Колумнисты

Игра в тридцать одно

Лукашенко торгуется с Путиным не за нефть, а за поддержку на выборах

Фото: Наталия Федосенко / ТАСС

Этот материал вышел в № 1 от 10 января 2020
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ирина ХалипСобкор по Беларуси

3
 

Конец прошлого года не принес никаких интеграционных сенсаций: декабрьские встречи Александра Лукашенко и Владимира Путина, анонсированные как судьбоносные, с подписанием пакета интеграционных документов и началом новой жизни, не состоялись. Вернее, состоялись, но отнюдь не в формате судьбоносных. Впрочем, что говорить об интеграции, если даже о цене на нефть и газ стороны впервые за всю историю двусторонних отношений не смогли договориться?

Владимир Путин и Дмитрий Медведев после первых безрезультатных переговоров по газу и нефти с Беларусью. 7 декабря. Фото: РИА Новости

Сначала Александр Лукашенко и Владимир Путин встретились 7 декабря в Сочи — на день раньше запланированного празднования двадцатилетия союзного договора. Предполагалось, что в этот день они подпишут таинственные дорожные карты, о которых говорили целый год, а на следующий день, 8 декабря, пройдут пышные интеграционные празднества. Но после переговоров Александр Лукашенко сел в самолет и улетел. Не было даже совместного выхода к прессе с обычными в таких случаях «мы братья навек и продолжаем работать». Только глава Минэкономразвития Максим Орешкин потом говорил, что стороны достигли серьезного сближения позиций по нефти и газу.

На следующий же день и Минск, и Москва начали строчить пресс-релизами о следующей встрече, которая состоится 20 декабря в Санкт-Петербурге, и уж тогда точно все будет подписано и отпраздновано. Премьер-министр Беларуси Сергей Румас регулярно докладывал о ходе согласования дорожных карт: в ноябре, говорил он, было согласовано 20 карт из 31, а в декабре — уже 30 из 31. Все эти карты оставались закрытой для граждан колодой, их содержание сообщалось лишь приблизительно: согласовали энергетику, таможню, роуминг…

Но 20 декабря в Санкт-Петербурге прошли  заседание ЕвразЭС и неформальный саммит лидеров стран СНГ — и снова ничего судьбоносного.

Александр Лукашенко, правда, изо всех сил пытался внушать нефтегазовый оптимизм:

«По объемам мы договорились, и по нефти договорились, что купим у России 24—25 млн тонн нефти. Цены будут не выше уровня текущего 2019 года... По нефти в течение двух дней будет цена. А по газу, думаю, два-три дня. Во вторник в "Газпроме" специалисты встретятся, и уже будут конкретные цифры. Но в целом цена остается на уровне текущего года».

Пресс-службы поспешили сообщить, что следующая встреча с интеграционными переговорами пройдет 29 декабря, но она не состоялась вообще. Зато 23 декабря Дмитрий Медведев частично раскрыл таинственную тридцать первую карту: речь там, по словам главы российского правительства, идет о создании наднациональных органов власти, единой валюты и единого эмиссионного центра. То есть долгое время и россиянам, и белорусам врали все официальные лица обеих стран, уверяя, что дорожные карты касаются только экономических вопросов и вообще не затрагивают вопросы суверенитета.

Тридцать первую карту Александр Лукашенко просто зажал в кулаке и пообещал, что она будет подписана после заключения нефтяного и газового контрактов. Но ни тот, ни другой так и не были подписаны.

Такой новогодней ночи в Беларуси еще не было. Даже в самый пиковый момент «газовой войны» 2006 года Минск и Москва подписали газовый контракт в 23.59 31 декабря, за минуту до боя курантов.

В 2019 году этого не произошло. Вернее, в последние часы года «Газпром» согласился подписать контракт  на два месяца с сохранением прежней цены на газ — 127 долларов за тысячу кубометров. А годовой контракт не был подписан впервые в истории белорусско-российских отношений.

В начале декабря Александр Лукашенко, выступая перед депутатами, возмущался: «О какой можно говорить дальнейшей интеграции, если мы сегодня не имеем договора о поставках природного газа?» Ключевым вопросом этого раунда торговли было снижение цены до уровня Смоленской области, то есть не 127, а 72 доллара за тысячу кубометров. Почти в два раза дешевле. Аргумент для снижения цены был простой: интеграция — это равные условия для субъектов хозяйствования и равные цены на энергоносители. В то же время, по словам Александра Лукашенко, «Газпром» настаивает на цене 152 доллара за тысячу кубометров — в случае, если интеграция не состоится. Во всяком случае, именно эту цифру Лукашенко назвал в интервью Алексею Венедиктову в конце декабря.

С нефтью тоже пока ничего не получилось.  Россия предлагала сохранить цены и условия 2019 года, а Беларусь настаивала на компенсации за российский налоговый маневр, которой так и не смогла добиться за прошлый год. Убытки от российского налогового маневра в правительстве Беларуси оценили в 10 миллиардов долларов, но о компенсации российская сторона предлагает вести речь только после унификации налогового законодательства. Кроме того, союзники не договорились и о компенсации за российскую «грязную» нефть: Москва готова компенсировать лишь документально подтвержденные убытки, Минск же настаивает на компенсации упущенной выгоды. И, наконец, вопрос премии для поставщика: раньше она составляла 10 долларов за тонну, но на фоне налогового маневра Минск отказался выплачивать премиальные.  Интенсивные переговоры конца декабря не привели к подписанию контрактов, и с 1 января Россия прекратила поставки нефти на Мозырский и Новополоцкий нефтеперерабатывающие заводы. Предприятия снизили загрузку мощностей до 30 процентов и продолжали работать на запасах. В то же время Беларусь прекратила экспорт, чтобы обеспечить потребности внутреннего рынка.

Крупный нефтеперерабатывающий завод в Новополоцке, Беларусь. Фото: РИА Новости

3 января на сайте концерна «Белнефтехим» появилось заявление:  «Сложившаяся ситуация — не лучший этап в экономическом сотрудничестве с российскими партнерами. Так, с учетом реализации очередного этапа налогового маневра в Российской Федерации цена на «дешевую беспошлинную российскую нефть» на сегодняшний день составляет 83 процента от мировой. Безусловно, с учетом компенсации, которую Российская Федерация предоставляет своим нефтеперерабатывающим заводам, это негативно отражается на диспаритете цен на внутренних рынках России и Беларуси». А уже на следующий день стало известно, что поставлять нефть на белорусский «Нафтан» будут две российские компании  — «РуссНефть» и «Нефтиса», входящие в принадлежащий Михаилу Гуцериеву конгломерат «Сафмар». Подробности контракта не разглашаются.  Мало того, вообще неизвестно, подписан ли контракт между «Белнефтехимом» и потенциальными поставщиками —

или старый друг Лукашенко Михаил Гуцериев просто широким жестом отлил нефти без всяких бумажек.

2001 год. Президент Беларуси Александр Лукашенко и бизнесмен Михаил Гуцериев. Фото: Александра Чумичева / ТАСС

Беларусь для Михаила Гуцериева — тот самый запасной аэродром, которым всякий российский миллиардер просто обязан обзавестись. Это хоть и временно, но надежнее, чем западные страны: там, как показывает недавняя история, могут заинтересоваться происхождением денег, заморозить счета и арестовать активы, аннулировать гражданство или визу инвестора. А в Беларуси любой друг правителя с миллиардами в кармане сможет ногой открывать дверь в любой государственный кабинет и с уверенностью «гнуть пальцы» хоть с министром, хоть с премьером. Поэтому Михаил Гуцериев на всякий случай давно «задружился» с Александром Лукашенко. И когда у Гуцериева в Москве возникла опасность ареста по обвинению в неуплате налогов в 2007 году, то в Лондон он улетал не из Москвы, а из Минска, проведя перед отлетом неделю в коттедже под Минском и получив самые искренние заверения в вечной дружбе.

Сейчас Гуцериев строит в Беларуси, недалеко от Любани, горно-обогатительный комбинат, а Лукашенко обещает переименовать Любань в Гуцериевск.

Ну и так, по мелочам, глава «РуссНефти» обзавелся хозяйством в Беларуси: построил себе отель, терминал в аэропорту, базу отдыха, бизнес-центр, а еще строит школу и церковь. Так что с соседской помощью все понятно.

Понятно и другое. Интеграция или отсутствие интеграции — это то, что интересует Александра Лукашенко в последнюю очередь. Тайные разговоры ведутся сейчас о другом. Летом в Беларуси — президентские выборы (по крайней мере, это так называется). И Александр Лукашенко, как обычно, должен заручиться финансовой поддержкой Москвы на весь свой седьмой срок, поскольку именно на ней продержался предыдущие шесть. МВФ еще в 2016 году оценил общую поддержку белорусской экономики Россией в среднем в 10 миллиардов долларов в год. Цифры эти не изменились.

Так что Александру Лукашенко нужно от Москвы 50 миллиардов долларов — на все пять лет седьмого срока.

А вы говорите — налоговый маневр, премии поставщикам. Масштабнее мыслить нужно.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera