Сюжеты

«Цель: ликвидация»

От Троцкого до Яндарбиева: как советские, а теперь российские спецслужбы приводят в исполнение смертные приговоры

Этот материал вышел в № 139 от 11 декабря 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Леонид Млечинжурналист, историк

7
 

Боевые операции на чужой территории всегда высоко ценились, но за редким исключением их не удается сохранить в тайне. Спецслужбы обещают устроить заковыристое дельце без шума и пыли, но, как правило, возникают громкие скандалы. Впрочем, некоторые истории и по прошествии времени остаются загадкой.             

Алексей Комаров / «Новая газета»

Вячеслав Менжинский, возглавивший госбезопасность в 1926 году, создал Особую группу и поручил ей боевые операции за кордоном. Весь внешний мир считался враждебным, поэтому вопрос о законности таких акций, даже не ставился. Лидеры эмиграции, Лев Троцкий и невозвращенцы — главные объекты интереса советской разведки. Задача не только в том,  чтобы следить за каждым их шагом, но и при первой же возможности уничтожить. Ликвидация на языке разведки именовалась «литерным делом». В 1930 году в центре Парижа похитили главу русской военной эмиграции генерала Александра Кутепова, но живым до России не довезли. В 1937 году там же похитили сменившего Кутепова генерала Евгения Миллера. Доставили в Москву и поместили во внутреннюю тюрьму НКВД. Продержали в камере полтора года и под чужим именем расстреляли.

Прядь русых волос

21 ноября 1927 года ЦИК СССР (высший орган государственной власти) постановил: «Лица, отказавшиеся вернуться в Союз ССР, объявляются вне закона. Объявление вне закона влечет за собой: а) конфискацию всего имущества осужденного, б) расстрел осужденного через 24 часа после удостоверения его личности. Настоящий закон имеет обратную силу».

Бежавший от советской власти автоматически подлежал уничтожению. Бегство из Советского Союза и было самым страшным преступлением.   

Игнатий Порецкий. Фото: Wikipedia

Игнатий Порецкий, он же Натан Порецкий, он же Игнатий Рейсс, кличка «Людвиг», с 1920 года служил в советской военной разведке. Летом 1937 года заявил, что уходит на Запад. Написал открытое письмо Сталину: «Я возвращаю себе свободу. Назад к Ленину, его учению и делу... Только победа освободит человечество от капитализма и Советский Союз от сталинизма».

Порецкий был солдатом мировой революции и от Сталина ушел к Троцкому, считая его подлинным наследником ленинского дела. Вождь воспринял письмо как личное оскорбление.

В ночь на 4 сентября 1937 года неподалеку от швейцарской границы на шоссе, ведущем из местечка Шамбланд на Женевском озере в Лозанну, обнаружили тело убитого советского разведчика. Его пальцы сжимали прядь русых волос — это помогло швейцарской полиции восстановить картину убийства.

Убрать Порецкого поручили майору госбезопасности Теодору Малли. Он успешно работал нелегалом в Лондоне, руководил работой знаменитого Кима Филби и его друзей. Малли предложили два варианта. Ударить Порецкого утюгом по голове в его гостиничном номере и инсценировать ограбление. Или отравить во время совместной трапезы в кафе. Но  Малли дружил с Порецким и отказался. Его отозвали, арестовали и  расстреляли.

Из Москвы вызвали специалистов по «мокрым делам». Павел  Судоплатов, который дослужился до генеральского звания, в своих воспоминаниях назвал имена убийц Порецкого. Ролан Аббиат родился в Англии. С начала 30-х работал на советскую разведку. После убийства Рейсса переехал в СССР, получил орден и гражданство, трудился в ТАСС. Борис Афанасьев (настоящая фамилия Атанасов) родился в Болгарии. После попытки убить болгарского министра бежал в Советский Союз. С 1932 года служил на Лубянке. Потом работал заместителем главного редактора журнала «Советская литература» на иностранных языках.     

Коробка конфет для полковника

Самые успешные операции приводят к неожиданным последствиям. Когда нарком внутренних дел СССР Николай Ежов распорядился уничтожить главу украинских националистов полковника Евгена Коновальца, никто не мог предположить, к чему это приведет.

23 мая 1938 года начинавший свою карьеру в разведке Павел Судоплатов в самом центре Роттердама преподнес Коновальцу коробку шоколадных конфет. Судоплатов выдавал себя за искреннего сторонника независимости Украины. Его устроили радистом на торговое судно «Шипка», прикрытие позволяло ему свободно появляться в европейских столицах.

Павел Судоплатов. Фото: russian7.ru

Они встретились с Коновальцем в центре Роттердама в ресторане гостиницы «Атланта». Судоплатов страшно торопился, объяснил: нужно возвращаться на судно. Коновалец тоже вышел из кафе.

Через несколько минут, когда он проходил мимо кинотеатра, раздался взрыв. Главу Организации украинских националистов буквально разнесло на куски.

Во всяком случае, так рассказывал сам Судоплатов. Никакими документами на сей счет мы не располагаем. А смерть Евгена Коновальца открыла дорогу Степану Бандере, который вместо убитого полковника возглавил Организацию украинских националистов и оказался куда более опасным врагом советской власти.

Евген Коновалец. Фото: profi-forex.org

Ледоруб по заказу

Лев Троцкий был выслан из СССР в 1929 году. Он перебирался из одной страны в другую, но нигде ему не были рады. Одни не хотели видеть профессионального революционера, другие не желали раздражать Москву, принимая злейшего врага Сталина. Приют Троцкий нашел только в Мексике. Его поселил в своем доме выдающийся мексиканский художник и коммунист Диего Ривера.

Достать врага на другом конце света оказалось затруднительно. Но Сталин считал, что недавний член политбюро, председатель Реввоенсовета и нарком по военным и морским делам  должен быть уничтожен. Рассекреченный ныне план убийства Троцкого, представленный начальником 5-го (разведывательного) отдела главного управления государственной безопасности старшим майором Павлом Фитиным, Сталин одобрил в августе 1939 года:

план убийства троцкого

«Цель: ликвидация.

Методы: агентурно-оперативная разработка, активная группа.

Средства: отравление пищи, воды, взрыв автомашины при помощи тола, прямой удар — удушение, кинжал, удар по голове, выстрел. Возможно вооруженное нападение группы…»

 

В конце мая 1940 года было совершенно первое покушение на Троцкого. Убить изгнанника убедили группу мексиканских коммунистов, среди них был известный художник Давид Альваро Сикейрос, которого с тех пор особенно полюбили советские руководители. Два десятка человек в полицейской форме разоружили охрану Троцкого, забросали дом гранатами и обстреляли из пулеметов. Лев Давидович чудом остался жив.

Тогда на роль убийцы подобрали испанца Рамона Меркадера. Его отец был одним из самых богатых людей в Барселоне. Мать, Каридад дель Рио Эрнандес, оставила мужа и увлеклась анархистскими идеями. Она стала агентом НКВД и предложила чекистам обратить внимание на сына.

Рамон годился для той роли, которую ему придумали: соблазнить одну из преданных Троцкому женщин, чтобы она привела его к будущей жертве. 20 августа 1940 года Меркадер пришел к Троцкому в плаще и шляпе — несмотря на жару — и попросил прочитать его статью. Когда Лев Давидович взялся за чтение, стоявший у него за спиной Меркадер вынул ледоруб с укороченной ручкой и обрушил его на голову Троцкого.

Меркадер был на редкость бесчувственным человеком: не всякий профессиональный убийца способен на такое. Он надеялся убить Троцкого одним ударом и убежать. Но смертельно раненный Троцкий вступил в борьбу. Услышав шум, вбежали охранники и схватили убийцу.

Рамон Меркадер после задержания (в центре). Фото: Wikipedia

На следующий день Троцкий умер в больнице. Проститься с ним пришли триста тысяч человек. Организаторы убийства Троцкого и мать Меркадера по докладной записке наркома внутренних дел Берии закрытым указом были удостоены высоких орденов.

Убийца Троцкого вышел на свободу в 1960 году. Его привезли в Советский Союз. Уже прошел ХХ съезд, где Хрущев рассказал о сталинских преступлениях, уже были реабилитированы многие жертвы террора и наказаны палачи. К уголовной ответственности привлекли тех, кто руководил Рамоном Меркадером. Но самому убийце Троцкого закрытым указом присвоили звание Героя  Советского Союза «за выполнение особого задания и проявленные при этом героизм и мужество».

«Приказано вас ликвидировать»

30 июня 1954 года ЦК принял постановление «О мерах по усилению разведывательной работы органов государственной безопасности  за границей». В составе 1-го главного управления КГБ СССР образовали 13-й отдел. В проекте положения о задачах отдела значилось: «признать целесообразным осуществление актов террора». В аппарате ЦК «акты террора» заменили на «активные действия».

Отправили боевую группу, чтобы уничтожить руководителя исполнительного бюро эмигрантского Народно-трудового союза в Западной Германии Георгия Околовича. Но капитан Николай Хохлов из 13-го отдела передумал убивать Околовича. Он пришел  к нему домой (тот жил во Франкфурте-на-Майне):

«Георгий Сергеевич, я — Хохлов Николай Евгеньевич, сотрудник органов госбезопасности. ЦК КПСС приказал вас ликвидировать».

Николай Хохлов. Фото: muz4in.net/

Околович позвонил своему куратору в британской разведке. Англичане перехватили двух помощников Хохлова.

— Мы познакомились с их оружием, — рассказывал британский разведчик. — Патроны с цианистым калием выстреливались из электрического пистолета, замаскированного под пачку сигарет. Выстрел был практически бесшумным. На расстоянии в три метра пуля входила в дерево на десять сантиметров. С тех пор, когда мне предлагали сигарету, я инстинктивно отшатывался.

История с Хохловым поставила Лондон в трудное положение — приближалось совещание в верхах в Женеве. Премьер-министру Уинстону Черчиллю докладывали, что хороший прием, оказанный перебежчикам, соблазнит и других чекистов. Это среди прочего позволит выяснить имена тех, кто в Лондоне работает на советскую разведку. Но Черчиллю не хотелось губить встречу в Женеве. Он запретил пресс-конференцию Хохлова. Согласился только выслать из Англии двух сотрудников советской разведки.

Выстрел из газового пистолета

Завербованному украинскими чекистами Богдану Сташинскому разработали надежную легенду: его мать — немка, отец —  поляк. Поскольку интимные отношения с поляками в третьем рейхе были запрещены, все держалось в тайне. А во время войны и мать, и отец погибли... И теперь молодой человек возвращается туда, где он родился. Летом 1954 года его переправили в социалистическую Польшу, где он жил полгода, работал водителем на сахарном заводе. В октябре украинские чекисты доложили в Москву: «Агент «Тарас» закончил подготовку в Польше, и нами дано указание о выводе его в Германскую Демократическую республику».

В ГДР Сташинский выдавал себя за немца, выросшего среди поляков, что объясняло его славянский акцент. В 1956 году он совершил первое путешествие в Западную Германию, в Мюнхен, где обосновались вожди украинских националистов. Отыскал главного идеолога ОУН Льва Ребета, несколько дней следил за ним, изучая его образ жизни, привычки, маршруты. 

Из Москвы Сташинскому доставили оружие — специально сконструированный газовый пистолет одноразового использования. Яд находился в герметично запечатанной капсуле. При нажатии кнопки  выстреливался  тонкой  струйкой. Яд вызывал сужение сосудов головного мозга. Смерть наступала в считанные мгновения, а обнаружить следы яда было почти невозможно.

Сташинскому вручили и противоядие двух видов – в таблетках и ампулах.

— Для  вашей  безопасности,  —  предупредил Сташинского офицер оперативно-технического управления КГБ, доставивший оружие, — непосредственно перед акцией надо проглотить одну из этих таблеток,  а сразу после выстрела раздавить еще и ампулу и вдохнуть ее содержимое.

Лев Ребет. Фото: timenote.info

12 октября 1957 года Сташинский подстерег Льва Ребета в подъезде.  Ребет поднимался по лестнице, Сташинский спускался. Поравнявшись с жертвой, поднял правую руку и выпустил смертоносный яд прямо в лицо Ребету. Тот рухнул на ступеньки лестницы. Патологоанатом пришел к выводу, что Ребет умер от сердечного приступа. Мюнхенская полиция даже не стала заниматься расследованием причин смерти эмигранта-украинца.

Орден и бегство

Через два года Сташинский нашел там же, в Мюнхене, Степана Бандеру.

15 октября 1959 года дежурил возле его дома. Около часа дня  Бандера приехал домой обедать, предварительно заглянув со своей секретаршей на рынок. Сташинский быстро забежал в подъезд, выждал минуту и, уже не спеша, двинулся вниз по лестнице, навстречу Бандере.  Тот одной рукой держал  бумажный пакет с только что купленными помидорами, а другой пытался вытащить ключ, застрявший в замочной скважине.

Сташинский участливо спросил:

— Что, замок испортился?

Бандера ответил:

— Нет, все в порядке.

Сташинский  поднял  пистолет,  завернутый в газету, и выстрелил Бандере прямо в лицо...  Вождь ОУН еще сумел подняться на третий этаж,  прежде чем смертельный яд его свалил. Первоначальный диагноз — травма черепа из-за падения на лестнице. Но лицо пошло синими и черными пятнами. Это насторожило полицейских. Более тщательное, чем обычно, вскрытие показало, что его отравили цианистым калием.

В Москве Сташинского наградили и позволили жениться на восточной немке, которая в 1961 году уговорила его уйти на Запад. В ФРГ его посадили на скамью подсудимых. Приговор – 8 лет. Сташинский отсидел четыре. В 1966 году его выпустили из тюрьмы. Ему и его жене подготовили новые документы, и они исчезли. Считается, что одна из западных спецслужб взяла на себя заботу о нем — в обмен на информацию о том, как действует система уничтожения врагов советской власти за границей.

Богдан Сташинский. Фото: russian7.ru

Главным виновником убийства Степана Бандеры западногерманский судья признал советское правительство. В Москве после столь громкого скандала решили подобные  акции проводить за границей лишь в крайнем случае. Сменивший Никиту Хрущева в кресле руководителя партии Леонид Брежнев тоже придерживался этой позиции.

Приговор не отменен

На Востоке торжественно принимали беглецов с Запада. На Западе раскрывали объятия перед беженцами с Востока. Но бежавшие на Запад жили в страхе. Всех заочно приговаривали к высшей мере наказания, и сменявшие друг друга председатели КГБ отдавали приказ уничтожить  предателя.

Для советских спецслужб принципиально важно было наказать отступника, чтобы все знали: предательство не прощают.

Бывший начальник управления нелегальной разведки генерал Юрий Дроздов писал: «Приговор, вынесенный ему, остается в силе, и никакие конъюнктурные поблажки не отменят его».  Дроздов имел в виду полковника Олега Гордиевского, исполнявшего обязанности резидента в  Англии, чье бегство в 1985 году стало самым громким провалом советской разведки. Но эти слова приняли на свой счет и другие перебежчики.

В перестроечные годы ведомственный «Сборник КГБ СССР» вышел без  грифа «совершенно секретно». В первом интервью начальника внешней разведки генерала Леонида Шебаршина спросили относительно «террористических акций разведки, таких, как убийство Троцкого или Бандеры»: возможны ли такие акции в наше время?

—  Обычно, — ответил генерал Шебаршин, — в свой арсенал террор включают силы, не обладающие безусловным превосходством в борьбе с противником, и с этой точки зрения, террор — показатель  не силы, а слабости.

Взрыв в Катаре

3 февраля 2004 года в столице Катара Дохе с помощью радиоуправляемого устройства взорвали джип Зелимхана Яндарбиева.

В 1991 году генерала Джохара Дудаева избрали президентом непризнанной Чеченской республики Ичкерия. Генерал назначил Яндарбиева вице-президентом. Он был главным идеологом отделения от России и войны с Россией. По его приказу в августе 1996 года боевики атаковали Грозный. Когда война закончилась и сепаратисты потерпели поражение, Яндарбиев уехал из Чечни на Арабский Восток.

Зелимхан Яндарбиев. Фото: РИА Новости

Катарская полиция стремительно провела расследование и обвинила в убийстве первого секретаря российского посольства, а также временно находившихся в стране двух российских граждан, которых наш МИД признал «сотрудниками спецслужб». Первого секретаря, имевшего дипломатический иммунитет, объявили персоной нон-грата. Он отправился на родину. Двух других посадили на скамью подсудимых.

Вызволял их секретарь Совета безопасности РФ Игорь Иванов. Он летал  в  Катар и вел переговоры с наследным принцем Тамимом бен Хамадом бен Халифой аль-Тани. Обвиняемых в убийстве Яндарбиева приговорили к пожизненному заключению. Меньше чем через год, 23 декабря 2004-го, обоих доставили  в  Москву. С тех пор их никто не видел.

Историю с убийством Зелимхана Яндарбиева историки разведки считают поворотной: выходит, после длительного перерыва вновь приводятся в исполнение смертные приговоры, вынесенные врагам государства.

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera