Компромисс был невозможен

Почему сорвались московские переговоры по Ливии

Мнения

Дарья Козлова

вт, 14 янв. 2020 19:30:00

https://novayagazeta.ru/articles/2020/01/14/83452-kompromiss-byl-nevozmozhen

 

13 января в Москве прошла встреча между Россией, Турцией и двумя сторонами внутриливийского конфликта. Переговоры должны были завершиться подписанием заранее подготовленного документа, в котором конкретизировались условия прекращения огня в Ливии. Под договором подписались премьер правительства национального согласия Фаиз Сарадж и глава Высшего государственного совета Ливии Халед аль-Мишри. А вот глава Ливийской национальной армии Халифа Хафтар соглашение не подписал и наутро уехал из Москвы. «Новая газета» узнала у востоковеда Александра Шумилина обстоятельства подготовки переговоров и выяснила, почему у них не было шансов на успех.

— Какие позиции занимают стороны конфликта?

— На стороне Фаиза Сараджа находятся Евросоюз, ООН и США. Они создатели компромиссного ПНС (так называемого «ополчения»), в котором присутствуют все основные политические игроки, включая мягких исламистов — «Братьев-мусульман» (организация запрещена в России — прим. ред.)

Из арабских стран Египет и ОАЭ — достаточно активные сторонники Хафтара, поскольку они, как и он, решительно выступают против «Братьев-мусульман». Хафтар поднимает лозунг борьбы с терроризмом, имея в виду именно «Братьев», хотя это, конечно, в известной степени спекуляция. Напротив, именно учитывая участие в ПНС «Братьев-мусульман», Сараджа поддерживает Катар.

Россия изначально больше взаимодействовала с Халифой Хафтаром и в последнее время сблизилась с ним — вплоть до появления элементов военного участия на территории Ливии в виде ЧВК Вагнера.

Ее присутствие в Ливии уже не отрицают, хотя, по словам Владимира Путина, вагнеровцы не отражают интересов России. На самом деле появление ЧВК Вагнера стало во многом решающим, и в военном плане обозначилось преимущество Хафтара, усиленного вагнеровцами и наемниками из арабских стран.

Халифа Хафтар. Фото: Иван Секретарев / AP / ТАСС

— Как выглядят позиции президента Франции Эммануэля Макрона и премьер-министра Италии Джузеппе Конте?

— Позиция Италии и Франции несколько отличается от позиции Евросоюза в целом. И Эммануэль Макрон, и итальянские лидеры стараются поддерживать контакты с Хафтаром. По факту — раскладывая яйца в разные корзины. Из-за этого Франция, Италия, в меньшей степени Германия сейчас по ливийскому вопросу сближаются с Россией. Стоит заметить, что и США не отвергают Хафтара полностью, желая найти варианты какого-то соприкосновения.

— Какую роль в процессе играет Турция?

— Турция активно поддерживает ПНС Сараджа. В последнее время ситуация существенно изменилась. Сначала внешняя военная помощь появилась в рядах Хафтара. Теперь по призыву правительства Сараджа появились турецкие вооруженные силы, которые поддерживают ПНС. Формально Турция и Россия — участники политического примирительного процесса, но у них есть и военные рычаги воздействия на ситуацию.

В данном случае Россия и Турция оказались по разные стороны баррикад, что вынудило их в конце концов приступить к поиску компромисса в Москве, после того как Путин и Эрдоган провозгласили прекращение огня.

— Как шла подготовка к переговорам?

— Переговоры назначали второпях. После встречи Путина и Эрдогана был обозначен маршрут на перемирие, потому что и для Путина, и для Эрдогана значимо сохранение добрых отношений между Москвой и Анкарой. Это гораздо важнее, чем расхождения по Сирии или по Ливии. Была разработана «дорожная карта», была согласована стратегия — сделать все, чтобы избежать возможного столкновения россиян и турецких военнослужащих на территории Ливии в районе Триполи.

— Как проходили непрямые переговоры?

— За столом были зарезервированы места и для Сараджа, и для Хафтара, но друг с другом они не встречались. Это были переговоры через посредников, которые вели министры иностранных дел России и Турции. Это известная «Родосская формула». По такой схеме проводились первые переговоры между израильтянами и арабами в 1949 году, когда общение между сторонами обеспечивали посредники, бегавшие с одного этажа на другой. Сейчас эта формула была применена в Москве.

— Почему в итоге Халифа Хафтар не подписал договор?

— С его точки зрения, вариантов для компромисса не было. Для Хафтара любой компромисс означал бы резкое изменение его планов, делая бесполезными все текущие достижения. Из-за того что в конфликте он является наступающей стороной, любой компромисс должен идти за его счет.

По договору Хафтар должен был прекратить наступление, а захват Триполи — суть его стратегии. Под это мобилизовано все: и в политике, и в пропаганде, и в военном плане.

В это же время Сарадж и его правительство готовы на все, лишь бы предотвратить наступление на Триполи и его захват. Для этого он пригласил турецкие войска и был готов подписать любое соглашение, что мы и видели в Москве.

Фаиз Сарадж. Фото: AP / ТАСС

— Были ли шансы на успех у встречи в Москве?

— Шансов практически не было, потому что запросы Хафтара оказались неприемлемыми. Он настаивал на роспуске военных формирований ПНС. На условия Хафтара правительство Сараджа в Триполи пойти не может, по крайней мере до полного решения проблемы. На этой стадии компромисс был невозможен.

— Как будет развиваться ситуация дальше?

— Хафтар снова раскручивает наступление на Триполи. В ближайшие дни все будет развиваться по прежней схеме, но уже в новой ситуации, когда наступательная операция Хафтара осложнена присутствием с другой стороны турецких войск.

Угроза столкновения между турками и россиянами сохраняется, несмотря на то, что обе стороны будут старательно этого избегать.

19 января предполагается широкая конференция в Берлине, где может быть проработан другой план. Однако изначально считалось, что конференция станет развитием встречи в Москве, которая должна была обеспечить прекращение огня и начало политических процессов. Этого, похоже, не произошло, поэтому и встреча в Берлине тоже пока под вопросом.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera