Сюжеты

Серые крестоносцы

Как Москва в попытках сохранить свое влияние на Балканах подпитывает церковные протесты в Черногории

Протесты из-за церковной реформы в Черногории. Фото: EPA

Этот материал вышел в № 23 от 4 марта 2020
ЧитатьЧитать номер
Политика

Александр Солдатовспециально для «Новой»

3
 

Церковный фактор может стать причиной политической дестабилизации в самом центре Европы, внутри НАТО. Протесты против нового закона о религии не стихают в Черногории уже третий месяц. Стороны конфликта признают, что без активного участия Москвы тут не обошлось...

«Одна и та же рука действует в Черногории и Украине», — загадочно выразился «министр иностранных дел» РПЦ митрополит Иларион (Алфеев), посещая 18 февраля Белград. Расположенную в этом городе Сербскую патриархию РПЦ считает своим главным союзником, после того как почти все официальные православные церкви стран Восточной Европы «предали» ее, перейдя на сторону «проамериканского» Константинопольского патриархата. И маленькая курортная Черногория, где россияне охотно приобретают дачи на море, не исключение.

В 2017-м страна вступила в НАТО, несмотря на предпринятую годом ранее при участии российской агентуры попытку госпереворота (об этом говорится в приговоре Верховного суда Черногории, заочно осудившего граждан РФ Эдуарда Шишмакова и Владимира Попова). Теперь власти страны стремятся вернуть символически значимый статус автокефалии национальной православной церкви, освободив ее от постколониальной зависимости от Сербского патриархата (СП).

Случайно или нет, но почти одновременно с Иларионом Белград посетил министр обороны РФ Сергей Шойгу. Сербия, хоть и с оговорками, остается последним стратегическим оплотом РФ на Балканах. Однако в стране набирают вес проевропейские силы, и Москве становится все сложнее удерживать Белград в зоне своего влияния.

«Церковная тема» в этом деле может оказаться очень полезной, поскольку апеллирует к самым основам сербского национального самосознания и постимперского синдрома — подобной российской ностальгии по утраченной «великой державе». РПЦ и МИД РФ призывают сербов «не отдавать святыни» в Черногории, утверждая, что руководство этого молодого независимого государства предало сербское национальное единство «в угоду Западу».

Параллель с российско-украинской повесткой очевидна, и митрополит Иларион предсказывает: президент Черногории Джуканович «закончит как Порошенко».

Влиятельный арабский телеканал «Аль-Джазира» констатирует, что Черногория стала новой мишенью в геополитической игре Москвы: «Из-за этого на Украине вот уже шестой год ведется вялотекущая война, а Грузия лишилась больших территорий... Россия ведет свою гибридную войну в Черногории альтернативными империалистическими методами, с помощью православия».

История вопроса

Церковная лавка в Черногории. Фото: Александр Солдатов, специально для «Новой»

До 1918 года, когда Черногория была аннексирована Сербией, Черногорская церковь имела фактическую автокефалию. Ее отношения с сербскими соседями то ухудшались, то улучшались, но в конце XIX — начале ХХ века Черногорского митрополита рукополагали уже в Петербурге без участия Сербии. До середины XIX в. Черногорское княжество оставалось единственным на Балканах теократическим (точнее — иерократическим) государством: им управляли князья-митрополиты. Во времена квазиимперского сербского государства — сначала монархического, а потом социалистического — все монастыри и храмы Черногории взял под свой контроль Сербский патриархат, который в своем нынешнем виде сформировался лишь в 1920 г.

Среди приверженцев этого патриархата распространено отрицание самостоятельности черногорских народа и государства, подобно тому как в РПЦ любят говорить о «русском мире» и «триединстве русского народа».

При распаде Югославии Черногория дольше остальных «союзных» республик сохраняла единство с Сербией — вплоть до референдума о независимости 2006 года. Но о возрождении древней церковной автокефалии группа черногорских клириков и мирян заявила значительно раньше — на Церковно-народном соборе 1993 г. С 1997 г. «непризнанную» Черногорскую церковь возглавляет ее нынешний предстоятель митрополит Михаил (Дедеич). Почти за 30 лет этой церкви удалось получить от властей либо построить всего порядка 15 храмов. Количество же церковных объектов СП в Черногории превышает 650!

Будучи крупнейшим религиозным объединением страны, СП упорно уклоняется от черногорской государственной регистрации, а его священники-сербы отказываются от видов на жительство в Черногории и не платят налоги, фактически находясь на нелегальном положении. Остальные 20 религиозных объединений Черногории благополучно зарегистрированы. Еще одна странность. В стране действует 4 епархии СП, но только одна из них полностью расположена в пределах страны. 3 других охватывают территории как Черногории, так и соседних Сербии либо Боснии и Герцеговины. Это обрекает последователей СП в Черногории на системный конфликт с государством.

Черногория. Фото: Александр Солдатов, для «Новой»

Митрополит против президента

Президент Черногории Мило Джуканович обвиняет СП в намерении сохранить религиозную монополю в стране, которая уже давно независима от Сербии и двигается иным геополитическим курсом. В своей борьбе за признание Черногорской церкви он обещает брать пример с Украины. По инициативе Джукановича поздним вечером 27 декабря 2019 г. Скупщина — парламент Черногории — принимает новый закон о свободе вероисповедания. Подобно Петру Порошенко, сыгравшему ключевую роль в признании автокефалии Украинской церкви, Джуканович действует в условиях цейтнота: в 2020-м в Черногории пройдут парламентские выборы. Среди населения северных и центральных регионов страны растут просербские настроения, так что опасность поражения партии Джукановича велика. Так, просербские и антисербские силы в Черногории в равной мере оказались заинтересованы в обострении ситуации, чтобы мобилизовать электорат.

Закон в парламенте удалось принять лишь после драки, устроенной 17 просербскими депутатами, которых в конце концов задержала и вывела из зала полиция. Копья ломаются вокруг 62-й статьи закона, объявляющей государственной собственностью все церковные здания, принадлежавшие Черногории до 1 декабря 1918 года, — момента ее аннексии Сербией. Сейчас СП «стихийно» владеет примерно 650 зданиями, со статусом которых в течение года будет разбираться кадастровая служба. «Религиозная община, — говорится в законе, — продолжает использовать объекты и землю, подлежащие регистрации, до решения государственного органа, уполномоченного принимать решения о... распоряжении этими объектами и землей».

Этих строк оказалось достаточно, чтобы Сербский патриарх Ириней заявил о «государственном терроризме» со стороны Черногории,

а десятки тысяч людей по всей стране начали выходить на улицы под сербскими флагами и с однотипными плакатами: «Не отдадим наши святыни!» Понятно, что черногорское государство не собирается да и физически не сможет «выгнать» верующих СП из сотен храмов. Речь идет только об упорядочивании статуса объектов недвижимости с последующей — уже законной — передачей общинам.

Черногорская полиция не ведет официальной статистики акций протеста против нового закона. А организаторы все время «поднимают планку»: если поначалу они говорили о 70 тысячах участников по всей стране, то в прошлое воскресенье, 23 февраля, побили рекорд. На вечернее шествие-молебен якобы вышло более 200 тысяч человек при населении Черногории в 630 тысяч. Акции устраиваются только по вечерам, когда уже темнеет, в четверг и воскресенье, и выглядят очень эффектно. В обязательном порядке они проходят в столице — Подгорице, а в других городах — по очереди (на каждую акцию в каждом городе участников не хватает). Для желающих приехать в столицу неизвестно кем предоставляются бесплатные автобусы, на акциях выступают приглашенные «поп-звезды».

Выборы президента Черногории в школе имени Горького в Подгорице. Фото: РИА Новости

Например, 23 февраля топ-спикером в Подгорице был архимандрит Савва из Косово, который призывал хранить сербские язык и веру — чтобы «не было как в Косово». Об очередном молебне оповещают отпечатанные в типографии красочные афиши, развешивающиеся в храмах, на фонарных столбах и автобусных остановках. Во многих храмах для акций припасены государственные флаги Сербии и однотипные плакаты. Уровню организации протеста позавидует любая политическая партия.

Как сообщил «Новой» предстоятель «непризнанной» Черногорской церкви митрополит Михаил (Дедеич), каждому участнику акций выплачивается скромное вознаграждение — 70 евро, а если он приводит жену и детей — не менее 100.

Деньги переправляются наличными через сербско-черногорскую границу, которая охраняется довольно слабо. При этом посещаемость собственно церковных служб в Черногории за последние месяцы упала. Как рассказывает священник из Котора, которого в народе зовут «поп Мома», на литургии приходят раза в два меньше людей — прихожане берегут «молитвенные силы» для вечерних протестов.

Главным оппозиционером Черногории местные СМИ называют 82-летнего митрополита Амфилохия (Радовича), который возглавляет Черногорско-Приморскую епархию СП со времен социалистической Югославии. Его риторике может позавидовать самый радикальный политик. Старец постоянно называет президента страны безбожником и преступником, призывает народ к свержению власти, которая якобы «отнимает церкви». При этом Амфилохий отказывается идти на прямые переговоры с президентом, а тем более — с «раскольниками».

В прошлые годы Амфилохия регулярно посещали со своими «мотопробегами» байкеры из клуба «Ночные волки», близкого к Кремлю.

Как рассказал «Новой» один из них, однажды Амфилохий в беседе с байкерами открыто посетовал на перебои в финансировании его епархии из Москвы.

Российский след

Участник мотопробега «Ночных волков». Фото: РИА Новости

Неудивительно, что максимальное недовольство черногорский закон вызывает именно в Москве. Уже 28 декабря, на следующий день после принятия закона, патриарх Кирилл заявил на трапезе в монастыре на Лубянке, что цель закона — «борьба с Россией». Кирилл дал пропагандистскую установку СМИ: представлять происходящее как отъем «всей церковной недвижимости от канонической Черногорской епархии Сербской православной церкви к раскольникам» Еще через два дня, 30 декабря, было принято заявление Синода РПЦ, который, впрочем, на свое заседание в этот день не собирался. Обращаясь ко всему мировому сообществу, Синод заявил о «попрании прав религиозных общин в Черногории». Новый закон назван в документе «актом поддержки раскола путем ослабления канонической Церкви и попыткой поставить ее в унизительную и опасную зависимость от государства».

Приезжать в Черногорию архиереи РПЦ пока не решаются, поэтому деликатную миссию исполняют епископы ее украинского филиала — УПЦ МП. 27–28 января епископ Барышевский Виктор выступил на антиправительственном протесте в Подгорице, обвинив в гонениях на православие... Константинопольский патриархат. На 29 февраля запланирован визит в Подгорицу главы УПЦ МП, постоянного члена Синода РПЦ митрополита Онуфрия (Березовского) в сопровождении четырех епископов. Накануне Великого поста он будет сослужить в главном храме Черногории патриарху Сербскому Иринею.

Риторика обоих предстоятелей сводится к тому, что в Черногории нужно взять реванш за «поражение» в Украине.

«Всякий, кто помогает украинским раскольникам, — это враг не только Русской Церкви и «русского мира», но также и всех православных славянских народов, и всего православного мира», — утверждает Сербский патриарх.

Подобные формулировки используют и официальные российские власти. Выразив «серьезную озабоченность», МИД России в специальном заявлении о черногорском законе о религии предсказал «полное выдавливание из Черногории» Сербской церкви. МИД, как и патриарх Кирилл, не сомневается, что черногорское государство изымет у СП все 650 храмов в Черногории и передаст их церкви, которую РФ квалифицирует как «неканоническую». МИД Черногории расценил такие оценки как вмешательство РФ во внутренние дела этой страны и на всякий случай напомнил о членстве страны в НАТО.

***

Учитывая этот геополитический фактор, трудно предположить, что нынешние протесты вернут Черногорию к союзу с Сербией и РФ. Однако, скорее всего, немного «отыграть назад» черногорским властям придется. Спорный закон о религии уже рассматривается Конституционным судом страны, который, скорее всего, смягчит некоторые его статьи. Впрочем, главный стратегический вектор останется неизменным — церкви стран бывшей Югославии, равно как и церкви стран бывшего СССР, должны стать независимыми, автокефальными.

Константинопольский (Вселенский) патриархат уже готов признать автокефалию церкви Северной Македонии, а в случае с Черногорией занимает выжидательную позицию — в расчете на то, что либо сербское духовенство Черногории само попросит об автокефалии, либо Сербский патриархат, желая сохранить свою целостность, станет союзником Константинополя и выйдет из-под зависимости от Москвы. Когда это произойдет — вопрос времени.

Спасибо, что прочли до конца

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera