Репортажи

Выйти из аута

Как сегодня живет фонд «Я особенный», у восьмидесяти воспитанников которого чиновники отобрали центр для реабилитации

Фото предоставлено фондом

Общество597

Иван Жилинспецкор

597
 

Уже седьмой месяц екатеринбургский фонд «Я особенный», помогающий детям с расстройствами аутистического спектра (РАС), ютится в небольшом кабинете в офисном здании на улице Куйбышева. В дальнем правом углу — стол директора Александрины Хаитовой; на подоконнике — ряды папок с документами; в левом углу — мягкий детский городок: домик, горка и лесенка.

Семь месяцев назад, в августе прошлого года, фонд лишился помещения, где его сотрудники занимались с восемьюдесятью детьми. Там были классы дефектолога, психолога, логопеда. Были кружки по шахматам, робототехнике и рисованию. Работали социальные педагоги. Все это было бесплатным для родителей: фонд специально зарегистрировался в качестве поставщика социальных услуг, чтобы быть доступным, — у Хаитовой самой три ребенка с РАС.

Работу фонда должно было оплачивать свердловское министерство социальной политики, притом — по совершенно копеечному прайсу: 23 руб­ля 30 копеек — за одно занятие «по обучению родственников практическим навыкам ухода за тяжелобольными», 4 руб­ля 53 копейки — за «проведение занятия по обучению доступным профессиональным навыкам». Но и эти деньги чиновники выплачивали с задержкой: придирались к техническим ошибкам в документах — вплоть до опечаток. К августу 2019-го фонд не получил денег за апрель, май, июнь и июль. Не смог оплатить аренду помещения. И арендодатель просто выставил детей и педагогов на улицу.

Найти новое помещение для занятий с детьми фонду пообещали сами чиновники. Ответственность за поиск в правительстве возложили на вице-губернатора Павла Крекова.

Но прошло семь месяцев, а помещение — не найдено. Екатеринбург — город маленький, где уж тут найти место для особенных детей.

— С Аленой мы теперь никуда не ходим, только в общеобразовательную специализированную школу. Там есть кружки, но они — для тех, кто учится с утра, а мы учимся во вторую смену и на них не попадаем, — говорит Татьяна Шабанова, в фонде «Я особенный» у нее занимались дочь и сын. — Есть еще кружок домоводства, но там очень много народа — Алена стесняется. И ей нужно много времени, чтобы освоиться, а на кружке этого времени нет.

Сына Мишу Татьяне удалось пристроить на секцию бокса. Но это, конечно, — не полноценная реабилитация.

— Очень жалко, что центр [«Я особенный»] закрыли. У Алены был серьезный прогресс: раньше она боялась людей, а после занятий в центре стала куда более контактной и общительной. Даже в школе: уже и детей видит, и звонки слышит. Более приспособленной к жизни стала.

Александрина Хаитова. Фото: Галина Соловьева

Директор фонда Александрина Хаитова говорит, что большинство подопечных фонда после закрытия реабилитационного центра — просто сидят по домам.

— Сюда, вот в этот кабинет, к нам продолжают ходить пятеро детей. Мы с ними занимаемся в левом углу. Еще к пятерым мы выходим на дом. Для того чтобы охватить надомными занятиями больше семей, нужны деньги. Но министерство и сегодня затягивает с выплатами, причем до смешного: нам никак не могут выплатить 70 000 рублей за занятия с теми детьми, кто к нам до сих пор ходит. Причины прежние: какие-то опечатки в документах, ошибки, что-то еще.

Невыплата 70 000, впрочем, полбеды. Осенью прошлого года министерство социальной политики и вовсе пыталось отсудить у фонда 12 000 рублей за якобы не оказанную детям услугу «обучения навыкам самообслуживания, общения и контроля». Фонд в суде доказал, что услуга оказывалась.

— Пока мы боролись за свои копейки, параллельно изучали ситуацию с оплатой работы государственных реабилитационных центров. И обнаружили, что один такой государственный центр, который посещают 30–40 детей с аутизмом, может обходиться бюджету в 146 миллионов рублей в год. Наш центр посещало 80 детей, и в год мы обходились государству в 8–9 миллионов рублей, — говорит Хаитова. — Почему такая разница? Раздутые штаты — на каждую функцию по специалисту или по отделу. С зарплатами, больничными, отпусками.

Мы справлялись с работой ввосьмером, а в государственных центрах только административного персонала — десятки человек.

При этом они не заинтересованы брать много детей — ведь деньги все равно будут. А мы получали деньги только за фактически сделанную работу. И это правильно.

Александрина отмечает, что после того, как у фонда «Я особенный» начались неприятности, к ней стали обращаться руководители других частных реабилитационных центров.

— Они спрашивают: «А как стать поставщиком социальных услуг? Нам кажется, что это правильная модель». Люди из других регионов стали писать с тем же вопросом. Кто-то, наверное, думал, что эта ситуация нас закопает, но оказалось, что мы семена — только проросли.

Фото предоставлено фондом

Оставшись без центра, в фонде придумали новый проект — «Служба Тьютор».

— Это будет интернет-портал, который призван соединить родителей особенных детей со специалистами. Принцип прост: родитель заходит на сайт, заполняет небольшую анкету, и ему выдается список врачей, социальных педагогов, логопедов и всех-всех-всех, кто ему может помочь. И он сам дальше выбирает, к кому обратиться. Это очень важно, потому что самая большая проблема для семей с такими детьми, особенно в малых городах, — в том, что они живут в коконе, не знают, где искать помощи.

О поисках помещений под центр, которые ведет правительство Свердловской области, Александрина говорит так: «Осенью меня вызывали на совещание, расспрашивали, какое именно помещение и на каких условиях нам нужно. Я сказала: покупайте за счет бюджета, ставьте на свой баланс и дайте нам заниматься с детьми на прежних условиях — бесплатно для семей. Помещения в городе есть. Стоимость — около 30–40 миллионов рублей. Часть мы готовы заплатить сами: у нас есть 1 миллион, 4,5 миллиона мы можем взять в кредит. Мне сказали: «Ну хорошо, будем вести переговоры». Результата нет. Сейчас звоню — все ответственные лица в отпусках или «не могут говорить».

есть обновление

Ответ правительства Свердловской области
 

Министерство социальной политики Свердловской области совместно со специалистами различных ведомств оказывает содействие благотворительному фонду «Я особенный» в поиске помещения для осуществления деятельности организации. В рамках этой деятельности организован и проведен просмотр четырех помещений. Однако, учитывая высокие требования к обеспечению площади элементами доступной среды для людей с ограниченными возможностями здоровья, подбор помещения для организации продолжается.

Сторонней коммерческой организацией Свердловской области благотворительному фонду «Я особенный» оказана спонсорская помощь в части компенсации расходов на аренду помещения. Имущество благотворительного фонда при содействии Министерства социальной политики на безвозмездной основе передано на хранение Свердловскому отделению общероссийской общественной организации инвалидов «Всероссийское ордена Трудового Красного Знамени общество слепых».

Обновлено — 14:14 мск
17.03.2020

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera