Сюжеты

МКАД над головой

Жители северо-западных окраин Москвы выступают против новых маршрутов взлета из Шереметьево

Фото: Светлана Виданова / «Новая»

Этот материал вышел в № 141 от 16 декабря 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Расстроенный сон, неврозы, першение в горле — вот чем обернулось открытие в конце сентября третьей полосы аэропорта Шереметьево для жителей Красногорска и Лобни, московских районов Митино и Тушино, поселков Путилково и Голиково. Бабушки вместо телевизоров теперь часами смотрят с балконов на самолеты и замеряют шум с помощью специальных приборов. «Новая» поговорила с людьми, качеством жизни которых пожертвовали для комфорта пассажиров и прибыли перевозчиков.

Самолет авиакомпании «Россия» с подсвеченным триколором на хвосте пролетает над крышами домов в коттеджном поселке Голиково. Он летит вслед за другим бортом, который еще не успел скрыться из вида.

— В первой половине дня прут грузовые самолеты. Этим монстрам все равно над чем лететь: садиком, школой, жилым домом, — говорит Ирина Бытная — жительница Голиково. Она уже не отвлекается на рев очередного приближающегося рейса и говорит спокойно, даже когда он летит над ее головой. Мне почти приходится читать по губам.

Уже несколько месяцев Ирина записывает, над какой улицей и в какое время пролетают самолеты.

— Я гуляю с собакой одним маршрутом в одно и то же время. Вылетают, как карты у шулера. По моим наблюдениям, на максимально низкой высоте они летят в выходные, когда Роспотребнадзор не выезжает делать замеры, — говорит Бытная. — Мы выступаем за возвращение прежних маршрутов.

Фото: Светлана Виданова / «Новая»

Восточные рейсы из Шереметьево разворачиваются по новой траектории уже полгода, а с открытием новой взлетно-посадочной полосы, ВПП-3, интенсивность полетов увеличилась: минимум 70 взлетов днем, минимум 35 взлетов ночью. Раньше самолеты не могли взлетать с двух полос одновременно из-за близкого расположения ВПП-1 и ВПП-2.

Голиковцы даже вызывали независимых замерщиков, которые выявили превышения по шуму как на улице, так и в квартирах. Но Роспотребнадзор посчитал, что «основания для внеплановой экспертизы отсутствуют».

— Голиково с такой проблемой сталкивается не первый раз, — рассказывает Евгений — другой житель поселка. — В 2000-х по выходным летало много чартерных рейсов. Они тоже шли над домами, но тогда в поселке жил человек, имевший отношение к структурам Шереметьево. Ему было некомфортно, он звонил куда-то, и все прекращалось. Но та высота полета не сравнится с тем, что происходит сейчас.

Пролетев над Голиковым, самолет с триколором направляется к «Лесной поляне» — садоводческому товариществу, где рядом с трехэтажными коттеджами стоят старые «деревяшки», построенные в начале 60-х.

— Нас никто не предупреждал о планах на введение ВПП-3 ни семь лет, ни год назад, — говорит Марина — одна из жительниц «Лесной поляны».

— Недавно за 24 минуты пролетело восемь рейсов. Я все понимаю, налаживаем торговые и другие связи, но почему это происходит за счет нас?

Марина рада, что у нее есть квартира, куда можно сбежать от гула, и сочувствует всем, у кого такой возможности нет. Однако о сельской идиллии — «домике в деревне» на пенсии — Марина теперь забудет. И не только она, но и вся ее семья. По словам женщины, ее внучка теперь часто засыпает с вопросом: «Они не полетят?».

Фото: Светлана Виданова / «Новая»

Развернувшись над Опалихой и Красногорском, самолет появляется над Митино. Здесь — ядро инициативного движения, выступающего за изменение маршрутов. Высота полета над Митиным уже больше, но и дома тут не малоэтажные.

— Мы живем на 18-м этаже. До момента, пока дети не заметили самолет над самой крышей дома, они не пугались. А после увиденного ребенок спросил: «Мам, он в наш дом летит?»

— рассказывает активистка Татьяна.

Больше всего здесь переживают о здоровье и безопасности детей. Кто-то говорит о нарушениях сна, кто-то о постоянном кашле, а кто-то о ребятах, которые засматриваются на самолеты, переходя дорогу.

— С шумом можно смириться, если речь идет об аэропорте небольшого города, где максимум десять рейсов в день, — рассказывает Олег Грибаков — другой митинский активист. — Летом, когда еще не открыли ВПП-3, самолеты летали через нас только при западных ветрах. Люди сидели и с ужасом ждали, когда снова полетит этот МКАД над головой. А теперь ждать не нужно: они летают постоянно.

Фото: Светлана Виданова / «Новая»

У каждого аэропорта есть приаэродромная территория, включающая в себя семь подзон, которые подвергаются негативному воздействию загрязнений и шума. Такие места непригодны для жизни. Однако в седьмой подзоне можно строить дома со звукоизоляцией и другими дополнительными условиями.

Полгода голиковцы, красногорцы и жители других поселков спрашивали, являются ли их дома частью приаэродромной территории.

Если да, то почему не расселяют или не выплачивают компенсацию? А если нет, почему ежечасно превышаются нормы шума?

Правительство обратило внимание на проблему подзон только после конфликтов с застройщиками, работающими рядом с аэропортом Внуково. Из-за большой площади приаэродромных территорий в Москве приостановлено строительство около 50 млн квадратных метров недвижимости. В октябре Дмитрий Медведев поручил Роспотребнадзору пересмотреть санитарные правила и нормы. Приаэродромные территории будут сокращать, а уровень допустимого шумового воздействия повысится.

Теперь над Голиково и другими населенными пунктами, где зафиксировали превышения по старым нормам, самолеты могут летать сколько угодно.

Активистам из Митина уже восемь раз отказывали в митинге «на районе» (якобы нет подходящей площадки) — отправляют в «гайд-парк» в Сокольниках.

— Когда согласуют, будем участвовать всей семьей, — говорит Татьяна из Митина. — А если появятся непредвиденные обстоятельства, то одна я выйду в любом случае. В «Вестях» сказали, что людей, у которых забор граничит со взлетной полосой, могут расселить в течение двух лет. А сколько же тогда ждать тем, кто живет в Митине?

На открытии ВПП-3 19 сентября глава Росавиации Александр Нерадько заявил, что в федеральном бюджете предусмотрено 1,5 млрд руб. для выкупа участков, расположенных в санитарно-защитной зоне ВПП-3. И что этих средств достаточно, чтобы расселить всех желающих.

Мария Пантюхина

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera