Комментарии

«На встречу с неустановленным мужчиной»

Пять вопросов к версии официального следствия об убийстве российских журналистов в ЦАР

Боевик ЦАР. Фото: Reuters

Этот материал вышел в № 3 от 15 января 2020
ЧитатьЧитать номер
Политика17 266

Ирина Гордиенкоспециальный корреспондент

17 26611
 

Заместитель председателя Следственного комитета России Игорь Краснов в интервью газете «Коммерсант» озвучил официальную версию убийства российских журналистов Орхана Джемаля, Кирилла Радченко и Александра Расторгуева 30 июля 2018 года в Центральноафриканской республике. По его словам, журналистов убили с целью ограбления бандиты на большой дороге. Родственники погибших категорически не согласны с этой версией. Автор — специальный корреспондент «Новой газеты», вдова Орхана Джемаля

Генерал-лейтенант СК Игорь Краснов. Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ

версия следственного комитета
 

«Установлено, что для съемок документального фильма 28 июля 2018 года журналисты по туристическим визам прилетели в столицу ЦАР город Банги. Там с помощью «неустановленного» лица, представившегося сотрудником ООН, наняли местного жителя в качестве водителя для поездок по стране.

После того как представители Минобороны ЦАР отказали журналистам в посещении лагеря российских военных инструкторов в городе Беренго, они вечером 30 июля выехали в направлении города Бамбари на встречу с неустановленным мужчиной.

По дороге при проверке документов съемочная группа была предупреждена об опасности ночной поездки по территории страны, однако от предложения переночевать в городе они отказались.

Позднее машина с журналистами была остановлена группой неизвестных темнокожих вооруженных людей, которые потребовали от них выйти и отдать имевшиеся вещи, фото- и видеоаппаратуру.

После отказа преступники расстреляли российских граждан. Водителю удалось скрыться», — заявил генерал-лейтенант Краснов.

Что не так с этой версией?
 
  1. Доказательств нет. Прошло полтора года после убийства, а впечатление такое, что генерал-лейтенант просто зачитал старый пресс-релиз СК, написанный впопыхах сразу после убийства. За это время в деле не появилось ничего нового. Не названо ни одной фамилии, ни одного конкретного обстоятельства, при которых совершено убийство. Краснов не предоставил ни одного доказательства, которое бы подкрепляло версию ограбления.
  2. СКР не смог обеспечить доставку важнейших вещдоков в Москву. Одежда, в которой журналисты находились в момент гибели — важнейший вещдок, без которого невозможно провести полноценную баллистическую экспертизу — была сожжена жандармами ЦАР сразу же после убийства. Об этом стало известно совершенно случайно несколько месяцев назад из переписки родственников погибших с посольством России в ЦАР. Российские следователи так и не сумели (и мы не знаем, пытались ли вообще) истребовать эти важнейшие вещдоки. Официально СКР до сих пор не комментирует этот факт.

    Да и личные вещи погибших были доставлены в Москву только спустя год после убийства. До этого они минимум четыре месяца пылились в российском посольстве в ЦАР. Следователи же разводили руками, заявляя, что у СКР нет возможности и средств переправить вещи в Москву.
  3. Несмотря на все ходатайства потерпевших, следователи до сих пор так и не прояснили роль в этом деле журналиста РИА ФАН (информагентства бизнесмена Евгения Пригожина) Кирилла Романовского, который играл деятельную роль в подготовке поездки журналистов в ЦАР. Именно Романовский дал контакт человека по имени Мартин, который должен был встречать журналистов в ЦАР и сопровождать их.
     
    Кирилл Романовский. Фото: Facebook

    Читайте также

    С вещами на выход. Как МИД вводит в заблуждение родственников журналистов, погибших в ЦАР



    В аэропорту Мартин не встретил журналистов, а спустя двое суток попросил их приехать к нему в соседний город. Именно по дороге на встречу к Мартину журналисты были убиты. Сам же Мартин бесследно исчез. Кирилл Романовский единственный человек, который по его же словам, контактировал лично с Мартиным. Есть все основания полагать, что Мартин был подставным лицом, чтобы заманить журналистов в ловушку.
  4. Следствие отказывается перепроверять версию, согласно которой журналистов убили из-за их профессиональной деятельности при непосредственном участии бойцов ЧВК Вагнер. Журналисты из независимого «Центра Досье» провели собственное расследование убийства. Им удалось сделать то, что не сумела добиться огромная машина СК России. А точнее, раздобыть биллинги телефонов Джемаля, Радченко и Расторгуева, их водителя и офицеров центральноафриканской жандармерии. Анализ этих биллингов показывает, что:

    — оставшийся в живых после убийства водитель, в своих показаниях говорит неправду;

    офицеры жандармерии ЦАР с момента приземления российских журналистов в аэропорту неотступно следили за ними вплоть до момента убийства;

    выстраивается цепочка, по которой легко можно проследить связь водителя журналистов с жандармом Эмманюэлем Котофио, а через него с офицером «ЧВК Вагнер» Александром Сотовым и его непосредственным начальником советником президента ЦАР по безопасности, так же «вагнеровца» Валерия Захарова.
    Офицер Вагнера Александр Сотов в разные годы. Из материалов центра «Досье»
  5. Следователи СК РФ отказываются допрашивать Александра Сотова и Валерия Захарова, ссылаясь на их «занятость». Так же следователи до сих пор не перепроверили биллинги и ряд других важнейших документов, касающихся убийства, хотя они предоставлены СК РФ и по просьбе родственников, приобщены к уголовному делу.Более того, журналистам «Досье» удалось раздобыть материалы следствия, проведенного местной жандармерией после убийства по горячим следам. Выводы центральноафриканских следователей полностью совпадают с выводами специалистов из «Досье».

    Материалы подтверждают причастность людей, аффилированных с интересами Евгения Пригожина в ЦАР и бойцов «ЧВК Вагнер» к убийству журналистов.

    Однако следователи СКР, в том числе и Владимир Шараев, который возглавляет группу по расследованию убийства, отказываются рассматривать эту версию. До сих пор не сделано ничего, чтобы подтвердить или опровергнуть эту версию.

Из интервью генерал-летейнанта Игоря Краснова получается, что жертвы преступления виноваты в преступлении сами, СКР в этом убежден, однако спустя полтора года, доказать не может и этого.

Родные погибших журналистов — вдова Орхана Джемаля Ирина Гордиенко и отец Кирилла Радченко Александр Радченко — обратились с заявлением о недоверии Следственному комитету.

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera