Сюжеты

Собаки, люди и деньги

Если верить ТВ, за последнее время бездомные псы загрызли уже пятерых человек в Красноярске. А что в реальности?

Фото: Владимир Смирнов / ТАСС

Этот материал вышел в № 20 от 26 февраля 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество

Алексей ТарасовОбозреватель

4
 

Утром минувшей субботы во дворе многоквартирного дома в Кировском районе Красноярска прохожие обнаружили «тело неустановленной женщины с травмами, характерными для укусов животных, рядом с погибшей была стая собак». Так об этом сообщил региональный главк следкома; назначена судмедэкспертиза, возбуждено уголовное дело по статье «Убийство» и еще одно — в отношении должностных лиц администрации района по статье «Халатность». Однако в воскресенье приходят не в райадминистрацию, а в мэрию Красноярска. Задерживают руководителя городского управления дорог, инфраструктуры и благоустройства (УДИБ) Евгения Петрюка — по должностным обязанностям ему вроде как раз вменено отвечать за отлов бездомных животных.

В понедельник Кировский райсуд объявляет заседание закрытым, долго обсуждает меру пресечения и в итоге санкционирует арест Петрюка на трое суток.

Во вторник следком сообщает об очередном трупе «с травмами, характерными для укусов домашних животных» — там же, на правобережье Красноярска. На этот раз мужчина.

Местный телеканал ТВК, близкий к губернатору, информируя об этом, говорит меж тем о четвертом похожем случае за последние два месяца, при этом перечисляя и вовсе пять похожих смертей: «15 января на территории промбазы нашли тело сторожа с множественными следами укусов собак. 13 февраля с подобными укусами нашли женщину на ул. Кутузова, а 20 февраля там же нашли мужчину, также с укусами собак. 22 февраля женщину с объеденными конечностями обнаружили во дворе дома на ул. Мичурина. В тот же день стая из десяти собак напала на другую красноярку, но женщина смогла спастись. 25 февраля 37-летнего мужчину нашли мертвым на ул. Бакинских Комиссаров, обнаружены следы укусов собак».

Есть нюансы. Дело явно не только в собаках. Ими виляет хвост, а информационной картиной и находящейся с ней в сложных отношениях реальностью — деньги.

Результаты экспертизы пока не обнародованы, и о роли собак в гибели людей говорить явно преждевременно. По неофициальным данным, на теле женщины, с которой началась шумиха, многочисленные травмы, расстегнуты сапоги, она была раздета. А животные если и покусали, то могли уже и труп. По остальным мертвецам — те же вопросы: были ли укусы прижизненными? Могли ли явиться причиной смерти?

И следком выражается в общем корректно: «тело с травмами, характерными для укусов животных». А местное ТВ, не предъявляя никаких дополнительных фактов, спустя несколько часов: «…гибель после нападения собак». Почувствуйте разницу. Кампания началась еще в январе после сообщения следкома об обнаружении 11 января на территории промбазы «тела 58-летнего сторожа со следами укусов собак». Тогда уже погнали эмоциональную волну, достигающую сейчас пика. А вывод из нее может быть один: проблема с бродячими собаками требует безотлагательных решений.

И никто не сообщил позже, что сторож погиб вовсе не в результате собачьего нападения, а по другим причинам — естественным, и дело не возбуждали. Понятно, это не вписывается в насущную задачу передела рынка «обращения с животными без владельцев».

О каких деньгах идет речь? По официальным данным, ранее краевой бюджет по собачьему вопросу давал муниципалитетам субвенции на 42 млн. Теперь в связи с вступлением в силу Федзакона № 498 речь идет о дополнительных ежегодных 38 млн. А еще надо строить питомник. И вот на него, по сведениям того телеканала, что пристрастнее прочих разгоняет инфошум, потребуется 0,5 млрд рублей. Заявлено: «Возможно, сейчас после летального случая дело сдвинется». Раньше звучали оценки скромнее — 220 млн, а до этого — 28 млн.

Ну а для чего вертикаль власти? Чиновники на местах обучаются у старших товарищей, как растить сметы.

До 1 января отловом занимались две организации, сейчас четыре, все они свозят животных в единственный приют «Бездомный пес». В нем псов, как того и требует закон, лечат, стерилизуют/кастрируют, вакцинируют от бешенства, чипируют и выпускают через десять дней. Раньше собак с метками повторно не отлавливали. По новому закону, если те повторно проявляют агрессию, их следует вновь отлавливать и оставлять в питомнике пожизненно. Эвтаназия в РФ запрещена и по отношению к ним.

Промбаза, на которой «собаки растерзали сторожа», находится в Ленинском районе рядом с тем самым единственным в городе приютом «Бездомный пес».

Что говорят и что вообще могут сказать бизнесмены, причастные к освоению этих денег или желающие приобщиться, ясно абсолютно. «Новая» поговорила с человеком, непосредственно погруженным в процесс: есть такая работа сторожа, охраняющего цепных псов.

— И не только. У нас в приюте «Бездомный пес» и немного кошек есть. Так вот, приличное содержание животных. Везде чисто. Все накормлены. Зимой кормят дважды в сутки, летом один раз. Отлавливают, стерилизуют, держат после операции 10 дней в стационаре и затем отпускают в среду обитания или, если есть место в приюте, то оставляют. Некоторых собак забирают новые владельцы. И такое счастье случается. Сколько собак в приюте? Не знаю, но очень много. На улице по будкам — 60 псов. В помещении, в вольерах, раза в три больше. А еще два стационара. И условия достойные, и люди работают, которые за собак переживают. Основатель и директор — давний защитник бездомных животных. Врач по специальности.

И вот вдруг 15 января в новостях ТВК рассказывают, что на промбазе по соседству с нами собаки загрызли сторожа. И всюду начался вой: стрелять собак надо и тому подобное. Не сдержалась, позвонила директору, а она говорит, что это нагнетают обстановку накануне конкурса на подряд по отлову бездомных животных. В действительности у сторожа случился эпилептический припадок. Это было 11 января. Директор ознакомилась с результатами судмедэкспертизы.

Никаких следов укусов собак на трупе не было, а лишь следы ушибов. То есть сторож упал, ударился, был один, помощи никто не оказал, и он скончался. Но нам-то как преподносят СМИ?!

Еще и говорят, что с предыдущим подрядчиком на отлов собак мэрия «не захотела» продлить контракт. Не говорят, что срок контракта просто закончился и следующий будет заключаться по итогам конкурса, а именно — что «не захотели заключать». И теперь, сами видите, чуть не каждую неделю на эту тему выпускают сюжеты и разогревают тему. Видимо, конкуренты заинтересовали, но это мои предположения.

Про новый труп в районе ТЭЦ-1? Да, там на самом деле собак много, но они все уже после отлова и стерилизации. На прохожих обычно не гавкают, реагируют только на чужих собак.

К этому рассказу есть дополнения.

Волонтеры приюта выезжают на все происшествия, связываемые с собаками. Когда умер сторож, они не нашли вокруг на снегу собачьих следов. Когда погибла женщина, они дежурили (два экипажа с 22 февраля круглосуточно) и не нашли вокруг собак, с тем же результатом выезжали туда и по заявкам до ЧП — есть видео.

В прошлом году УДИБ заключило с некоммерческим зоозащитным «Бездомным псом» и еще одной организацией (ООО «Сибирь») 11 контрактов (годовых) на отлов и содержание собак на 9,7 млн. По данным прокуратуры, только в 4% случаев выезды по заявлениям граждан завершаются отловом, в остальных случаях в УДИБ приходят отчеты об отсутствии собак по указанным адресам. Эвтаназии в течение года не подвергнуто ни одно животное. И это, полагают в прокуратуре, не из-за гуманности, а из-за того, что, согласно контрактам,

«стоимость мероприятий по эвтаназии безнадзорного животного в несколько раз ниже, чем стоимость по его отлову, чипированию и передержке».

Но — еще раз: теперь усыплять позволительно только при неизлечимой болезни. И — да: «Бездомный пес» разительно отличается от тех живодеров, что прежде отряжались властями убивать собак.

А теперь на собачий рынок заходят новые игроки. Интересно, что на конкурс они не заявлялись (и «Бездомный пес» вновь получил контракт на 1 млн до 31 июля). Их интерес, похоже, в другом. Прошлой осенью мэрия представила горсовету некоторые цифры: содержание одной собаки будет обходиться в месяц в 3990 рублей. В год на содержание нового питомника будет уходить до 150 млн. Депутат Вячеслав Дюков тогда заявил: в городе 5–6 тысяч бездомных животных, из них агрессивных и больных 10–15%, и содержать пожизненно их вполне по силам и приюту «Бездомный пес», арендующему муниципальное имущество как некоммерческая организация. Сейчас за свой счет зоозащитники содержат на постоянной основе 160–180 особей, но их количество можно довести до 600, площади позволяют.

Чтобы приют принял такое количество животных, нужно 5 млн на установку вольеров. А затем содержание 500 собак, по подсчетам волонтеров, обойдется в 23 млн ежегодно. В первый год — 15 млн.

Зоозащитники, волонтеры, Дюков — это, безусловно, утописты. Как эти жалкие цифры могут сравниться с 0,5 млрд на новый питомник и 150 млн ежегодных трат?

О накале конкурентной борьбы, в которую включены не только СМИ, но и органы, судите по драматическим сводкам, например, одного из Telegram-каналов (замечу, это написано после второй смерти якобы от собак): «По данным источника в центральном аппарате СК РФ, за январь–февраль 2020 года на правобережье г. Красноярска было обнаружено несколько тел с признаками насильственной смерти, вызванной, вероятно, нападениями бездомных собак. Собранные данные позволяют сделать предварительный вывод о бездействии администрации города Красноярска по решению проблем с безнадзорными животными. По инициативе ГСУ СК РФ по Красноярскому краю принято решение о задержании на 48 часов руководителя МКУ «УДИБ». Также в ходе проверки будет дана правовая оценка действиям (бездействию) руководителей, в чьем подчинении находилось МКУ «УДИБ», в том числе заместителя главы города — руководителя департамента городского хозяйства Ю. Савина и первого заместителя главы города Красноярска В. Логинова. Расследование уголовных дел находится на контроле центрального аппарата СК РФ».

Это еще один нюанс — персональной ответственности. Упомянутый ФЗ-498, запрещающий эвтаназию и передающий собак муниципалитетам, принят еще 27 декабря позапрошлого года. Местным властям дали год, чтобы выстроить инфраструктуру для бродячих псов — эти положения ФЗ-498 вступили в силу с 1 января с.г. Однако в Красноярске, несмотря на долгие страстные разговоры, не сделано ничего, и с 1 января прежние схемы работы с животными на городских улицах больше незаконны, а новые так и не появились. Ни у красноярской мэрии, ни у районных администраций сейчас нет полномочий, а соответственно нет и строки в бюджете, нет финансирования.

В общем, если вкратце:

вышестоящие власти не поделили собак, а за решеткой сидит конкретный Петрюк.

Нагнетание ужасов происходит параллельно росту смет. Это выдающиеся средства, самодостаточные, в принципе не нуждающиеся в цели. Они любую глупость оправдают и любое свинство: собаки ж в суд не подадут за ущерб репутации.

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera