Сюжеты

Эмбарго в помощь

Что будут делать инспекторы ЕС в Ливии с российскими наемниками и турецкими поставщиками оружия?

Триполи. Фото: Zuma \ TASS

Политика

Александр МинеевСоб. корр. в Брюсселе

2
 

Несмотря на действующее с января прекращение огня в Ливии, во вторник порт Триполи был обстрелян пятнадцатью ракетами. Есть разрушения и жертвы. Из-за этого сорвался начатый в этот день в Женеве при посредничестве спецпредставителя ООН раунд переговоров враждующих сторон. Лидер Турции Эрдоган обвинил Россию в дирижировании войной в Ливии через участие в ней ЧВК «Вагнер». В ливийское уравнение включился Европейский союз, который анонсировал новую военно-морскую операцию по перехвату поставок оружия участникам ливийского конфликта.

Вопреки международному эмбарго, как Правительство национального согласия Фаиза Сарраджа, поддерживаемое ООН, так и враждебная ему Ливийская национальная армия генерала Халифы Хафтара и другие группы боевиков, получают оружие извне, и война разгорается с новой силой. Армия Хафтара, которая держит в осаде столицу страны, оправдала ракетный обстрел порта Триполи как раз уничтожением турецкого транспорта с оружием.

Собравшиеся в понедельник в Брюсселе на Совет ЕС министры иностранных дел наконец преодолели разногласия в своих рядах и приняли решение организовать постоянное дежурство военно-морского отряда в Средиземном море, чтобы пресекать поставки оружия воюющим сторонам в Ливии.

Решение было принято, когда последний из сомневавшихся, глава МИД Австрии, снял свое вето. Не то чтобы у Альпийской республики были проблемы с кораблями для средиземноморской армады. Она, как и Италия, Венгрия и некоторые другие страны союза, опасалась нового наплыва мигрантов в Европу.

Судя по многочисленным вопросам моих коллег на пресс-конференции в Совете ЕС и брифинге в Еврокомиссии и по числу повторов слов pull factor, общественный интерес европейцев прикован не столько к роли ЕС в замирении Ливии, сколько к тому, не станет ли дежурство европейского военного флота «фактором притяжения» для мигрантов. Миграционный кризис 2015 года оставил глубокий след в обществе и в политике.

31 марта официально завершится морская операция «София», начатая Евросоюзом в 2015 году для борьбы с «торговцами людьми», организованными сетями перевозчиков мигрантов из Африки в Европу, а также другой криминальной деятельностью, в том числе торговлей оружием.

Операция была названа в честь девочки, которая родилась на борту немецкого фрегата у сомалийской женщины, спасенной среди других беженцев от гибели в море.

Но потом возникли проблема распределения мигрантов по странам ЕС, связанная с ней напряженность между членами союза, рост ксенофобских настроений и усиление ультраправых партий. Одни страны вынуждены были нести непосильное бремя миграции, другие наотрез отказывались принимать у себя мигрантов. Прозвучали заявления о том, что присутствие военных кораблей в море может манить мигрантов. В прошлом году Италия заблокировала в Совете ЕС продолжение морского патрулирования, и операция свелась исключительно к наблюдательным полетам самолетов и беспилотников.

Вопрос о судьбе операции «София» стал неудобным, политики и чиновники отвечали на него неопределенно. С нового года в Брюсселе сменилась руководящая команда ЕС, и в ее программе вновь поднята тема глобальной роли Европы, военного измерения ЕС.

Германский военный корабль возвращается в порт после участия в операции «София». Фото: EPA

В записке, распространенной перед встречей министров иностранных дел ЕС по Ливии, Еврокомиссия предостерегала государства — члены союза: «Если не предпринять конкретных действий, ЕС окажется на обочине, и другие по-прежнему будут определять ход событий в Ливии вопреки нашим интересам».

А новый глава дипломатии ЕС Жозеп Боррель в общении с прессой выразился еще яснее: если ЕС не будет действовать, то отдаст судьбу Ливии в руки Турции и России.

Первым шагом к этому самоутверждению станет новая, пока еще безымянная, военно-морская операция, которая должна с 1 апреля прийти на смену «Софии». Основной ее задачей будет контроль над соблюдением оружейного эмбарго ООН, а мониторинг контрабанды людей — одной из «сопутствующих задач». ЕС продолжит обучение личного состава береговой охраны и флота Ливии. Имеются в виду, естественно, службы, подвластные официальному правительству в Триполи. Конечно, военные корабли ЕС по законам моря придут на помощь терпящим бедствие беженцам, но отдельной целью это не записано.

На пресс-конференции Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель объявил, что операция будет включать воздушные, спутниковые и морские активы. Военные корабли будут служить основой для радиолокационного контроля окружающего пространства. Их радары будут контролировать воздушное движение, чтобы знать, откуда прибывают самолеты и чьи это самолеты. Но он признал, что ЕС не сможет контролировать сухопутную границу между Египтом и Ливией (как раз через нее генералу Хафтару может поступать российская военная помощь).

Остаются опасения тех, кто думает, что корабли морской миссии ЕС станут «фактором притяжения» для мигрантов. Австрийский министр снял вето, только когда были зафиксированы два условия:

  • ЕС сосредоточит наблюдение на восточной части Средиземного моря, откуда в основном поступает оружие в Ливию, и не ближе 100 километров от ливийского берега. Если посмотреть на карту, в той части Средиземноморья находятся Турция, Кипр, Сирия, Ливан, Израиль, Палестина, Египет. А миграционные потоки из Ливии идут на северо-запад и север: в сторону Италии и Греции. Так что вероятность спасательных операций не очень велика;
  • если где-то проявится «фактор притяжения» миграции, командование тут же выведет корабли из соответствующих районов.

Правила применения силы в новой операции еще не определены. Боррель сказал, что они должны быть разработаны и предложены военными. Пока есть только политическое решение и обозначена цель: в роли полицейского обеспечить соблюдение оружейного эмбарго ООН.

На следующий день после принятого в Брюсселе решения Евросоюза о нем российскому руководству рассказали итальянские коллеги. Во вторник министр иностранных дел Италии Луиджи ди Майо и министр обороны Лоренцо Гуэрини принимали в Риме Сергея Лаврова и Сергея Шойгу. Официальная российская позиция примерно такая: мы с пониманием относимся к озабоченности ЕС собственной безопасностью и к легитимному желанию навести порядок у себя под боком, а в ливийском конфликте не занимаем ничью сторону.

Триполи. Фото: Zuma \ TASS

«Для России принципиально важным является дальнейшее продвижение вперед исключительно на основе побуждения ливийских сторон к согласию на конкретные практические шаги, и, конечно, необходимо, безусловно, уважать прерогативы Совета Безопасности ООН», — приводит МИД РФ слова Лаврова.

Но, предупредил он, миссия ЕС по предотвращению поставок оружия в Ливию должна выполняться по согласованию с Советом Безопасности ООН. То есть в случае чего Россия как постоянный член СБ подскажет Евросоюзу, как правильно контролировать оружейное эмбарго.

Официально Москва признает как Правительство национального согласия Ливии, которое поддерживает ООН, так и администрацию в Тобруке и Ливийскую национальную армию Хафтара, которая контролирует большую часть территории и ведет наступление на столицу. Неофициально симпатии Кремля на стороне Хафтара. Россиянам он представляется как «наш герой».

Первый канал в репортажах со стороны наступающей на Триполи армии Хафтара именует тех, кто обороняет осажденный город, «террористами» и «так называемым правительством национального согласия».

Правительство, по замыслу ООН, — это шанс установления «инклюзивного» режима с включением максимального числа разных политических сил, что обеспечит в стратегической перспективе устойчивый мир. Генерал Хафтар, по мнению его симпатизантов, — это сильная рука, способная навести жесткий порядок, подавив и изгнав противников, которых он стандартно всех называет террористами.

Военно-морская операция ЕС вызывает немало вопросов. Например, как поступать с Турцией, которая открыто поддерживает Правительство национального единства, направляет ему войска и оружие? И если на стороне Хафтара инкогнито воюют «вагнеровцы», то и они вооружены не детскими пугачами и, следовательно, подпадают под эмбарго ООН?

Журналисты спросили Борреля: когда Турция направит в Ливию свой очередной военный контингент или Россия своих наемников, то как будут поступать командиры, скажем, немецких фрегатов? Смогут ли остановить и обыскать судно, подозреваемое в перевозке оружия или войск?

Глава внешнеполитического ведомства ЕС ответил: «Наверняка. Для них это не просто морская прогулка... Конечно же, они там не для того, чтобы увидеться и поздороваться».

А если эти командиры задержат «российских граждан, не представляющих интересов российского государства», будет ли Москва вызволять и защищать их? Если «ихтамнет», то по каким морским законам европейские военные инспекторы должны обращаться с ними? Как с пиратами?

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera