Колумнисты

Вместо бункера — в онлайн

Как пандемия коронавируса меняет мировую экономику

Этот материал вышел в № 29 от 20 марта 2020
ЧитатьЧитать номер
Экономика21 605

Максим АвербухДиректор Института прогнозирования конъюнктуры сырьевого рынка

21 6058
 

Последний раз охватившая весь мир пандемия случилась столетие назад — эпидемия «испанки» унесла несколько десятков миллионов жизней, порядка полумиллиарда человек переболело этой разновидностью гриппа.

В отличие от того случая нынешняя эпидемия опасна не для всего человечества, а для его старшего поколения. Высокая смертность от коронавируса характерна для тех, кто уже перешагнул за 60. Молодежь и средний возраст болеет, но не смертельно.

Сейчас — после того как Китай, по крайней мере официально, «победил» эпидемию, — самая напряженная ситуация сложилась в Италии, где через три недели после того, как умер первый заболевший, общее число случаев приближается к 32 тыс. (и больше 2,5 тыс. смертей).

Развитые демократические страны не могут позволить себе столь жестких мер по отношению к населению, как авторитарный Китай. Поэтому эпидемия там будет длиться дольше, и в силу этого будет больше количество умерших.

Но понятно, что если Китай справился за 2 месяца, то Италии и США понадобится для этого максимум полгода. В реальности же речь будет идти о 3–4 месяцах. Но рассмотрим именно крайний вариант.

В Италии, как мы видим, умирает в среднем порядка 500 человек в неделю. За 6 месяцев количество умерших составит 12 тысяч человек. Для США, чье население в 5,5 раза больше итальянского, количество умерших составит тогда порядка 66 тысяч. Тем более, несмотря на Трампа, который вплоть до обрушения рынков относился к коронавирусу по принципу «грипп страшнее», у США будет больше времени, чем у Италии, на принятие мер. Так что количество умерших в США скорее будет меньше 66 000 человек, чем больше. Тем более, что и плотность населения США поменьше, чем в Италии.

Но влияние эпидемии на экономику будет огромным, о нем и поговорим.

Фото: EPA

Вирус все спишет

13 марта, через два месяца после официального начала эпидемии, Китай отчитался, что «…95% крупных и 60% средних и мелких компаний за пределами провинции Хубэй возобновили производство после закрытия на карантин». Известно также, что на пике эпидемии, в феврале, продажи новых автомобилей рухнули в 5 раз по отношению к февралю 2019 года. Государственная нефтяная компания CNPC заявила, что в феврале ежедневный импорт нефти Китаем сократился на 2 млн баррелей.

На 26 февраля было известно, что «…к работе в Китае приступили в той или иной мере (часто с сильно сокращенным штатом) 80% крупных предприятий и 30% средних и малых предприятий». То есть в конце февраля полностью не работало 20% крупных предприятий и 70% средних и малых. Если эти данные верны, то с учетом структуры китайской экономики это означает, что

на пике эпидемии ВВП Китая сократился на 40%.

В США, чтобы хотя бы на время приостановить вызванный угрозой коронавируса крах рынков, ФРС за два дня вбросила в экономику полтора триллиона долларов и снизила до нуля ставку, по которой кредитует банковскую систему. Но Трамп требует большего — даже не обнуления ставки, а выведения ее в отрицательную область, угрожая в противном случае отправить в отставку главу ФРС Пауэлла.

Собственно, с учетом вызванного эпидемией гигантского спада в экономике Китая в феврале этого года Трампа можно понять. Лучше угроза инфляции и даже будущей стагфляции, чем сокращение ВВП в год выборов на 2,5–3%.

В принципе, Трампу стоило бы молиться на коронавирус, но он долгое время просто отрицал его существование, заявляя, что «произойдет чудо, и этот коронавирус исчезнет сам по себе так же, как и появился». В сентябре прошлого года начался спад в промышленном секторе США, в феврале индексы показали его же в секторе услуг, и только стройка — благодаря сверхдешевой ставке ФРС и новому «количественному увеличению» — еще росла.

Но, по сути, можно уверенно сказать, что экономика США в конце 2019-го — начале 2020 года вошла во всеми ожидаемую циклическую рецессию. И случилось это в год выборов президента и Конгресса. Спад в экономике в год выборов ставит крест на шансах любого президента: даже сверхпопулярный вследствие только что случившейся победы над Ираком Буш-старший проиграл Клинтону из-за небольшого спада в экономике (хотя и спойлер Буша, независимый кандидат Росс Перо, внес свой вклад в победу Клинтона, оттянув на себя часть голосов республиканского электората).

И вот тут-то на помощь Трампу пришла эпидемия коронавируса, на которую, как на стихийное бедствие, он мог списать все: и обвал на рынках, и спад в экономике. В итоге Трамп понял это и предпринял ряд активных действий по борьбе с коронавирусом, но своей изначальной позицией он «смазал» для избирателя впечатление.

Но опять же вполне вероятно, что ситуация в США будет развиваться по следующему алгоритму:

  • эпидемия завершится летом;
  • вслед за чем последует мощный восстановительный рост;
  • у пережившего эпидемию населения настроение будет на подъеме;
  • республиканцы убедят себя, что это «Трамп спас Америку».

И совокупно все это позволит Трампу переизбраться. Тем более если демократы проявят глупость и не предложат Сандерсу пост вице-президента, что заставит проигнорировать выборы немалую часть его многочисленных сторонников.

Вопрос в том, что произойдет с циклическим спадом в экономике. Вольется ли он в вызванный эпидемией спад и «отыграет» свое вместе с ним, либо же вернется после нескольких месяцев восстановительного роста? Ведь накопленные экономикой США за десятилетие роста проблемы и перекосы, которые и являются стандартными причинами циклического спада, никуда не денутся. А ФРС между тем исчерпает к тому времени весь свой инструментарий, залив экономику деньгами и понизив ставку до нуля (а то и ниже, как того требует Трамп).

С развитыми странами все более-менее понятно. Японии вообще удалось не допустить развития эпидемии, несмотря на достаточно тесные связи с Китаем и Южной Кореей, где количество выявленных больных достаточно велико. Евросоюз и США переживут ее с большими потерями в экономике и небольшим — относительно всего населения — количеством смертей. А вот что с остальными миром? Например, с Африкой, Индией и Южной Америкой.

В Африке, несмотря на незавидное состояние здравоохранения, все не так уж плохо. Просто в силу того, что средний возраст населения Африки составляет сейчас 20 лет. Африка очень молодая. Эпидемии там негде разгуляться. В Бразилии, самой населенной стране континента, где коронавирусом заболел даже президент, ситуация может стать угрожающей: средний возраст бразильца составляет 31 год, и в стране высока доля тех, кому больше 60 лет. Средний возраст населения Индии, страны, где гигиенические привычки населения, мягко говоря, далеки от идеальных, а религия фаталистична, составляет 29 лет. Опять же в Индии очень высока плотность населения, что увеличивает поражающую силу эпидемии. Какова ситуация с коронавирусом в России, мы узнаем после 9 мая.

Требуются роботы

Эпидемия нанесла сильнейший удар по туристической отрасли, доля которой в мировом ВВП составляет около 2%. Больше того, пострадали все секторы экономики, так или иначе связанные с передвижением людей, а также индустрия развлечений и питания вне дома. В ВВП США доля развлечений, туризма и общественного питания составляет более 4%.

С розничной торговлей ситуация сложнее, здесь пострадают не столько продажи продуктов питания, сколько продажи товаров длительного пользования. Во Франции уже распоряжением властей закрыта любая торговля, кроме необходимой для выживания. В странах, где нет таких жестких мер, население минимизирует походы в магазины, но без продуктов ему не обойтись, а вот с телевизорами и стиральными машинами можно и подождать. Равно как и с автомобилями. В экономике США доля товаров длительного пользования составляет около 6%.

Пострадают профессиональные и бизнес-услуги, чья доля в ВВП США превышает 10%, но зато вырастет спрос на услуги медицины. Под ударом окажутся транспортные перевозки (около 3% экономики США, вместе со складскими услугами) и оптовая торговля.

Нанесенный эпидемией удар по экономикам развитых стран (и Китая) столь силен, что правительствам придется всерьез пересмотреть свою политику в отношении здравоохранения, где последние десятилетия проводилась политика минимизации: лучше за счет налогов содержать больше медицинского персонала, чем нужно «в моменте», и иметь избыток койко-мест и медицинского оборудования, чем терять десятки процентов ВВП во время эпидемии.

Корпорации и государство будут инвестировать в сервисы, обеспечивающие возможность быстрого переключения в режим удаленной работы на дому десятков миллионов офисных работников, а школьного и вузовского образования — в режим дистанционного обучения.

Дополнительный стимул получит роботизация торговли — в постэпидемическом будущем массовое появление полностью автоматизированных магазинов без человеческого персонала. А также еще большую долю отрежет у обычной розничной торговли торговля онлайн.

Ускорится развитие индустрии роботизированной доставки товаров и продуктов от склада условного Amazon до жилья покупателя. В более быстром темпе пойдет даже роботизация промышленного производства. Тут интересны совмещающие технологии, где работают робот и человек, но в случае кризисной ситуации может (пусть и с меньшим КПД) работать только робот, управляемый, скажем, тем же человеком, но уже из дома.

Потребуются новые технологии обеззараживания воздуха в небольших замкнутых помещениях типа салона самолета и помещений круизного лайнера. Либо же развитие пойдет по другому пути, и в прогулочных лайнерах будут менять систему вентиляции с общей для всех на локальную, при собственном заборе воздуха в каждую каюту и собственной его оттуда вытяжке.

Появится спрос на усовершенствованные технологии общения на небольшом расстоянии, общего разговора группы, где каждый участник находится от других на безопасном расстоянии в несколько метров. В реальности речь может зайти о вживлении чипа мобильного общения в режиме конференции.

Если развитые страны проявят известную разумность, то вложатся в развитие массовой медицинской диагностики, каковую в бедных странах придется осуществлять за счет спецпрограмм ООН. И, конечно, мощный допинг получит индустрия развлечений на дому — компьютерные игры, стриминговые видео и т.п.

Спасибо, что прочли до конца

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera