Репортажи

Суд рассматривает пытки

На скамье — 14 бывших сотрудников ярославской исправительной колонии

Обвиняемые в пытках. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Общество5 472

Лилит Саркисянкорреспондентка отдела политики

5 4721
 

В Дзержинском суде Ярославля сегодня начался процесс над четырнадцатью сотрудниками ФСИН, которые пытали заключенного ярославской исправительной колонии №1 Евгения Макарова. Впервые в России на скамье подсудимых сидят 14 сотрудников службы исполнения наказаний за превышение должностных полномочий с применением насилия (часть 3 статьи 286 УК). На самом деле, обвиняемых по «ярославскому делу» больше: еще шестерых оперативников судят за другие случаи применения пыток к различным заключенным. Но именно с видео, на котором лежащего на столе Женю Макарова 18 ФСИНовцев по очереди избивают дубинками, началась нынешняя общественная кампания против пыток в России. Даже в колониях.

Юрист «Общественного вердикта» Ирина Бирюкова. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Адвокат «Общественного вердикта» Ирина Бирюкова, представляющая интересы Макарова, считает, что дело — беспрецедентное: «Это первое дело в истории России, когда на скамье подсудимых такое большое количество сотрудников уголовно-исполнительной системы, в том числе два сотрудника руководящего состава».

Мнение о том, что заключенных в некоторых случаях пытать можно, до сих пор бытует в нашей стране. На удивление, и в адвокатской среде.

Виктор Воронин, защитник Сипана Мамояна, бывшего старшего оперуполномоченного оперативного отдела ИК-1 (во время пыток он обливал Макарова водой, чтобы тот не терял сознание), например, считает, что важно учитывать «личность Макарова». Говорит, что у того за годы отсидки было больше 130 дисциплинарных взысканий.

Виктор Воронин, защитник одного из бывших ФСИНовцев, считает, что заключеный Макаров специально провоцировал сотрудников колонии. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

— Я связываю поведение Макарова с тем, что в ИК-1 содержался один из фигурантов так называемого «болотного дела» [Иван Непомнящих], который познакомился с осужденным [Русланом] Вахаповым, а также с Макаровым, — заявляет Воронин журналистам перед началом заседания. — Для того чтобы привлечь внимание общественности к личности осужденного, полагаю по политическим мотивам, и был привлечен Макаров, который провоцировал сотрудников ФСИН, чтобы рано или поздно они применили в отношении него насилие, которое выходило бы за рамки дозволенного.

пытки в ярославской колонии. коротко


Летом 2018 года «Новая газета» через юристов фонда «Общественный вердикт» рассказала о пытках Евгения Макарова, опубликовав видео «10 минут в классе воспитательной работы». 18 ФСИНовцев избивали придавленного к столу заключенного, истязания фиксировал видеорегистратор на одном из сотрудников. Били Макарова по ногам, в основном, по пяткам. Избивали дубинками и без них. Обливали водой, чтобы не терял сознание. Публикация видео, набравшая более 2 млн просмотров, вызвала скандал и уголовное разбирательство.

В России о пытках, действительно, можно прочитать разве что «Википедии», в  уголовном кодексе такого понятия нет. Как и статьи за их применение. Поэтому судят оперативников за «превышение должностных полномочий», только с применением насилия. Наказание — до 10 лет колонии.

Но порассуждать об этом нам не дают: судья Сергей Лупанов начинает процесс. Сразу предлагает решить вопрос о фото— и видеосъемке. Спрашивает, что думают участники процесса.

«Обвиняемые, возражения у кого-то имеются? Поднимите руку, у кого есть возражения». Одна за другой четырнадцать рук поднимаются в воздух.

Обвиняемые в клетке в зале суда. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

«У вас мнение согласованное или у кого-то имеются свои основания?» Оказывается, согласованное. Озвучивает его Игорь Богданов, бывший замдежурного помощника начальника следственного изолятора №1 Ярославля. Богданов дубинкой и кулаками бил Макарова по ногам, но на «пыточном» видео  себя не узнает. Он ходатайствует о проведении закрытого судебного заседания.

— Это связано с тем, что, как бы мы здесь ни улыбались, это эмоциональный стресс. Также родственники, близкие, которые на воле… Мы против этого всего. Просим, чтобы по минимуму было, по минимуму сокращено.

— «Общественный вердикт» все это публикует в интернете, после чего происходит самая настоящая травля, — добавляет Алексей Бровкин, мускулистый молодой человек, тоже бивший Макарова по ногам дубинкой и кулаками. — Я считаю это недопустимым. Прошу, чтобы лица наши не показывали.  

— Но корреспондента от «Общественного вердикта» здесь не заявлено, — возражает судья Лупанов.

— Здесь «Новая газета»! 

Несмотря на такое единодушие обвиняемых и их защитников, суд разрешил СМИ съемку, только попросил делать это тихо. 

Евгений Макаров освобожден из ИК-1 Ярославля. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Пока стороны заявляли первоначальные ходатайства о приобщении документов, не имеющих прямого отношения к существу дела, адвокат подсудимого изучала телеграм-канал «Ярославское дело». В нем велась трансляция судебного заседания — защитницу это возмутило. Она потребовала узнать, кто ведет трансляцию и, если она не разрешена, удалить этого человека из зала. 

— Ваша честь, можно ответить? Я не веду трансляцию, — говорит Ирина Бирюкова, адвокат «Общественного вердикта», представляющая интересы Евгения Макарова. 

— Мы сидим рядом с вами, мы все видим! — перебивает ее собеседница. 

Начавшаяся было словесная перепалка прерывается судьей: «Согласно судебному регламенту, говорить должен один человек. Не двое и не трое одновременно», — увещевает Лупанов. Поскольку на ведение текстовых трансляций никакого разрешения не требуется, суд не стал выяснять, кто ее ведет. 

Во время заявления ходатайств адвокат Ивана Калашникова, державшего Макарова за руки и придавливавшего его к столу, просит выслушать своего подсудимого. Известно, что Калашников (он один из немногих под домашним арестом) — болен. Ему разрешено посещать больницу и аптеки. Вот и сейчас ему нужно на прием к врачу, а добираться до места почти час. 

Игит Михайлов, бывший замначальника по безопасности ИК-1, и Иван Калашников, бывший замначальника колонии по воспитательной работе ИК-1. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета» 

Судья спешно завершает судебное заседание, — на нем должны были утвердить обвинительное заключение, с которым подсудимые могли согласиться или, наоборот, не признать вину. Это случится уже через несколько дней, 26 февраля.

 Процесс обещает быть долгим.

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera