Колумнисты

Последний бой пиратоборцев

Почему криптоэкономика убьет копирайт

Фото: Reuters

Общество

Сергей Голубицкийжурналист, автор проектов minoa.biz и vcollege.biz

17
 

17 декабря в провинциальной Александрии, штат Вирджиния, судья Лайам О‘Грейди постановил, что все гонорары, причитающиеся Эдварду Сноудену за продажи книги мемуаров и платные выступления, будут отторгаться в пользу Правительства Соединенных Штатов. Основание: книга Сноудена не получила одобрения Агентства национальной безопасности.

На первый взгляд может показаться, что судья покусился на краеугольный камень общественной формации — неприкосновенность частной собственности, на которой зиждется не только Америка, но и вся западная цивилизация. Не иначе как из мелкой политической мести: Сноуден рассказал всему миру о том, как правительство США проводит тотальную слежку за гражданами, за это его объявили предателем, а теперь подвергают цензуре, требуя одобрения местного КГБ, и собираются отнять честно заработанные деньги.

В реальности, однако, судья не посягнул на частную собственность, а, напротив, встал на ее защиту:

гонорары у Сноудена забирают не за измену родине, а за использование материалов, которые являлись чужой интеллектуальной собственностью!

То есть формально речь идет не о политике, а о копирайте.

Через два дня после Сноудена в том же самом поселке Александрия тот же самый судья Лайам О‘Грейди предписал крупнейшему американскому провайдеру интернета Cox Communications выплатить Sony Music, Universal Music Group, Warner Music Group и EMI компенсацию в размере 1 миллиарда долларов за то, что клиенты этого провайдера скачали из интернета 10017 музыкальных композиций.

Cox Communications не бесправный беглец, скрывающийся в России, а могучая корпорация с 10 миллиардами долларов ежегодного дохода, поэтому что-то подсказывает, что безумной компенсации — по 100 тысяч долларов за каждую скачанную песенку — партия копирайта не увидит.

В декабре 2015 года судья О‘Грейди уже рассматривал иск BMG Rights Management к Cox Communications. Тогда истец требовал 200 миллионов долларов за скачанные 150 тысяч музыкальных композиций. По итогам разбирательств 150 тысяч песен превратились в 1397, а компенсация с 200 миллионов долларов снизилась до 25.

Догадываюсь, что для моих соотечественников Cox Communications, судья Лайам О‘Грейди и даже штраф на миллиард долларов — не более, чем тени в пещере Платона. Поэтому предлагаю использовать инфоповод для того, чтобы разобраться не с американским прецедентным правом, а с самим неавторизованным потреблением интеллектуальной собственности. Тем более, что такое потребление является повседневной реальностью каждого человека, когда-либо пользовавшегося компьютером в нашей стране.

До цифровой эпохи вопрос копирайта, то есть защиты продуктов интеллектуальной собственности, не вызывал ни проблем, ни нравственных сомнений. По очевидной причине: тиражирование интеллектуального продукта в реальной жизни связано с материальными затратами. Соответственно, покупая книгу или грампластинку, люди понимали, что часть их денег пойдет на вознаграждение автора, а часть — на компенсацию затрат и разумную прибыль издателя, который потратился на печать книг или штамповку пластинок.

Цифровой продукт сделал процесс тиражирование полностью беззатратным, поэтому у потребителей возникла идиосинкразия со здравым смыслом: кому мы платим за право скачать музыкальную композицию или видеофильм в интернете?

Понимая бессмысленность претензий на покрытие несуществующих трат на тиражирование, защитники традиционного копирайта навязали обществу миф о священной компенсации интеллектуального труда.

Миф этот очень некрасивый, потому что сегодня авторы музыкальных композиций получают в среднем в мире 12% (!) от всей выручки за реализацию.

Остальное забирают себе издатели, которые за отсутствием процесса издания как такового, переквалифицировались в распространителей (дистрибьюторов).

Потребители чувствуют несправедливость и фальшь традиционного копирайта, навязанного цифровому пространству, поэтому поступают в соответствии со здравым смыслом: скачивают понравившуюся композицию бесплатно.

Надо сказать, что сама цифровая индустрия давно нашла выход из ситуации — это подписная модель, знакомая каждому пользователю стриминговых сервисов (Яндекс.Музыка, Apple Music, Google Play Music, Spotify, Deezer, Tidal, Zvooq).

Мастодонты старого бизнеса, проворонившие все тренды и оказавшиеся на обочине истории, стриминговые сервисы ненавидят лютой ненавистью, сами перестраиваться не в состоянии, поэтому используют последний и единственный инструмент выживания — прецедентное право и провинциальные суды вроде того, что действует в Александрии, штат Вирджиния.

Посмотрим теперь, как развивалась борьба с нарушителями традиционного копирайта в эпоху интернета. Она проходила в три этапа.

В начале нулевых Партия вечного доения приняла стратегическое решение: преследовать по суду и наказывать частных граждан. Мир надолго запомнил душещипательные история о том, как одинокую мамашу с пятью детьми где-то в дебрях провинциальной Америки суд оштрафовал на 100 тысяч долларов за скачивание из интернета то ли 7, то ли 9 музыкальных композиций.

Прецедент был до того безумен, что тут же превратился в мем, разнесся по планете и окончательно дискредитировал дело защитников традиционного копирайта.

Как бы там ни было, стратегия «Застращай реднека!» результата не дала: нетизане репрессий не испугались, а когда на смену централизованным и оттого уязвимым напстеру и гнутелле пришел торрент, пиратство окончательно вышло из-под контроля.

В период с 2003 по 2008 годы было подано 35 тысяч судебных исков на частных лиц, из которых удалось довести до компенсации единицы. Стратегия окончательно сошла на нет после того, как суды в массовом порядке стали отклонять иски уже на стадии предварительного рассмотрения.

Следующие пять лет Партия вечного доения собиралась с мозгами, придумывая свежий ход, и таки придумала.

В 2013 году родилась Six Strikes System, система шести ударов (формальное название — Copyright Alert System, система предупреждения копирайта), которую планировали осуществить с помощью провайдеров интернета.

Смысл «шести ударов»: всякий раз, как тебя застукают за скачиванием торрента (предполагалось, что эту информацию будет поставлять провайдер), тебе будут присылать предупреждение (тот самый Strike, удар). С каждым новым ударом репрессии будут ужесточаться вплоть до… снижения скорости доступа к интернету!

Почему так игрушечно? Потому что веры в эффективность «шести ударов» никогда не было:

существует множество способов скрыть пользовательский трафик даже на уровне протокола, поэтому ставка изначально делалась не на репрессии, а на пробуждение совести.

Оказалось, однако, что представления о совести у сторонников традиционного копирайта и обитателей новой цифровой реальности не совпадали, поэтому система «ударов» продержалась всего два года и, главное, не принесла ни копейки. Характерно, что безденежье случилось не столько по вине технологий, сколько из-за саботажа со стороны провайдеров.

Статистическое исследование показало, что провайдеры реагировали лишь на 0,3% всех случаев незаконных скачиваний, на которые указывали ему поборники копирайта. При этом пиратский трафик за отчетный период вырос на 4,54%.

После нового фиаско борцы за сохранение прошлого перешли к заключительному этапу бессмысленного сопротивления: конечных пользователей оставили, наконец, в покое и, начиная с 2015 года, переключились на преследование самих провайдеров.

Помимо уже упомянутого Cox Communications под жернова американских судов попали провайдеры Charter, его подразделение Bright House Networks, RCN и Grande Communications.

Сейчас третий этап борьбы достиг кульминационной фазы и, судя по всему, штраф в 1 миллиард долларов, выставленный Cox Communications, поставит жирную точку в затянувшемся до неприличия противостоянии.

Что-то подсказывает, что радетели вечного доения не получат после апелляций не то что миллиарда, но даже прецедентных 25 миллионов.

Это, впрочем, уже из разряда гаданий, и к сути дела отношения не имеют.

Суть же такова, что случившиеся в последнее время технологические изменения обессмысливают уже даже не борьбу поборников традиционного копирайта с контрафактом, а сами понятия — и контрафакта, и копирайта. По той простой причине, что не будет ни первого, ни второго.

В одной из недавних колонок я эти изменения поминал, правда, в косвенном контексте. Речь шла об экспансии технологии децентрализованного распределенного реестра (блокчейна) в индустрию развлечений. Вернее, не об экспансии, а об уничтожении индустрии развлечений как таковой. Или совсем уж точно: о превращении доильного аппарата, придуманного посредниками для эксплуатации творческих личностей, в частный бизнес самих творческих личностей.

На базе блокчейн-технологий уже существуют готовые модели, позволяющие писателям, музыкантам, композиторам и любому творческому человеку напрямую выстраивать денежные отношения со своими слушателями, зрителями и поклонниками. Никаких продюсерских центров, никаких дистрибуторов, никаких лейблов, никаких издателей, никаких Sony, Apple Music и Youtube, а только глобальное цифровое пространство, в котором создатели и потребители интеллектуальной собственности взаимодействуют напрямую, монетизируя свои отношения внутри самой системы с помощью нефиатных денег.

На практике это означает, что создатели цифрового креативного продукта будут получать напрямую от потребителей не 12%, как принято в системе традиционного копирайта, а 80-100% всей выручки.

То обстоятельство, что денежные отношения выстраиваюся внутри самой системы децентрализованной дистрибуции, позволяет исключить и посредников другого рода — традиционные кредитно-денежной институты вроде банков.

Может показаться, что я выдаю технологии туманного будущего за существующую реальность, поэтому перечислю несколько крупных блокчейн-проектов, которые уже сегодня могут использовать музыканты для получения справедливого вознаграждения за свое творчество: Mediachain, Ujo, Choon, Open Music Initiative, Musicoin, Mycelia, Viberate, Blokur, Smackathon, Emusic, Voise, Musiclife, Bitsong, Digimarc, Blockpool, Audius, Immusik.

Походу хочу развеять и другое заблуждение: говорят, что криптоэкономика никогда не сможет существовать без посредников в виде бирж, обменивающих криптовалюты на фиатные доллары и рубли.

Подобные утверждения — от незнания. Кастодиальные (доверительные) биржи — это прошлый этап и сейчас полным ходом осуществляется переход криптоэкономики на пиринговые транзакции и атомарные свопы, позволяющие  конечным пользователям обменивать криптовалюты на фиатные деньги и обратно напрямую.

Раскрою тайну, которую стараются не афишировать даже в мейнстримной прессе, занятой криптотематикой: в 2019 году на т.н. «сомнительные» криптовалютные биржи (то есть те, что не поддерживают требований KYC/AML и хранят полную анонимность своих клиентов) приходится 64% всех обменных операций с криптовалютами (316 миллиардов долларов).

В завершении хочу сказать пару слов и в защиту радетелей вечного доения. Их можно понять, они как умеют отстаивают собственные интересы. И не важно, что их интересы отличаются от интересов творческих личностей и потребителей креативных продуктов. Главное, что у всех должно быть право на выживание.

Единственный способ поставить точку в затянувшемся противостоянии — эволюционировать, привести реальность в соответствие с технологическим уровнем развития современного общества и цивилизации.

Как бы там ни было, но новая реальность уже наступила и исчезновение понятия «копирайт» — вопрос ближайшего времени.

Очевидно, что вместе с самим термином исчезнет и вся многочисленная армия его служителей: что из индустрии развлечений, что из кредитно-финансового молоха. Убежден, что после переквалификации посредники проявят себя отличными специалистами — уже в новых, более этичных сферах деятельности.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera