Сюжеты

Геронтократы Америки

Возрастные кандидаты вступают в схватку за Белый дом. Следующий президент США может быть самым старым в истории

Джо Байден. Фото: EPA

Этот материал вышел в № 3 от 15 января 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество11 821

Александр Пумпянскийобозреватель «Новой»

11 82115
 

…На дворе 1984 год. В разгаре вторая президентская кампания Рональда Рейгана, ему 73 года. Его соперник Уолтер Мондейл — бывший вице-президент США при Джимми Картере — на 20 лет моложе. Первые дебаты. И сразу вопрос — не в бровь, а в глаз: как в столь преклонные годы исполнять столь сложные обязанности? В ответ звучит что-то невнятное. Рейган плывет с ответами, теряет нить разговора, наглядно подтверждая правоту оппонента… На вторые дебаты он выходит собранным. Стоило Мондейлу поднять выгодную тему, как последовала разящая реплика. «Я не хотел бы делать темой этой кампании возраст. Я не собираюсь использовать в политических целях юность и неопытность моего оппонента». Смех, аплодисменты. Смеялись все, включая Мондейла. В ноябре Рейган был переизбран оглушительным «лэндслайдом» (обвалом), победив в 49 из 50 штатов, как никто и никогда в истории США.

Вопрос о возрасте остро встает в стартующей президентской кампании 2020 года. Дональду Трампу 73 года. Когда он въехал в Белый дом, он был на год старше Рейгана. Совсем не исключено, что после окончания первого срока он будет квартировать в нем еще четыре года. То есть до 78 лет.

Или не будет.

В чем, однако, можно быть твердо уверенным, так это в том, что любой из нынешних демократических фаворитов при вступлении в президентскую должность побьет его возрастной рекорд.

Через год, когда и если выиграет кто-то из нынешних демократических претендентов:

  • Элизабет Уоррен будет 71.
  • Джо Байдену — 78.
  • Столько же будет Майклу Блумбергу, он на несколько месяцев старше Байдена.
  • Берни Сандерсу исполнится 79.

Наш идеологический противник где-то подцепил вирус геронтократии? Не от нас ли заразился?

К этой теме мы обязательно вернемся. А пока посчитаем возможные дебет-кредит на костяшках лет.

В нынешней демократической гонке — кто выйдет к барьеру с Трампом — до сей поры дюжина кандидатов, и список не закрыт. Такая массовка — не лучший знак. Демократы еще долго будут разбираться друг с другом, вместо того чтобы сосредоточиться на Трампе. Тем не менее в плане возраста большинство претендентов находятся в прекрасной поре своей жизни. Только вот незадача: по опросам, им отдают предпочтение максимум процента продемократов. Двузначные цифры популярности пока лишь у четверых. Первая тройка: Байден, Сандерс, Уоррен. И на четвертом месте нежданно-негаданно «неприлично» молодой Пит Бутиджич. Ему 37 лет.

Пройдемся по фаворитам.

Джо Байден как наследник Обамы

Джо Байден. Фото: EPA

«Мы сражаемся за душу Америки. Время вспомнить, кто мы. Мы — американцы, сильные и стойкие. Мы выбираем надежду, а не страх. Науку, а не фантазмы. Правду, а не ложь. И единство, а не раскол. Мы относимся друг к другу с достоинством, мы никого не оставим в беде, и мы не смиримся с ненавистью».

Эта первая надпись на предвыборном сайте Байдена — «во что верит Джо». По принципу: от противного.

Страх, фантазмы, ложь, раскол, ненависть — это, понятное дело, Трамп. В своих выступлениях Байден говорит прямо: «Мы — это все, чем не является Дональд Трамп».

Сможет ли Джо Байден обеспечить стране будущее, свободное от Трампа и трампизмов?

Редакция журнала «Тайм» однажды включила сенатора Байдена от штата Делавэр в число «200 лиц будущего, которые будут делать историю». Это было в 1974 году. Двумя годами раньше, когда ему даже не исполнилось еще 30 (это минимальный возраст в США, чтобы стать сенатором), он в драматической схватке победил именитого сенатора-республиканца, став одним из пятерых самых молодых сенаторов США за всю историю. С тех пор он шесть раз избирался на этот пост, руководил важными сенатскими комитетами, а в 2009–2017 годах был вице-президентом США.

Если на чаше весов лежал бы только опыт, Байден был бы вне конкуренции. Такого опыта нет ни у кого. Правда, в последний раз президентские выборы выиграл кандидат, который ни дня не служил ни на одном государственном посту. И эту легкость необыкновенную он превратил в достоинство: дескать, он свободен от бюрократических уз, только такой и осушит «вашингтонское болото».

Вице-президентство при Обаме — главная высота в послужном списке Байдена. Он был надежным напарником первого чернокожего президента США. Обама ценил его деловые и в не меньшей степени человеческие качества: демократизм, порядочность, мужество, с которым он переносил ужасные удары судьбы. Первая жена Джо Байдена Нелия и их дочь Наоми погибли в автокатастрофе. Сыновья Бо и Хантер находились в той же машине. Тогда их бог миловал.

В 1988 году у Джо Байдена была диагностирована аневризма двух сосудов головного мозга, в критическом состоянии он был доставлен в больницу, где ему была сделана срочная операция. Лишь через семь месяцев Байден смог вернуться к работе.

Близость к Обаме — капитал среди демократически настроенной публики. И это чистое золото для черной общины. Среди демократических претендентов есть (были) по-своему выдающиеся фигуры с черной кожей. Но опросы общественного мнения были однозначны: черная община, особенно старшее поколение, готовы держаться за Байдена. По той же причине, скорее всего, он неплохо котируется и среди испаноязычных американцев.

Вот только Байден — не Обама. Это понимают все, включая его самого. Но он прожил такую долгую жизнь в политике. Дважды выдвигался в президенты — в 1988 году и в 2008-м. В 2016 он вновь собирался, но Хиллари Клинтон катила как каток, а тут трагически умер от рака мозга его старший сын Бо, и он уступил. Так что это последний шанс. Другого не будет. При этом из его стана уже идут заверения, что он выдвигается лишь на один срок…

Не поздно ли? Поможет ли его политический багаж? Да и чего вообще может стоить солидный опыт традиционной политики против одной фразы Дональда Трампа: «Малохольный Джо восемь лет лизал жопу Обаме».

Президент Трамп не Цицерон. Он сильнее Цицерона.

Зачем вести дискуссию, когда ее можно закрыть сразу? Порнография эффективнее красноречия, она возбуждает толпу до исступления. Запредельная лексика — не для выяснения истины, она для убийства.

С самого начала Трамп ведет себя так, будто никаких законов для него не писано — ни моральных, ни юридических.

И он уже подобрал отмычку к Байдену. Это его младший сын Хантер. Тот действительно подставился — не устоял перед длинным рублем, точнее, гривной, которая сама лезла ему в руки.

Несколько лет назад украинская энергетическая компания «Бурисма» предложила ему место в своем правлении с зарплатой 50 тысяч долларов в месяц, кстати, рядом с Александром Квасьневским, бывшим президентом Польши. За что? Похоже, ни за что. За громкое имя. А вице-президент Байден курировал украинское направление в Белом доме. И среди прочих действий отметился категорическим требованием к президенту Порошенко уволить генерального прокурора Шохина. Все источники утверждают, что это была антикоррупционная акция в рамках политики, выработанной госдепом в координации с Евросоюзом. Но [личный адвокат Трампа Руди] Джулиани, выступающий в роли консильери Трампа, предложил версию получше. Дескать, это нужно было «Бурисме», и Байден порадел сыночку-недотепе.

Оказывается, главный источник коррупции на Украине — это именно Джо Байден. И теперь Джулиани пропадает на Украине, копает «грязь» на Байдена. И будет копать до скончания века (избирательного цикла). А набат будет бить, а дубина — дубасить.

Выдержит ли Байден?

«Я порву Трампа в клочья», — повторяет Байден. Мол, я тоже крутой. Ой ли? Пока ему приходится утверждать себя среди конкурентов-соратников. С переменным успехом.

Странным образом к Байдену охладели доноры. Его основные соперники опережают его по собранным средствам. Опасный знак.

Тем не менее в общенациональных опросах он лидер.

Правда, опросы в Айове и Нью-Гемпшире — двух штатах, где в начале февраля пройдут первые праймериз и пойдет официальный счет голосов — для него неутешительны. Следом идут Невада и Южная Каролина, где его позиции более надежны — в этих штатах велика доля черного населения. Но результаты, которые он получит в Айове и Нью-Гемпшире, могут оказаться для Байдена критичными.

Берни Сандерс как ветхозаветный пророк

Берни Сандерс. Фото: EPA

«Дональд Трамп верит в то, что перемена климата — выдумка, — написал Сандерс в твите в ходе своего недавнего турне по Айове. — Дональд Трамп просто идиот». Он не стесняется называть его «патологическим лжецом» и «самым коррумпированным президентом в современной истории Америки».

Трижды мэр города Берлингтона, восьмикратный член палаты представителей Конгресса США, трижды сенатор от либерального штата Вермонт. Как правило, на каждых следующих выборах он набирал больше голосов, чем на предыдущих. Неофициальные звания «лучшего мэра» (1987 год), «самого популярного сенатора» (2015-й). И при этом белая ворона. Официально он даже не демократ, позиционирует себя как «независимый». Более того, всю жизнь называет себя «социалист-уникум».

За яростность выступлений либеральный обозреватель Тимоти Иган назвал Берни Сандерса «ветхозаветным пророком».

  • Он действительно бьет в одну точку: в экономическое неравенство. Это в его понимании главная проблема США.
  • Отстаивает социальные программы.
  • Упорно защищает права профсоюзов.
  • Пропагандирует «Зеленый новый курс».
  • Выступает за сокращение военных расходов.

Его бичуют справа. Ему достается из центра. Но «ветхозаветный пророк» вызывает неподдельный энтузиазм прежде всего у молодежи.

Его называют просто Берни. В опросах, где претендентов сравнивают по разным показателям, у него высшие баллы за «честность» и «порядочность». И еще он — «настоящий».

В прошлую президентскую кампанию, когда он вопреки партийному истеблишменту швырнул перчатку Хиллари Клинтон, его позиции представлялись слишком радикальными. Четыре года спустя его идеи (вроде «здравоохранение должно быть общественное») вошли в мейнстрим, их так или иначе разделяют все демократические претенденты. Уступив Хиллари Клинтон в 2016 году, о чем потом многие откровенно сожалели, он сдвинул всю повестку дня демократов влево.

В начале октября кампания Сандерса отменила все его выступления. Сердечный приступ, срочная операция — ему установили два стента. Вал слухов: «Сходит с дистанции». Но несколько дней спустя он был уже снова на тропе войны.

Элизабет Уоррен, у которой есть программы на все случаи жизни

Элизабет Уоррен. Фото: EPA

Элизабет Уоррен — это Берни Сандерс в юбке. Последнее немаловажно. Рано или поздно женщина станет президентом США. В прошлом цикле Хиллари Клинтон провалила эту историческую веху — парадоксальным образом большинство белых женщин отдали свои голоса Дональду Трампу. Может, на этот раз они поверят в свою?

— Сенатор Уоррен, вы будете самым старым президентом за всю историю инаугураций, — бросил ей в лицо один из ведущих очередной схватки претендентов.

— Я также буду самой молодой женщиной, проходящей инаугурацию, — ответила Уоррен. Ответ был признан «жемчужиной дня».

Она из глубинки (штат Оклахома), из семьи, которую лишь с натяжкой можно отнести к среднему классу. Но дерзостью, трудом и упорством она пробилась. Получила хорошее образование, сделала великолепную карьеру: учитель, профессор права в Пенсильванском и Гарвардском университетах. С 2013 года сенатор США от штата Массачусетс.

«Дональд Трамп — это коррупция во плоти. Но наши проблемы начались не с Дональдом Трампом. Страна, которая избирает Дональда Трампа, уже находится в большой беде», — декларирует Уоррен.

В любом деле и теме она пытается докопаться до сути — академическая черта. Не боится идей и выводов. Напротив: «Я не понимаю тех, кто дерзает выдвинуться на пост президента Соединенных Штатов Америки и при этом говорит, что, дескать, того мы не можем, а за это бороться не будем».

«Перед лицом больших идей самое легкое — это сдаться. Дескать, ты такой умудренный… Но что ты выиграешь, если выиграешь, отказавшись от своих больших идей?» — говорит Уоррен.

На публике и с публикой она гиперактивна. Телефонные звонки: «Здравствуйте, я Элизабет Уоррен…», селфи со всеми желающими — тут она неутомима. При этом главная фишка ее избирательной кампании — содержательность. О чем бы она ни говорила, завершает она свои выступления, как правило, одной фразой: «У меня есть план…»

Друзья подсмеиваются над этой ее вездесущностью. Противники издеваются. Но у нее действительно разработаны дорожные карты решения самых разных проблем.

Чаще всего в них встречаются слова «для всех».

  • Общественное здравоохранение для всех.
  • Доступное высшее образование для всех.
  • Всеобщий уход за детьми.

И шквал предложений вроде отмены студенческого долга до 50 000 долларов 42 миллионам американцам, которые вынуждены были взять займы на свое образование.

Откуда взять деньги на всю эту благодать? Ввести специальное налогообложение на сверхбогатых (с состоянием свыше 50 млн долларов).

Идеологически очень похоже на Берни Сандерса. Он первым сформулировал эти идеи — еще в кампанию-2016. Она ярко и сильно засверкала в нынешней. Эта пара никогда не полемизирует друг с другом, а только подчеркивает взаимную симпатию. Их группы поддержки во многом родственны, на американском политическом лексиконе они называют себя прогрессисты. В 2014 году Уоррен опубликовала «Одиннадцать заповедей прогрессивизма». Оба они, даже взявшись за руки, не дойдут до финишной прямой, в лучшем случае кто-то один. И тогда ей или ему достанется весь этот сектор электората.

В одном вопросе Сандерс и Уоррен демонстративно разошлись.

Это показательная история.

Кое-что про социализм и капитализм

Отвечая на вопрос о своих убеждениях, Элизабет Уоррен высказалась так: «Я капиталистка. Я капиталистка до мозга костей».

Процитировав свежее высказывание коллеги, Берни Сандерс сказал: «А я — нет». И продолжил: «Причина, по которой я — нет, заключается в том, что я не готов терпеть ни секунды всю ту жадность, коррупцию, неравенство в доходах и собственности и все те страдания, что имеют место в нашей стране — без особой нужды. В чем мы сейчас по-настоящему нуждаемся (не хотелось бы трепать никому нервы) — так это в политической революции.

И я единственный, полагаю, кандидат, который собирается сказать правящему классу этой страны, корпоративной элите: довольно!

Довольно вашей жадности и вашей коррупции! Нам нужны настоящие перемены в этой стране».

Фото: EPA

Она капиталистка… Он социалист… И между ними пропасть? Придется сделать нелирическое отступление.

Социализм — наверное, самое оклеветанное или, во всяком случае, злоупотребленное слово в ХХ веке. За исключением разве что слова капитализм. У нас социализмом была названа система, которую создал Сталин. А что это такое? Первая стадия коммунизма, научно разъяснил народу великий вождь. С подстадиями: сначала возводятся «основы социализма», потом социализм строится «в основном» (сколько же поколений студентов безнадежно завязли в этой словесной абракадабре!)… Далее, разъяснили жрецы научного коммунизма, следует «зрелый социализм». За ним (или вместо) без объявления случился «реальный социализм» — с пустыми прилавками в качестве ненаглядной витрины… А заветное совершенство, синоним всего хорошего, будущий рай на земле — коммунизм — все за горизонтом. Начетчики и пропагандисты объясняли непонятное через неизвестное, укутанное в грезу. Выражаясь сегодняшним языком, это был пиар режима.

Сталинизм в натуре — режим тотальной диктатуры (и никакого не пролетариата и даже не партии, а вполне единоличная), убиение частного, узурпация политики, экономики и даже личного пространства. Порочная система, которая присвоила себе звание и название социализма. Чем навеки скомпрометировала само это слово (не в одиночку: не забудем, что девичья фамилия германского фашизма — национал-социализм).

Кто воспользовался этим на всю катушку — так это антикоммунисты, антисоциалисты, реакция всех мастей, как выражались в былые времена. Если сталинизм это социализм, то социализм — это зло. Убедительный силлогизм. Маккартисты искали «коммунистов» под каждой кроватью. И находили. Либералов, вольнодумцев, протестантов и социально озабоченных в любом плане. С удавкой маккартизма Америка, в конце концов, справилась. Но социализм и сегодня в Америке — клеймо.

Как саркастически заметил Пол Кругман, колумнист «Нью-Йорк таймс» и нобелевский лауреат по экономике, социализм в Америке означает «все, что левее призывов к пожиранию детей бедноты».

Сандерс не страшится этой анафемы. Уоррен предпочитает не дразнить гусей.

На деле, однако, все сложнее. Реальный социализм существует. В Скандинавии, например. И на ее примере видно, что может и должен социализм, а куда ему лучше не соваться. Современные социализм и капитализм — не антагонисты и не антиподы, между которыми война не на жизнь, а на смерть. Это разные среды и средства. Экономику движет капитал. Рынок, конкуренция, закон стоимости как арбитр. Частная собственность священна… Есть эти условия, и экономика успешно развивается. Социалистический подход — с его идеей равенства и справедливости — востребован там и тогда, когда ставятся вопросы социального блага, общности, единства. В споре между ними — и в сплаве — рождается государство всеобщего благосостояния.

Это принципиальная модель для «первого мира» — при всем его разнообразии.

Америка исключительна. Ее капитализм самый необузданный. Ее индивидуализм экстремален. Ее социальный характер — нечто трудно признаваемое в общественном мнении. Но и она не исключение. Что такое «Новый курс» Франклина Делано Рузвельта и «Новые рубежи» Джона Кеннеди, и «Великое общество» Линдона Джонсона, и программы здравоохранения Medicade, и Medicare, как не социалистические прививки… Их делали в самые критические времена. Каждый раз они встречали бешеное сопротивление. Но ведь эти гигантские по своему масштабу реформы прошли, привились, и теперь их не вырвать никакими силами.

Похоже, что зарвавшаяся в своем безудержном развитии Америка нынче нуждается в новых реформах.

Иметь и не иметь… Сегодня самые богатые — 1 процент — имеют больше, чем 90 процентов населения США. Чудовищный разрыв. Такого никогда не было в США.

При этом в Америке нет гарантированных отпусков, оплаченных бюллетеней по болезни. Образование стоит заоблачных денег. Медицинский диагноз может быть равносилен для семейного бюджета смертельному приговору.

«Мы платим высочайшую цену за наше неравенство. Расплатой является экономическая система, которая менее стабильна, менее эффективна и дает меньший рост», — пишет нобелевский лауреат по экономике Джозеф Стиглиц в своей книге, которая так и называется «Цена неравенства».

«У американского капитализма кризис идентичности», — диагностирует экономический обозреватель «Вашингтон пост» Ричард Перлстейн. Инвестор-миллиардер Рей Далио выразился резче: «Капитализм сломался».

Пора чинить. Для чего и существуют социальные средства. Именно это и предлагают Берни Сандерс и Элизабет Уоррен. Воспримет ли их национальное сознание?

Какой выбор есть у американских избирателей

Кто выйдет к барьеру против Трампа?

Но прежде — другой интригующий вопрос, который давно висит без ответа.

Белый дом штурмуют одни старики?

Авторитетный ответ на смежный вопрос дал незабвенный Мюллер в «17 мгновениях весны». Он звучит так: «70 лет — возраст расцвета политиков». С чего бы это? Знатоки в интернете раскрыли секрет. Это Юлиан Семенов показал фигу в кармане — перефразировал знаменитое выступление ближайшего соратника Брежнева Кириленко при очередном награждении любимого генсека золотой медалью Героя (их было пять в его «иконостасе»: четыре Героя Советского Союза и одна — Героя Соцтруда): «Средний возраст у нас 70 лет». Вся страна смеялась тогда. Над собой смеялась.

Вот это была геронтократия.

Советское политбюро времен заката было, по сути, домом для престарелых с той разницей, что над ним не было органа опеки. Напротив, это он опекал лишенный всех прав народ. Беда не в том, что у власти были старики. Их предшественники были моложе. Но и тогда эта власть была заведомо устарелая. Мертвой хваткой держала страну за горло, заколотила двери в мир, препятствовала любому естественному развитию. Тоталитарно бюрократическая система, неизбежно выродившаяся в геронтократическое правление, — вот что было истинной катастрофой.

Возрастные характеристики нынешних претендентов на Белый дом действительно выглядят скучновато. Но злорадствовать на темы политбюро 2.0 у нашего идеологического противника несколько преждевременно.

По соображениям исключительно газетного места я ограничился в этой статье лишь первой тройкой (согласно опросам на сегодня) демократических претендентов. Но те же опросы говорят, что первые праймериз в Айове и Нью-Гемпшире может выиграть киндер-сюрприз Пит Бутиджич. В них еще не примет участия политический и еще больше экономический тяжеловес Майкл Блумберг, но у него огромный потенциал. У нас еще будут возможности поговорить о том, что значат для американской политики эти фигуры.

Следующий президент США может быть самым старым в истории. Но может — и самым молодым.

Дело не только в возрасте.

Миллиардер и социалист. Старый конь, который борозды не портит, и вулкан новых идей и лозунгов перемен.

У американских избирателей есть выбор.

Угадывать его на этом этапе рано. Но характер борьбы, возможные факторы за и против предсказать можно.

Задача демократов — выдвинуть кандидата, у которого будут наилучшие шансы обыграть Дональда Трампа. Кого бы при этом они ни выдвинули, ему/ей это будет трудно сделать.

Давно замечено: выигрышной картой американских выборов является экономика. Экономика циклична, подъемы и спады с неизбежностью следуют друг за другом, от Белого дома это почти не зависит. Это знают все экономисты. Но человеческое сознание так устроено. Подъем — и люди в массе благорасположены к тому, кто в Белом доме. Катятся под гору, и в нем появится новый жилец.

Тут уж как карта ляжет.

Фото: EPA

Уже десять лет, как американская экономика находится в восходящем цикле. Это долго. Он начался еще при Обаме, которому выпало выводить страну из кризиса 2008 года (вот когда от того, какие решения принимает администрация, зависит очень многое). Момент, когда он кончится, совсем не за горами. Нет сомнений, каждое утро Трамп молится (или шлет богу твиты), чтобы только этого не случилось в 2020 году.

Трудно играть против карточного игрока, которому привалила удача. Особенно если тот еще предпочитает крапленые карты, да и хозяин казино тоже он.

У демократов, однако, есть свои козыри.

«Я лучший президент за всю историю США», — твердит Трамп. «Кроме, может быть, Вашингтона и Линкольна», — скромно оговаривался он вначале. Довольно быстро имена Вашингтона и Линкольна из этой констатации исчезли. Опросы общественного мнения не подтверждают такую самооценку. Цифра одобрения его деятельности не поднималась выше 45 процентов, а число неодобрения не опускается ниже 50.

В конечном счете вопрос состоит в одном: какой стороне удастся вывести к урнам больше избирателей? Эта задача ставит дополнительные подпункты, на которые можно ответить по-разному.

Итог прошлых выборов предрешили весьма немногочисленные голоса избирателей в четырех штатах «ржавого пояса», переметнувшихся от демократов к республиканскому кандидату. Их надо вернуть.

Старое доброе правило: чтобы победить, надо апеллировать к середине. Там не решившие пока независимые. И вообще: американцы в основе своей умеренны, добропорядочны и разумны. Не пугайте их крайними требованиями! Лучший кандидат — тот, кто не отталкивает, а привлекает, кто способен объединить страну. Такова одна позиция.

Байден и Бутиджич предлагают себя на это амплуа.

Умеренность — не панацея, особенно когда страна так расколота. Кандидат должен быть страстным энтузиастом и неукротимым борцом. Нужен беспрецедентный подъем, а для этого перспектива драматических перемен, сильные лозунги, масштабные программы. Иначе в день выборов многие потенциальные сторонники демократов (и в первую очередь молодежь) просто останутся дома.

Сандерс и Уоррен в этой парадигме.

В американском календаре — жаркое лето и горячий год. Пыла и пыли в нем будет более чем достаточно, благодарение Трампу. Но по той же причине, назовем ее полярность потенциалов, это будет содержательная борьба.

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera