Колумнисты

Об оксюмороне хакатон-солидарности

Могут ли программисты бороться с репрессиями

Общество

Сергей Голубицкийжурналист, автор проектов minoa.biz и vcollege.biz

1
 

От редакции
 

В середине декабря российские программисты проводят первый хакатон против политических репрессий — Devs against the Machine («Разработчики против машины»). Хакатон — формат сотрудничества программистов, в ходе которого они совместно решают те или иные задачи в неформальной обстановке. 

Devs against the Machine предлагает создавать IT-решения, привлекающие внимание общества к «московскому делу» и другим политическим судебным процессам. В «Новой» стараются такие явления отслеживать и поддерживать, потому что новые форматы солидарности, когда люди из своей профессии делают политическое высказывание, определенно наша тема. Хакатон, в организации которого участвует Айдар Губайдулин, покинувший Россию после новых обвинений в «насилии против представителя власти», в этом смысле находится в ряду «письма священников» и солидарности актеров вокруг дела Павла Устинова.

Редакция попросила прокомментировать явление Сергея Голубицкого, который еще со времен «Компьютерры» имеет заслуженное влияние на умы российского IT-сообщества. Однако наш автор в формате политического хакатона усомнился. Ниже мы приводим его аргументы и считаем, что эта публикация — приглашение к дискуссии. В данном случае редакция не разделяет мнение автора и призывает всех поддерживать Devs against the Machine и участвовать в нем.

Есть такое английское слово — Git (произносится как «гит»), которым обозначают неприятного для общения человека.

Есть такое место в интернете — GitHub — однако, вопреки ожиданиям, там кучкуются (Hub — это центр) не неприятные для общения люди, а просто программисты. Остается только догадываться, в какой мере компьютерные гики учитывали изначальное значение слова, когда придумывали свой профессиональный термин Git для обозначения распределенной системы слежения за изменениями в коде в процессе программной разработки.

Соответственно, GitHub — это центр вселенной, в котором собран практически весь лучший (и худший) компьютерный код в мире. Слово «весь» почти не является преувеличением: на GitHub’e зарегистрировано 37 миллионов (!) программистов, которые с энтузиазмом отлавливают друг у друга «клопов» (bugs — так называются ошибки в коде).

О колоссальном идеологическом потенциале GitHub’a можно судить по сумме, за которую в 2018 году Microsoft выкупила проект у частной компании, — 7 миллиардов 500 миллионов долларов! Вот уж поистине: кто рулит GitHub, рулит будущим.

На самом деле ни о каком полноценном контроле в GitHub говорить не приходится: это место было задумано как анархистская вольница, всегда таковой оставалась и останется до скончания веков.

А все потому, что

программист как класс — это самое неорганизованное, самое аполитичное, самое анархистское и одновременно — самое консервативное существо, когда-либо появлявшееся в ремесленных цехах homo sapiens.

По крайней мере, такое впечатление произвели на меня сотни программистов — русских, американских, китайских, австрийских, французских, румынских и индийских, с которыми довелось общаться на протяжении последних 20 лет: программиста легко увлечь идеей, но невозможно подвигнуть на ничтожное социальное мероприятие.

Невозможно потому, что программисты в массе своей предельно асоциальны. Что, в свою очередь, тоже естественно, ибо нет более эгоистичного и оторванного от мира занятия, чем писание кода. Хороший код может написать только конченый ботаник-гик, чьи навыки социального общения дадут фору неандертальским.

К чему я все это рассказываю? К тому, что кейс, который собираюсь сейчас представить читателям, разительно противоречит общепринятым (вышеизложенным) представлениям о GitHub, его обитателях и их интересах. При этом кейс энергично встраивается в злобу дня — обстоятельство, заставляющее задуматься над его аутентичностью и эффективностью.

18 сентября 2019 года в GitHub появилась новая команда под названием Developers-against-repressions — «Разработчики против репрессий». В команде числился один участник — программист Игорь Камышев.

Первый репозиторий (так в GitHub’e называется контейнер для хранения файлов и кода какого-то проекта) был создан «Разработчиками против репрессий» в тот же день и назывался «Открытое письмо специалистов IT-индустрии в защиту фигурантов «московского дела».

Открытое письмо собрало все незамысловатые трюизмы по теме, связанной с уголовным преследованием 13 участников мирного протеста, и выдвигало «единственное требование»: «Остановить политическое преследование мирного населения, прекратить сфабрикованные дела и освободить всех фигурантов дела».

Коллегам предлагалось «не оставаться в стороне и поддержать это письмо». Призыв получил неожиданно широкий отклик: свои виртуальные подписи поставили 2168 разработчиков.

Второй репозиторий команды Developers-against-repressions был размещен 29 ноября. Он назывался «Онлайн-хакатон в поддержку политзаключенных 13-15 декабря».

Хакатоном принято называть некогда популярное (а ныне — маргинально унылое) соревнование кодеров, которые сообща решают какую-то проблему в состязательном формате.

Репозиторий с «Онлайн-хакатоном в поддержку политзаключенных» сначала констатирует эффективность «письма в защиту фигурантов "московского дела", подписанного представителями IT-индустрии», а также — аналогичных писем, подписанных «священниками, учителями и врачами» (было отпущено шестеро арестованных), затем предлагает не почивать на лаврах, ибо «машина репрессий не остановилась».

Соответственно, выдвигается новая инициатива, способная заинтересовать представителей профессиональной тусовки программистов и «помочь политзаключенным». Дело благое, но — как?!

Предлагается «заявить о своей позиции», используя «код как способ самовыражения». В период между 13 и 15 декабря будет организован «онлайн-хакатон», на котором «команды разработчиков» смогут представить свой «код», а именно: «обработку данных, бот в телеграме, дизайн сайта, … шуточные игры в браузере и т. п.».

Жирным шрифтом выделено «Важное правило: проекты не должны нарушать законодательство РФ».

Если у кого-то нет пока команды для участия в хакатоне, предлагается собрать оную с помощью специально созданного чат-канала в телеграме. На этот канал на момент написания моей реплики подписалось 207 человек, которые весьма интенсивно между собой общаются: балагурят, постят линки на «Новую газету» и «Медиазону», сочувствуют Навальному, выдвигают идеи для хакатона («карта протеста: концентрация людей, направление передвижения, места скопления полиции и автозаков, количество задержанных по каждому из ОВД», «бот для телеграма, который бы выдавал информацию по текущему местонахождению частных самолетов / яхт чиновников», «баннеры и ленточки «Мы против политических репрессий» и т. п.), ищут команду.

Такая вот получилась инициатива, исходящая, хочется верить, от низов. К тому же не просто низов, а еще и самых аполитичных и социально пассивных. Да, забыл помянуть: победителям хакатона обещают вручить призы от «партнеров».

Теперь вопрос по существу: «Как ко всему этому относиться?» Если бы у меня был однозначный ответ, я бы не взялся писать на эту тему в первую голову. Досада в том, что у меня такого ответа нет, потому и решил поделиться с читателем сомнениями.

Начну с главного, дабы не возникало недопонимания: глубоко убежден, что конкретные формы самовыражения всегда и при любых обстоятельствах дело рук самих самовыражающихся.

Если вам хочется бороться с «кровавым режимом» посредством онлайн-хакатона, тем более такого, который «не нарушает законодательство РФ», — флаг вам в руки!

Нужно только осознавать, что сегодня брошенный в направлении представителя власти бумажный стаканчик нарушает даже не гражданское, а уголовное законодательство РФ. Как нарушает это законодательство и размахивание руками посреди людной улицы, потому что его запросто могут расценить как организацию массовых беспорядков, направленных на свержение конституционного строя.

Петр Саруханов / «Новая газета»

Собственно, именно эта реальность, связанная с законодательством РФ в его сегодняшней инкарнации, и заставляет меня усомниться не то чтобы в правомерности, но в искренности инициативы «Разработчики против репрессий».

В настоящий момент в репозитории онлайн-хакатона заявлено 11 командных проектов: бот афиши судов «Медиазоны» в Telegram; телеграм-бот для фиксации нарушений на различных мероприятиях — незаконное задержание полицейскими или вбросы на выборах; cайт с публикациями последних слов политзаключенных; карта имущества, купленного на деньги налогоплательщиков без их ведома; игра «про нелегкие будни депутатов Госдумы»; скрипт для анонимизации людей на видео и проч.

Не берусь судить, как перечисленное сравнимо по «криминальности» с метанием пластиковых бутылок.

Рискну, однако, оценить хакатон и его проекты в плане социальной значимости. На мой взгляд, она — нулевая. В плане же этики и морали — еще и сомнительная.

Попробую объясниться.

Во-первых, мне принципиально непонятен выбор GitHub в качестве площадки для выражения несогласия с действиями властей. GitHub — это территория профессиональных занятий. Что-то вроде биохимической лаборатории, литейного цеха, оркестровой ямы или овощной базы. Здесь как бы изначально предполагается иная деятельность. Было бы странно ворваться в операционную больницы и развернуть над головой анестезиолога плакат с надписью «Свободу сексуальным меньшинствам!», не правда ли?

С сексуальными меньшинствами все понятно, непонятен выбор локуса. Проверку гражданской позиции программистов с помощью «Открытого письма в защиту фигурантов «"московского дела"» с натяжкой, наверное, можно считать уместной. Высокое число подписантов — более двух тысяч — вполне тянет на карт-бланш.

Однако призыв к прямым действиям в неподобающем для этого месте — демарш иной природы. Показателен и вялый отклик на хакатон со стороны гиковской братии — цифра 207 идеально отражает реальный уровень интереса обитателей GitHub к политическому дискурсу.

Вполне допускаю, что организация хакатонов — такое же личное дело, что и неорганизация хакатонов.

Хочется кому-то заниматься этой профанацией протеста — на здоровье!

Есть, однако, большое «но», продиктованное мне системой морально-этических ценностей, которое заставляет оценивать инициативу «Разработчиков против репрессий» отрицательно.

В моей системе ценностей политические взгляды являются атрибутом сугубо частного мировоззрения. Такой взгляд неоригинален: в европейском этикете ведение политических разговоров в любом месте, кроме специально для этого отведенного, считается таким же моветоном, что и разговор о деньгах и здоровье.

Публично выражать свои взгляды можно и нужно, даже если (или — особенно когда) они диссонируют со взглядами, доминирующими в обществе. Делать это в соответствующем месте или где попало, в конце концов, лишь вопрос воспитания, не более. Мой скепсис к инициативам, подобным онлайн-хакатону, вызывает не право на выражение собственных взглядов, а право выступать с призывами, которые потенциально подвергают других людей опасности. Исторически таким призывам всегда подлежал один из двух мотивов: авантюризм либо провокация.

Проблема в том, что никогда и нигде в мире власть не меняла своей политики (тем более — не уходила) по требованию и желанию горстки пусть даже самых влиятельных мозгов нации. Слуховой аппарат власти устроен таким образом, что он слышит только один голос — большинства. Только действия большинства способны что-то реально изменить в устройстве власти.

Если власть не слышит голос меньшинства, откуда тогда берутся все эти «московские дела»?

Нашему брату-интеллигенту хочется верить, что суровые наказания за метание пластиковых стаканчиков и размахивание руками на улице суть следствие озабоченности властью действиями меньшинства. Боюсь, это не так. Боюсь, перед нами сюжет из истории римского Колизея: для той горстки, что бьется на арене, зарезервирована одна лишь роль — развлекать почтенную публику на трибунах.

Сюжет с GitHub'ом все же оставляет надежду, что за попыткой «заставить власть прислушаться» не кроется ничего, кроме иллюзий. На худой конец — гордыни. В мероприятие на неуместной площадке ради отчетной галочки верить не хочется. Тем более — в банальную провокацию.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera