СюжетыКультура

Евгений Миронов: «Расстрельный колодец все еще открыт»

Спектакль «Я убил царя» в Театре Наций

Этот материал вышел в № 134 от 29 ноября 2019
Читать номер

Этот материал вышел в
№ 134 от 29 ноября 2019

22:18, 28 ноября 2019

2

Елена Дьякова
22:18, 28 ноября 2019

2

Елена Дьякова

Фото: Влад Докшин / «Новая»

А потом в сером бетонном, исчерканном пулями колодце времен мне встретилась Великая княгиня Елизавета Федоровна. Рассказала, глядя глаза в глаза из-под белого монашеского клобука, как ее брали в Марфо-Мариинской обители на Ордынке в 1918 году, на третий день Пасхи. Как чекисты отбивали прикладами руки сестер, окруживших настоятельницу. Как их расстреливали в Алапаевске на краю шахты. Как они умирали на дне шахты еще несколько часов.

Я перевела красный прицел курсора. Фертом выскочил из серого бетона товарищ Свердлов. Подчеркнул не без щегольства: у него есть совершенно секретные распоряжения о будущей участи Романовых. Официально — семья погибнет при эвакуации, да-с…

Колодец кружился. Выхода из него, многометрового, не было.

«Я убил царя» — премьера Михаила Патласова в Новом пространстве Театра Наций. В роли императора — Евгений Миронов.

«Мультимедийный спектакль» очень необычен технически. В кирпичном допетровском подвале Нового пространства Театра Наций стоит голографическая, светящаяся над черным лаком постамента, подсвеченная алым голова. В черты не вглядываешься. Думаешь о «пуле в лоб»…

Зрители сидят вокруг. Каждому выданы — вместо повязки на глаза — черные тяжелые мультимедийные очки и наушники. В очках плавает алая точка, потом возникают красные манекены, точно с плаката, потом создается довольно убедительное ощущение: ты в колодце. Сером, очень глубоком. По стенам колодца медленно плывут старые фотографии. На каждую можно нажать курсором — и откроется тщательно снятый эпизод событий в Екатеринбурге 1918 года. От Ипатьевского дома до сожжения тел семьи Романовых у Ганиной ямы. О расстреле царской семьи говорят цесаревич Алексей, его сестры, император и императрица. И расстрельная команда. И авангард восставшего народа, руководители всего произошедшего в подвале Ипатьевского дома — т. Свердлов и т. Голощекин.

И «колчаковский» следователь Соколов, первым изучивший историю расстрела царской семьи, написавший об этом бесценную для историков книгу и погибший в 1924 году во Франции при крайне неясных обстоятельствах. И убитый в лесу под Пермью в июне 1918 года Великий князь Михаил Александрович. И нынешние поисковики в штормовках.

…Часть эпизодов — монологи. Другие сцены сыграны: от домашнего спектакля арестованных, чеховского «Медведя» до расстрела.

Прошлое в цвете «наводится» на все четыре стены колодца. Зритель на вращающемся кресле волен смотреть на расстрельщиков и на жертв.

Эпизоды прекрасно сняты: оператор-постановщик Андрей Ковалев реконструировал систему съемки С.М. Про­кудина-Горского (1863–1944), первого классика цветной фотографии в России, оставившего фотолетопись Российской империи начала XX века. Особая четкость и обаяние старинной съемки заново воплощены в видео Театра Наций 2019 года.

Автор идеи и режиссер проекта — Михаил Патласов. Сквозная тема петербургского режиссера-документалиста — история России. Или, возможно, наше настоящее как дитя нашего прошлого. Со всем его генокодом.

Патласов очень остро чувствует эту тему. «Золотую маску» получали его спектакли «Антитела» (хроника убийства петербургского антифашиста Тимура Качаравы) и совершенно блестящий «Чук и Гек» в Александринском театре. Это взрослый «Чук и Гек»: да, неуемные мальчишки едут к отцу-геологу, но из тайги за окнами вагона встает подлинный СССР конца 1930-х. Документальная хроника времен ГУЛАГа плотно окружает сказку Гайдара.

В проекте «Я убил царя» императрицу Александру Федоровну играет актриса Александринского театра Ольга Белинская. Последнего императора, как уже было сказано, — Евгений Миронов. Для худрука Театра Наций проект «Я убил царя» в определенном смысле — продолжение документального проекта «Красное колесо» (там Миронов сыграл В.И. Ленина — уютного, склочного, почти бессильного Ильича-эмигранта с узелком пирожков).

Но тут можно найти и родство с недавней «Иранской конференцией» Ивана Вырыпаева и Виктора Рыжакова на большой сцене театра. Да, «Иранская конференция» — спектакль о настоящем и будущем. Но это единая река времен… просто пробы воды на анализ берутся в разных точках.

Для Театра Наций история России XX века (и наше будущее как прямой результат нашего прошлого) — одна из сквозных и важных тем.

Евгений Миронов:

— Здесь необходим зритель. Он не сидит дома, попивая кока-колу и смотря что-то там про ужасы XX века. Нет! Он сидит в старинном кирпичном подвале Нового пространства Театра Наций. На неудобном стуле. В тяжелых черных очках: через двадцать минут они начинают давить. В наушниках. И даже не понимает до конца, куда смотреть: направо или налево?

В спектакле — самая совершенная для театра технология. В стране сегодня нет аналогов. И эти технологии, даже их неудобство, дают вовлечь человека в действо: нервно, психически, эмоционально. Я сам это сейчас почувствовал, хотя хорошо знаю материал. Мы два года над этим работаем.

В 1919 году, когда Колчак занял Екатеринбург, убийство царской семьи расследовал Николай Соколов. С 1990-х расследование продолжает Владимир Соловьев. Следователь Соловьев и судмедэксперт Никитин — консультанты спектакля. Режиссер Михаил Патласов много раз ездил в Екатеринбург. Говорил с людьми, обнаружившими останки Марии и Алексея. За нашим проектом — очень большой документальный материал!

Теперь: зачем это нужно? Да ведь мы не знаем свою историю. У нас, по-моему, Ленина с Гагариным уже путают. Или Ленина с Николаем II. В нашей стране не было покаяния. Мы лихо его перешагнули в 1990-х, занялись челночным бизнесом. Мы не покаялись в расстреле царской семьи. И в миллионах смертей следом за их расстрелом. Мы не помним азбучные для истории России вещи.

Как можно было про это забыть? Это преступление — уже наше, сегодняшнее — забыть про это. И меня это волнует, что мы такие гады.

Что мы живем, продолжаем жить, а ХХ век просто забыли.

Фото: Влад Докшин / «Новая»

За «очень мультимедийными технологиями» — честный рассказ. Мы работали с архивами. Музей революции предоставил для спектакля уникальные свидетельства, они еще не публиковались. Оператор-постановщик Андрей Ковалев реконст­руировал систему Прокудина-Горского, мы снимали на старинные фотоаппараты, позволяющие достичь той же пластики лица, — и это дает огромный эффект подлинности в видео.

Изучали по миллиметру, сопоставляли свидетельства царской семьи и их окружения — и дневники расстрельщиков. Ведь они гордились тем, что всадили пулю в царевича или в императора Николая! Чуть не каждый писал: «Я первый выстрелил… Я первый выстрелил… Я убил царя…»

И еще годы между собой это одеяло перетягивали. Делили заслугу.

Откуда? Ведь это были обычные рабочие… Это мы с вами были. Вот поэтому спектакль и называется «Я убил царя». И еще потому, что это наше дело. Не чье-то там. Все мы — дети этих людей.

Проект, конечно, менялся за два года. Поначалу у нас был замысел: царская семья лежит под ногами зрителей. Прямо в стеклянных, в хрустальных своих гробах. Чтобы войти — каждый должен переступить через них.

Та форма, к которой мы пришли, очень мобильна. Значит, мы можем спектакль возить, показывать «Я убил царя» в разных городах. Обязательно будем в Екатеринбурге. Я бы показал и в Тобольске. Мне кажется, эта визуальная часть работает! Ты, зритель, — в колодце. В вечном колодце, куда бросают тела жертв. Где не ценят людей. Где жизнь ничего не стоит.

И этот колодец, мне кажется… он у нас еще стоит открытым.

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#театр

важно

6 часов назад

Что произошло за день 15 марта. Коротко

важно

10 часов назад

Навальный подтвердил, что находится в ИК-2 города Покрова

Slide 1 of 1

выпуск

№ 27 от 15 марта 2021

Slide 1 of 11
  • № 27 от 15 марта 2021
  • № 26 от 12 марта 2021
    № 26 от 12 марта 2021
  • № 25 от 10 марта 2021
    № 25 от 10 марта 2021
  • № 24 от 5 марта 2021
    № 24 от 5 марта 2021
  • № 23 от 3 марта 2021
    № 23 от 3 марта 2021
  • № 22 от 1 марта 2021
    № 22 от 1 марта 2021
  • № 21 от 26 февраля 2021
    № 21 от 26 февраля 2021
  • № 20 от 24 февраля 2021
    № 20 от 24 февраля 2021
  • № 18-19 от 19 февраля 2021
    № 18-19 от 19 февраля 2021
  • № 17 от 17 февраля 2021
    № 17 от 17 февраля 2021
  • В архив выпусков «Новой газеты»

Топ 6

1.
Колонка

Цены строгого режима В Думе хотят остановить подорожание продуктов, сажая в тюрьму покупателей

282392

2.
Расследования

«Я служил в чеченской полиции и не хотел убивать людей» (18+) Старший сержант Полка им. Кадырова Сулейман Гезмахмаев впервые рассказывает о внесудебных расправах над жителями Чечни, не скрывая имен палачей

182123

3.
Сюжеты

Напряжение в Сети Слесарь-сантехник из Колпино, почти не владеющий интернетом, сам того не ведая, стал злоумышленником во Всемирной паутине

151357

4.
Сюжеты

Разговорчики в миру За случайный диалог на улице о Навальном и Фургале протоирея из Хабаровска арестовали на 20 суток. РПЦ не против

114242

5.
Сюжеты

Разгром учредительного собрания Силовики задержали более 200 участников форума «Муниципальная Россия»

113521

6.
Комментарий

Любовь втроем: мы с товарищем майором и Антон Красовский Заявление в Следственный комитет

105538

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
;

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera