Сюжеты

«Это геноцид больных детей»

Увольнение трансплантолога Михаила Каабака обернулось смертью годовалой девочки

Михаил Каабак после операции. 2009 г. РИА Новости

Общество26 641

Елизавета Кирпановакорреспондентка

26 6418
 

В середине ноября родители маленьких детей, у которых диагностировали проблемы с почками, забили тревогу. Операции, запланированные до конца года, отменили из-за увольнения врача-трансплантолога Михаила Каабака из Национального медицинского исследовательского центра здоровья детей (НЦЗД). Поводом послужила методика лечения, не одобренная Минздравом, но уже давно и широко применяемая за рубежом. Под давлением развернувшейся общественной кампании Минздрав восстановил Каабака в должности. Но поздно: одна маленькая пациентка умерла, так и не дождавшись операции. Каабак заявил, что этого можно было избежать. Теперь родители в страхе, что ситуация может повториться и с их детьми.

На операции. В кадре Михаил Каабак, бывший завотделением трансплантации почки в Научном центре хирургии им. Петровского. Фото: РИА Новости

«Уникальный доктор»

— В детстве сына называли богатырем! Так быстро вес набирал. Но потом он простудился. Мы сдали анализы, и нас тут же госпитализировали. Почки по непонятной причине стали «дырявыми», перестали фильтровать мочу.

Двухлетнему Диме, сыну 26-летней жительницы Петербурга Марины Десятской, сделали пересадку почки полгода назад. Причина — почечная недостаточность. Лечением мальчика занимался один из ведущих российских врачей-трансплантологов Михаил Каабак.

— У пациентов с ним были особые отношения. Ты приходишь к нему и чувствуешь, что вы партнеры и цель у вас общая. Цель эта — долгая и счастливая жизнь твоего ребенка, — рассказывает Марина «Новой газете». — Он никогда тебе не скажет: «Ты мать. Сиди молча. У тебя нет медицинского образования». Наоборот, всегда все объяснит. На любой вопрос ответит.

Женщина говорит, что Каабак за свой счет содержит сайт, где ведет с родителями дневник лечения ребенка: описывает симптомы, ход лечения, публикует цифры. «Любой человек может зайти и посмотреть, сколько вылечилось и сколько умерло. Его не волнует статистика. Ему важно спасти детей».

Родители говорят, что Михаил Каабак — «уникальный доктор». Один из немногих, кто берется за пересадку почек малышам весом до 10 кг. Для лечения таких пациентов он применяет новейшую индукционную схему иммуносупрессии (подавление врожденной способности организма отражать болезни и инфекцииЛ.К.). Для профилактики отторжения трансплантата хирург использует препарат «Алемтузумаб».

— С нами в палате лежал мальчик, тоже Дима. Он был, ну, скелетик. Ходить сам не мог и медленно умирал, — вспоминает Марина. — И у врачей, и у родителей был выбор: либо оперировать его с риском, что он умрет на операционном столе, либо оставить, и тогда он умрет точно. Каабак его взял — и он теперь уже ходит после операции. Очень хороший, веселый мальчик, мы с ним живем на одной улице.

«Прооперированные нами дети живут долго»

Михаил Каабак и Надежда Бабенко. Пресс-конференция по поводу увольнения врачей-трансплантологов. Фото: Максим Григорьев / ТАСС

Никто в России такую методику больше не практикует. Как отмечала Надежда Бабенко, коллега Михаила Каабака, с 2007 года по этой схеме лечения были прооперированы 374 ребенка, а пятилетняя выживаемость оперированных детей достигла 97%. Эта методика позволила увеличить срок службы почки на 20%.

— Именно благодаря разработанным нами протокольным мероприятиям по корректировке иммуносупрессии прооперированные нами дети живут долго, — отмечала Надежда Бабенко.

В прошлом году международное сообщество трансплантологов признало эту схему лучшей среди протоколов зарубежных клиник. Российские медики, напротив, относятся к ней скептически. Например, в Российской детской клинической больнице (РДКБ) говорят, что «Алемтузумаб» приводит к бактериальным и вирусным осложнениям. Между тем, в РДКБ признают: «Кроме Михаила Михайловича Каабака, никто эту схему лечения не применяет. Негативные последствия не фиксируются, но мы о них знаем».

Минздрав международную методику официально не утверждает, но и не запрещает.

Препарат «Алемтузумаб», который использует Каабак в схеме иммуносупрессии, разрешен офф-лейбл, то есть по показаниям, не упомянутым в инструкции по применению.

Отсутствие одобрения лекарства Минздравом и стало поводом для уголовного преследования Каабака. Пять лет назад на трансплантолога завели дело о халатности.

«В его основе лежит ошибочное заключение о том, что препарат не включен в международные клинические рекомендации и не проходил клинических испытаний в России», — утверждал Каабак. По его словам, у препарата есть международные клинические рекомендации, что было доказано прошлогодней экспертизой.

«Наличие внешних совместителей нецелесообразно»

Подготовка к операции по трансплантации почки. Фото: РИА Новости

Дело против врача до сих пор не закрыто, но оперировать детей это ему не помешало. Основным местом работы Каабака и Бабенко был Российский центр хирургии имени Петровского. В Национальном медицинском исследовательском центре здоровья детей (НЦЗД) они работали на четверть ставки.

В феврале с.г. трансплантологи договорились с Центром о расширении программы по пересадке почек у детей: с четырех до 40 операций в год.

В сентябре Каабак и Бабенко принесли трудовые книжки в НЦЗД для оформления на полную ставку. В ответ им сообщили об увольнении.

Официально прекращение сотрудничества с хирургами объяснили «сохранением постоянного кадрового потенциала», в связи с чем «наличие внешних совместителей стало нецелесообразным». Реальной причиной увольнения, по словам врачей, стали протоколы, не утвержденные Минздравом.

— У нас несколько детей и даже взрослых прошли эту схему лечения. Они обратились потом к нам с осложнениями. Трансплантаты функционировали плохо, и эти пациенты были впоследствии ретрансплантированы, — прокомментировал коллизию Главный трансплантолог Минздрава России Сергей Готье.

— Закон требует заключения врачебной комиссии медучреждения либо обоснованного мнения врача и информированного согласия пациента, — настаивал Каабак. — И это все соблюдалось. Поэтому в официальной позиции Минздрава вы никогда не увидите, что нас увольняют именно из-за этого протокола.

«Нередкая для детских больниц ситуация»

Под петицией с требованием вернуть должность Михаилу Каабаку подпись оставили более полумиллиона человек. Скриншот: Change.org

Как только новость об увольнении врачей разошлась в СМИ и соцсетях, на платформе Change.org появилась петиция с требованием вернуть команду Каабака на работу (на момент публикации материала она набрала почти 550 тысяч подписей). Автор петиции — Марина Десятская.

«Мы, родители детей, которые уже пережили ад,  операции, реанимации и прочий ужас. Родители, испытавшие чувство, когда ты не знаешь, а наступит ли утро у твоего ребенка, — говорится в обращении. — Мы нашли своих врачей, людей, которые от и до знают наших детей, которые спасали и спасают жизни детям, от которых отказываются остальные. Помогите сохранить нам врачей, от которых полностью зависит жизнь и будущее наших детей».

«Если ничего не выйдет — уедем из страны, — говорит Марина Десятская. — Попросим убежища в Европе. Скажем — здесь идет геноцид больных детей. Так ведь и есть».

Пациент на гемодиализе. Фото: РИА Новости

Реакцией на широкую общественную кампанию за возвращению команды Каабака стало короткое сообщение на сайте Минздрава 26 ноября. В нем говорилось, что глава ведомства встретилась с уволенным трансплантологом: «Результатом встречи стало решение Вероники Скворцовой о включении Михаила Каабака и Надежды Бабенко в группу трансплантологов, которые работают в НМИЦ здоровья детей».

В среду в Минздраве уточнили: Каабак оформляется в НЦЗД руководителем группы трансплантации в отделении урологии «на тот же объем работы, что и ранее». Одновременно было объявлено, что отделение закрыто на карантин до 2 декабря. «Это нередкая для детских больниц ситуация», — вскользь упомянуло ведомство.

«Не дождалась окончания войны»

Насте О., маленькой пациентке Каабака, 22 ноября исполнился ровно год. Операцию по пересадке почек ей планировали сделать с октября по декабрь. Девочка находилась в списке детей, которым трансплантация была необходима в срочном порядке.

После увольнения врачей Настю выписали из стационара НЦЗД. На тот момент она весила 7 килограммов. По словам Марины Десятской, родители с девочкой еще какое-то время после выписки жили в Москве. Поскольку на операцию ее не вызывали, семья решила вернуться домой в Волгоград.

В среду, 27 ноября, Настя умерла, так и не дождавшись трансплантации. Ее не успели довезти до больницы, она скончалась в машине «скорой помощи».

«Если бы нас не закрывали, она лежала бы в отделении интенсивной терапии. Смерть у нее, скорее всего, сердечная, из-за кардиомиопатии, — предположил Каабак. — У нас есть ее ЭКГ в октябре, там тяжелая кардиомиопатия, нужен был интенсивный ежедневный гемодиализ, это не амбулаторный пациент».

Пациент на гемодиализе. Фото: РИА Новости

В срочной пересадке почки нуждаются еще пятеро малышей. Среди них 11-месячный Рома К. — один из мальчиков-близнецов из Сахалина. Рому планировали в ближайшие дни перевезти в НЦЗД, чтобы начать подготовку к операции, но из-за карантина это сделать не удалось. В Минздраве, правда, заверили, что курс вакцинации Роме начнут делать в РДКБ с участием Каабака, а продолжат уже в НЦЗД. «Михаил Михайлович проинформировал, что в настоящий момент угрозы для жизни ребенка нет», — заявил директор Центра Андрей Фисенко.

Всего к моменту увольнения врачей в НЦЗД были запланированы 75 пересадок почек маленьким детям.

Доктор Каабак считает, что операции необходимо возобновить как можно скорее:

«Вчера при разговоре в НЦЗД нам было сказано, что мы не сможем начать оперировать раньше, чем в январе. Это плохое предложение. Надо начать оперировать на следующей неделе».

— У родителей маленьких пациентов почти не осталось сил и терпения, — устало говорит Марина Десятская. — Мы потеряли Настю. Она не дождалась окончания этой войны. Но у нас есть дети, которые этого очень ждут. Моему ребенку некому помочь. Ему нужен врач. Пока я его не получу, я не успокоюсь.

При участии Арсения Сааведра, специально для «Новой»

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera