Репортажи

Свалочное отношение

В Ростовской области селяне выступили против строительства мусороперерабатывающего комплекса

Фото: Елена Романова — специально для «Новой»

Этот материал вышел в № 2 от 13 января 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество13 827

Елена РомановаСобкор «Новой»

13 827
 

Экологический протест на Юге России становится все более политизированным. Его участники еще не выдвигают требований об отставках чиновников, но уже научились объединяться для достижения поставленных целей, несмотря на давление и откровенные запугивания. Решение властей Архангельской области о сносе незаконных построек в Шиесе добавило им оптимизма.

На подъезде к хутору Веселый, в 30-ти километрах от Ростова-на-Дону, у дороги со стороны кладбища днем и ночью горят костры.

— Никаких рвов тут нет, и колючей проволоки тоже. Пишут про нас всякую ерунду, что мы тут противотанковые ежи уже в ход пускаем, — жалуется бывший директор Веселовской школы Генадий Запорожцев, который вместе с односельчанами несет вахту. — Стоим с лопатами и граблями, даже вил нет. Чистим лесополосу от мусора, сухостой жжем здесь, у дороги. Чего без дела стоять? Заодно и греемся — ночью в степи минус десять, ветер, темно, холодно. А журналисты из Ростова приезжают, снимают нас издалека, потом пишут, что мы палы устраиваем и на людей кидаемся.

На круглосуточном посту жители Недвиговки, хуторов Веселого, Щедрого и Калинина стоят с 24 октября — с момента, когда региональный «мусорный оператор» ГК «Чистый город» начал строить в Мясниковском районе Межмуниципальный экологический отходоперерабатывающий комплекс (МЭОК).

Сюда компания-оператор планирует свозить мусор из «миллионника» Ростова: это более 600 тысяч тонн в год, не считая отходов от Мясниковского района.

Жителям Недвиговского сельского поселения эти планы «Чистого города» не понравились, и они решили тяжелую технику, которая идет на стройку, через свой хутор не пускать.

* * *

Всего в рамках так называемой «мусорной реформы» в Ростовской области должно быть построено восемь МЭОКов. В 2017 году стало известно, по меньшей мере пять из них построит ГК «Чистый город», который несколько лет назад ввел в Волгограде крупный мусороперерабатыващий комплекс и теперь готов распространять полученный опыт.

Ожидалось, что с 1 января 2019 года мусор в Ростовской области начнут утилизировать по-новому, на него был введен новый тариф и разработаны новые формы взаимодействия с оператором. Но уже к середине года стало понятно, что «мусорная реформа» в регионе с треском провалена.

Началось все с западной окраины Ростова — микрорайона «Левенцовка», где жители узнали, что свалку, которая находится в километре от их домов и которую власти города должны были закрыть в 2014 году, никто закрывать и не собирался.

Лишенный должного ухода полигон горел, тлел и обволакивал район такими запахами, что люди неделями не могли открыть окна. Бурление в соцсетях быстро выплеснулось на улицы.

— Людей, живущих там, можно понять: сильная, накатывающая волнами вонь не позволяет им жить в комфортных условиях. У многих квартиры в ипотеке, они даже переехать вряд ли смогут в ближайшие годы, — рассказывает один из лидеров протеста в Левенцовке Елена Пелецкая.

Вид из окна жилого дома на горящий Левенцовский полигон, 2019 год.Фото: www.panram.ru

А когда стало известно, что свалку не только не закроют, но еще и расширят для строительства МЭОКа для Ростова и Мясниковского района, протесты ужесточились. Начались пикеты, собрания, встречи с депутатами и чиновниками. Активисты наладили работу со СМИ, настойчиво тиражировали свой опыт в соцсетях.

Один из экологических активистов Ростова, который поддерживает идею переработки мусора, Николай Ларин считает, что в случае с протестами в Левенцовке власти упустили момент конструктивного информационного взаимодействия с людьми, и вместо экологической повестки протестующие начали формировать в регионе повестку политическую.

— Власти не уделили внимания информированию населения о целях и задачах самой реформы, в том числе и о современных технологиях.

То, что стало вонять, так этому пришло время, полигоны там работают лет 30, и если ничего не делать — будет вонять сильнее, — рассуждает Ларин.

— Надо было разговаривать с людьми, объяснять. МЭОК — это не свалка, это сортировка и переработка более 60% отходов. На полигоне по специальной технологии захораниваются остатки для биокомпостирования.

Но не привыкшее доверять инициативам властей население от увещеваний начало лишь активнее выходить на акции протеста. Неожиданно на сторону протестующих встали ростовские военные: они не дали согласие на создание «площадки временного накопления», а по сути — новой свалки. ЧП в аэропорту «Жуковский», где из-за соседства со свалкой в двигатель самолета залетела птица, и его пришлось сажать на кукурузное поле, показало, что военные волновались не зря.

Хотя уже в конце 2018 года стало понятно, что протестующие выиграли: власти Ростовской области отказались строить МЭОК на окраине города-миллионника и начали подыскивать площадку в Мясниковском районе.

— Открытый диалог с властями набирает обороты, — радуется Елена Пелецкая, подчеркивая, что у протестующих вопросов гораздо больше к властям, нежели к региональному оператору, который собирался к старой свалке на 14 га добавить 5 га новой «площадки временного накопления». — Выступления общественников, безусловно, внесли свою лепту в сворачивание проекта и его перенос в Мясниковский район. Главное, что необходимо понимать: не сам инвестор (ГК «Чистый город») пришел и выбрал участок в этом районе. Ему эту территорию предоставил город, как оптимальную, готовую к реализации проекта, со всеми допусками и отсутствием ограничений.

* * *

О том, что к ним может приехать главная городская свалка Ростова-на-Дону, жители хутора Веселый узнали в начале 2019 года, и, конечно, не обрадовались.

— Я переехал сюда 6 лет назад из Ростова, у нас ребенок очень болел, — говорит заместитель председателя Межрегиональной инициативной группы 39-летний Дмитрий Корейша. — Всего 30 км от Ростова, но здесь природа, лес, поля, свежее молоко, продукты чистые. Три года к врачу не обращались с ребенком. И тут — такая новость. Конечно, возмутились.

Для строительства полигона под ростовский мусор «Чистый город» выкупил у Мясниковского района 98 га сельхозугодий, которые до этого местные депутаты тихой сапой перевели в земли промышленного назначения. Активисты настаивают, что перевод был проведен с многочисленными нарушениями. На общественных слушаниях люди однозначно дали понять — никакой полигон им здесь не нужен.

— По этому полю проходил дренажный канал, под нами — большое озеро, из-под поля родник бьет — все это связано с водной системой Таганрогского залива и Азовского моря. Сейчас там снимают плодородный слой, роют котлован и убеждают нас, что будут хоронить то, что не смогут переработать. Но мы до сих пор не смогли ознакомиться с документами, необходимыми для госэкспертизы. Без этих документов строительство невозможно.

Нам под разными предлогами отказывают и убеждают, что строить мусорный полигон здесь можно. Что никаких родников там нет… Как же нет, если вот он, я его вижу?

В своем нежелании жить по соседству со свалкой жители Недвиговского сельского поселения зашли так далеко, что провели собственную экологическую экспертизу. Деньги на нее — 300 тысяч рублей — собирали всем миром.

— Давали, кто сколько мог, — рассказывает Геннадий Запорожцев, которого власти считают оргнизатором протеста. — Никто никого не заставлял. Использовали связи, некоторые специалисты делали нам заключения бесплатно. Экспертиза показала: строить здесь полигон нельзя. А когда по хутору пошли 70-тонные строительные машины, терпение у людей лопнуло.

Фото: Елена Романова — специально для «Новой»

Кто из протестующих перекопал дорогу — сейчас не говорят. С конца октября проехать в хутор разрешают только легковым и малотоннажным машинам. Тяжелая строительная техника вынуждена идти в обход. Не обошлось без приключений.

В декабре Геннадия Запорожцева вызвонил местный участковый: он попросил прийти в центр хутора — якобы должен был приехать министр ЖКХ Ростовской области. Поговорить с министром собралось и несколько десятков хуторян.

— Министр не приехал, а на следующий день на меня составили протокол по ст. 20.02 КоАП (организация несанкционированных массовых акций), — рассказывает Геннадий Серафимович. — Штраф дали 10 тысяч, в конце января в Ростове будет апелляция — приезжайте.

Он рассказывает о визитах полицейских, которые представились сотрудниками Центра по противодействию экстремизму. Их часто видят на собраниях и встречах, которые теперь для всех четырех хуторов Недвиговского сельского поселения стали нормой.

— Вы знаете, я такого не помню со времен СССР, — удивляется Дмитрий Корейша. — Летом проводили День рыбака — человек 300 пришли, убирали территорию все вместе.

Бабушки каких-то пирожков напекли, угощали всех. Сейчас вот взялись лесополосу чистить. Да, стоим не пропускаем машины. Потому что это — наша земля. У нас у всех паи. До всей этой истории у меня был земельный пай, я планировал его продать за миллион рублей. Сейчас мне за него едва дают 200 тысяч. Эта история нас всех очень сплотила.

Фото: Елена Романова — специально для «Новой»

Доходило и до откровенной уголовщины.

Из заявления в полицию

«21 декабря 2019 года я, Бабичев Юрий Андреевич, житель х. Веселый, Мясниковского района Ростовской области, принимал активное участие в субботнике по расчистке участка лесополосы, напротив нашего кладбища. Стало темнеть, мы заканчивали работу и ждали, пока догорят костры. Собрались на краю дороги, рядом с лесополосой и обсуждали планы на завтрашний день: решали, какие инструменты надо было брать с собой на завтра: вилы, грабли, топоры, ножовки, триммеры, бензопилы и т.д. Мы — это: я, Бабичев Юрий Андреевич, Вахненко Николай, Ерошенко Антонина Анатольевна, Чичкань Александр Николаевич. Мне кто-то позвонил по мобильному телефону. Я перешел через дорогу, ближе к изгороди кладбища и начал разговаривать. Вдруг кто-то окликнул меня. Я резко повернулся и увидел, как на меня надвигаются яркие огни от фар. Я попытался отскочить в сторону, ближе к лесополосе, но не успел. Прямо на меня надвигался трактор с ковшом. Я попятился назад, но поняв, что не успеваю уйти от удара и не понимая, что мне делать, к тому же, ослепленный множеством ярких фар, вынужден был вскочить прямо в ковш. В левой руке у меня был телефон, который мне удалось сразу же положить в карман, а правой рукой я уцепился за петлю на ковше и держался за нее, чтобы не вывалиться из ковша на скорости. Тракторист добавил газ, и трактор стал набирать скорость! Я пытался кричать трактористу, чтобы он остановил трактор».

Эта история лишь чудом не закончилась трагедией: за трактористом погнались селяне, трактор удалось остановить. Напоследок тракторист попытался вытрясти Бабичева из ковша, мужчина выпал и получил сотрясение мозга. Что это было, полиция Мясниковского района не выяснила до сих пор.

Протестующие жители Веселого уверены в своей будущей победе. Они подготовили иск к администрации района, которая продала их землю мусорному оператору. Недавняя новость о том, что в Архангельской области эко-активистам удалось отстоять Шиес, и суд принял решение сносить незаконно возведенные там объекты для приема мусора из Москвы, воодушевила «веселовских партизан».

Читайте также

Шиес раздора. Суд потребовал снести городок строителей свалки на Шиесе. Остальное сделает зима — если силовики научатся соблюдать закон

* * *

Еще одна история со счастливым концом в конце прошлого года произошла в Кавминводах. Там правительство Ставропольского края несколько месяцев лоббировало строительство завода по производству нитроцеллюлозы на месте бывшего уранообогатительного завода в Лермонтове, рядом с хранилищем радиактивных отходов. Но местные активисты за пару недель собрали более 6 тысяч подписей, организовали штаб протеста, провели несколько встреч с чиновниками, где дело дошло до откровенных угроз. После того, как во всех городах Кавминвод эко-активисты подали заявки на одновременное проведение митингов, власти решили перенести взрывоопасный завод в Невинномысск, где появление еще одного химпроизводство никого особо не удивило.

— Завод должны были построить на возвышенности, любая утечка кислот могла размять слой почвы и обнажить ураносодержащие «хвосты». Это пессимистичный сценарий. Но даже сценарий оптимистичный, без катастрофы не слишком хорош. Лермонтов — географический центр Кавминвод, где выстроена хрупкая экосистема, которая может не пережить индустриального давления, — говорит координатор информационного штаба ставропольского протеста Андрей Козлов.

Он считает, что власти Ставропольского края оказались не готовы к объединению протестующих.

— Участниками протеста стали люди диаметрально противоположных убеждений: коммунисты, либералы, националисты, представители национальных меньшинств, — говорит он. — Протест быстро перерос Кавминводы и вышел на краевой уровень. То, что мы организовали сбор подписей в Ставрополе и других городах; то, что впервые протест поддержали и простые люди: рабочие, бюджетники, студенты, и представители местной элиты: бизнесмены, уважаемые члены профессиональных сообществ, даже чиновники (тайно, само собой) — все это показало власти, что случилось для них страшное: недовольные смогли объединиться.

Отдельной болевой точкой стало создание информационного центра протестов. Для местных чиновников неодобрение Москвы, гнев, спущенный по вертикали — самый страшный сон.

Политолог Дмитрий Фетисов не считает, что истории в Ростове и Лермонтове — полностью идентичны, но соглашается, что некомпетентность чиновников на местах начала усугубляться растущей протестной изобретательностью населения.

— В целом, да, прослеживается тенденция, что после Шиеса и акций в Волоколамске власть острее реагирует на ситуации, которые способны вызвать протест населения по экологическим темам, — считает Фетисов. — При этом, так как в Кремле все равно вынуждены реализовать «мусорную реформу», которая не имеет ни четкого круга ответственных, ни должного PR-сопровождения, а мэрия Москвы ищет пути утилизации московского мусора, то в ближайшем будущем количество протестных акций, связанных с экологической тематикой, может вырасти.

Председатель Клуба политического действия «4 ноября», политтехнолог Сергей Смирнов не видит в участившихся вспышках экологической протестной активности серьезных политических угроз.

— Большинство экологических протестов локальные и кратковременные. Зачастую протестующие выступают не против проблемных объектов (например, против мусорных полигонов или мусоросжигательных заводов), а против того, что эти объекты размещают или планируют размещать у них под боком. А как только власти соглашаются перенести их на другие территории, протестные акции прекращаются. Это, кстати, одна из причин, почему экологические протесты не перерастают в массовые экологические движения и не приводят к созданию реальных экологических политических партий. Хотя оппозиционные партии и пытаются «пристраиваться» к этим протестам, как раньше они «пристраивались» к протестам обманутых дольщиков или шахтеров, которым не выплачивали зарплату.

Дмитрий Фетисов, наоборот, склонен видеть в людях, которые собирают деньги на экологическую экспертизу и два с половиной месяца по ночам сторожат дорогу к хутору, реальную угрозу. Для начала — региональным чиновникам:

— Несмотря на то, что после Шиеса внимание к проблеме повысилось, его нельзя назвать достаточным. Скорее всего мы увидим, что пройдут акции протеста в регионах. И на это Кремль будет вынужден реагировать еще острее: проводить кадровые перестановки, разграничивать зоны ответственных и искать пути решения проблемы другим способом. Но скорее всего на практике протест в регионах будет нарастать ближайшие год-два. А дальше либо рассосется, если позиция общественности будет услышана, либо вырастет в масштабный федеральный протест, соизмеримый с протестами против монетизации льгот или по итогам выборов в Госдуму 2011 года.

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera