нам всем еще пригодятся, появится новый инструментарий. Как минимум активность артистов в соцсетях станет гораздо выше и разнообразней.

Мы видим, что уже трансляция «БИ-2» собрала два с половиной миллиона. У онлайна Лени Федорова очень хорошие просмотры, и есть много других примеров. Да, пока это не имеет отношения к монетизации. Но кто сказал, что так будет всегда? Завтра может все измениться.

На днях мы собрались и написали документ: пятнадцать методов пиар-активности в условиях отсутствия живых выступлений — от онлайнов в медицинских масках до квартирных концертов. В мирное время я бы не стал заниматься такими списками. Но обстановка очень бодрит, стимулирует что-то делать.

Ольга Попова
Eventful Agency

— Даже если кризис кончится к маю, индустрия в лучшем случае начнет восстанавливаться к концу года. Сейчас артисты и промоутеры дружно поголодают. А дальше рынок начнет не подниматься, а падать. Площадкам урежут финансирование, это неизбежно. В ответ они, чтобы выжить, поднимут арендную плату для промоутеров. Гонорары артистов будут падать, доходы организаторов тоже. Мы ведь все работаем на условиях предоплаты. Предоплачиваем площадки, предоплачиваем рекламу, зачастую предоплачиваем гонорары артистам. А деньги получаем с билетов уже постфактум. Поэтому даже тем, кто переживет карантин, будет элементарно нечего вкладывать в последущие ивенты. В этой ситуации без дотаций, налоговых каникул или хотя бы налоговой отсрочки не выжить.

В то, что онлайны спасут индустрию, по крайней мере, в моем сегменте (академическая музыка, фольклор, авангард, джаз), я не верю. Да это и неосуществимо технически.

В оркестре сто человек. Легко заметить, что это больше 50. Собираться в таком количестве уже само по себе опасно.

Да и брать с людей деньги за то, что они в компьютере на плохом звуке послушают музыку больших артистов — как-то странно, по-моему. Делать онлайны, чтобы люди не сдавали билеты, — ну можно. Но все равно ведь сдадут. И придется вернуть всем деньги.

Тем временем в Украине

Игорь Панасов
киевский музыкальный обозреватель, директор по развитию музыкальной премии YUNA

— Период с марта по май — это активная гастрольная фаза. У десятков артистов были запланированы туры по большому количеству городов. Перечислять пострадавших очень долго, назову только тех, чьи имена первыми приходят на ум: Оля Полякова, БЕZ ОБМЕЖЕНЬ, O.Torvald, «Один в каное», MONATIK. Непонятно, что будет с первой частью прощального тура группы «Время и Стекло». Организаторы летних фестивалей молятся, чтобы карантин окончился до июня. Перенесена с конца марта на конец мая церемония премии YUNA, где я работаю директором по развитию.

Никаких значимых решений на сегодня пока не принято. Первый конструктивный шаг сделал в этом направлении недавно созданный Украинский музыкальный профсоюз, который составил петицию президенту, где были сформулированы главные проблемы индустрии, которые спровоцировал карантин. Сейчас собираем подписи под ней. Их должно быть 25 тысяч. За два дня собрали около 260 подписей.

Большинство пока в растерянности. Их можно понять — сроки карантина неопределенные. Кто-то думает о сокращении штата компании. Кто-то просто затаился и ждет изменения обстоятельств. Думаю, больше конкретики будет после 3 апреля, когда выяснится, продлен ли запрет на массовые мероприятия.

Очевидно, что зарубежные концерты украинских групп тоже отменяются (например, тур рок-группы JINJER по Латинской Америке перенесен на декабрь 2020 года). Весенние концерты заграничных артистов в Украине тоже сдвигаются — к примеру, Editors переместились с апреля на октябрь.

Онлайн-концерты — новый и повальный тренд среди украинских исполнителей (The HARDKISS, Джамала, Сергей Бабкин и многие другие уже провели у себя эфиры). Но очевидно, что это отчаянная антикризисная мера, смысл которой — поднять настроение себе и своим слушателям. В течение ближайших пары недель она сойдет на нет, а что будет дальше, пока не знает никто.

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera