Репортажи

Черные птицы на желтом снегу

Карельский город Сегежу накрыла экологическая катастрофа

Фото: Сергей Маркелов, специально для «Новой»

Этот материал вышел в № 133 от 27 ноября 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Сергей Маркеловспециально для «Новой»

1
 

Утром 13 ноября в Сегеже привычно запахло тухлыми яйцами — так пахнет сероводород. Снег окрасился в желтый цвет, а днем 14 ноября с неба начали падать птицы. Замертво. Их разносили в зубах по городу бездомные собаки. Днем 18 ноября на город опустился зловонный туман. Снег, птиц и запах сероводорода экоактивисты связали с выбросами на Сегежском целлюлозно-бумажном комбинате.

В течение нескольких дней люди публиковали в соцсетях фотографии с желтым снегом и мертвыми птицами. На сайте change.org появилась петиция под названием «Сегежский мор». Правительство Карелии 19 ноября выступило с заявлением, эксперты взяли на анализ пробы воздуха в Сегеже, республиканский минсельхоз исследовал семь мертвых птиц, инфекций не обнаружил. Региональный Роспотребнадзор к 21 ноября подготовил результаты анализов проб воздуха: превышений вредных веществ не отмечено.

Между тем в социальных сетях появилась информация о том, что фотографии с желтым снегом фейковые, снег якобы подкрасили с помощью фотошопа, кто-то даже нашел оригинальный снимок, где снег белый. Пользователи соцсетей в группе «Сегежа слушает» доказали, что этот снимок был сделан в 2018 году.

Корреспондент «Новой газеты» побывал в Сегеже и выяснил, что произошло в городе.

«Проверенная информация»

Фото: Сергей Маркелов, специально для «Новой»

В прошлом году Сегежа отпраздновала 80-летие. Сегежа — моногород, который находится в 200 километрах севернее Петрозаводска. Недавно в Сегеже начали строить каток, открылся большой торговый центр «Весна». Самое крупное городское предприятие — «Сегежский ЦБК» — принадлежит компании Segezha Group. Комбинат — это основной работодатель и источник дохода для местных жителей. Рядом с комбинатом пахнет только мокрым картоном, снег растаял, слышно, как поют птицы, вдалеке они кружат стаями, исчезая в клубах густого белого дыма из труб комбината. На конечной остановке — желтый пазик. Водитель автобуса говорит, что живет за городом, где у него растет экологически чистая картошка и водится рыба.

— Пахнет тут, конечно, от комбината, но любое предприятие дает какие-то выбросы, — говорит водитель. — Снег желтый я не видел, только от лиственницы вон желтые стебли падают. А птиц, насколько я знаю, только машины давили, когда подморозило — они у теплотрассы собирались.

На центральном бульваре в новой части города почти нет освещения. На деревьях висят пластиковые бутылки — кормушки для птиц, которые сделали пенсионеры. Молодой человек с наушниками в ушах говорит, что комбинат никак не связан с гибелью птиц:

— Птицы падают, потому что климат меняется, из-за погоды, и они путаются, сталкиваются и падают. Это проверенная информация — каждый год в этот день такое происходит в Сегеже, — рассказал Влад, но не смог пояснить, откуда он взял эту информацию.

Две женщины ответили на вопросы на ходу, настороженно оборачиваясь:

— У вас тут правда желтый снег был и птицы падали?

— Да.

— Вы видели?

— Да.

— Это 13 ноября было?

— Да.

Мертвая птица

Наталья Торопова нашла мертвую птицу рядом с домом. Наталья всю жизнь живет в Сегеже, но падающих с неба птиц увидела впервые. Она достает птаху за хвост, придерживая ее сухим листом, как салфеткой, подсвечивает фонариком на телефоне:

— У меня во дворе было очень много птиц. Они начали падать еще до 13 числа, на аллее валялись. А потом смог появился сильный, я сама под него попала. И началось — птицы стаями начали умирать на бульваре. Ворон много, почему-то они живучие, они у нас прописались на месте голубей. Многие соседи собирали коматозных птиц и брали домой. А если инфекция? Они были в контакте, и тут всплеск может быть.

Фото: Сергей Маркелов, специально для «Новой»

Наталья спрятала птицу в отверстии бетонной плиты, чтобы отправить на анализы в Санкт-Петербург. Местные активисты хотят сделать независимую экспертизу и организовать сбор средств для независимого анализа проб снега.

Активистка

— Она тут мне с мусором надоела. Теперь с этим комбинатом, — говорит Раиса Гурьянова, бабушка сегежской экоактивистки Натальи Пастушенко. — А голубятки у нас померли все, такого не было, конечно. Это же страшно. Сейчас птички, а потом мы? Бабушки, дедушки, а потом молодежь?

Со своей 85-летней бабушкой Наталья живет в скромно обставленной однокомнатной квартире. В комнате плотно занавешены шторы, в банке на подоконнике отстаивается желтоватая вода из-под крана.

Наталья в 2011 году устроилась на «Сегежский ЦБК» в охрану, через несколько месяцев ЧОП разорвал контракт с комбинатом, Наталья осталась без работы. А весной 2019 года создала группу «Карелия против мусора» в соцсети «ВКонтакте», когда рядом с Сегежей решили строить мусорный полигон. Вместе с другими экоактивистами и местными жителями она убедила правительство перенести полигон в Оргзегу.

Наталья Пастушенко. Фото: Сергей Маркелов, специально для «Новой»

— Когда закончилось, я успокоилась. А тут этот выброс. И я опять включилась в борьбу. Чувствую, что это выйдет мне боком. Мне кто-то позвонил, сказал: «Наталья Пастушенко? Вас там в ютубе снимают, пришлите мне видео на этот номер». Человек не представился. Зачем ему это надо? Меня никто нигде не снимал. А птицы прям на голову падали, это было очень страшно. Я 13 и 14 ноября не выходила из дома, я задыхалась, до сих пор кашляю.

Наталья говорит, что мертвых птиц в городе не убирали три дня. Она утверждает, что 18 ноября в Сегеже произошел второй выброс:

— Правда, не такой мощный, но никого не было видно в десяти метрах. Мы думали, может, это туман. Страшно было, непонятно, что это такое. И до сих пор страшно. Потому что никто не знает, что это. Говорят, соль: у нас никогда солью не посыпали.

В Сегеже вода из-под крана непригодна для питья, она желтого цвета. Люди берут воду из родника в парке на окраине города.

Экоактивисты хотят проверить ее на содержание сероводорода. Наталья уверяет, что выбросы с ЦБК были и раньше, но не такие сильные, а запах в городе зависит от направления ветра — если дует с востока, в городе пахнет сероводородом.

— Жить хочу нормально, а не мучиться, — резюмирует Наталья. — Мы же не требуем закрытия комбината, мы требуем только поставить фильтры. Я вне политики и понимаю, что если комбинат закрыть, город умрет.

Дети в Надвоицах

Независимый эколог Андрей Козлович приехал в Карелию из Украины, жил в Надвоицах, позже переместился в Сегежу, успел поработать районным депутатом. В начале 1990-х организовал фонд «Аристон», получил несколько грантов от зарубежных фондов и занялся экологией. С 1992 по 2007 год Андрей судился с алюминиевым заводом в Надвоицах, это поселок в 20 километрах от Сегежи.

Андрей Козлович. Фото: Сергей Маркелов, специально для «Новой»

— Из-за работы предприятия у людей был флюороз — отравление фтором. Таких пострадавших в Надвоицах больше тысячи. Я провел исследование, нашел семью, у которой все дети пострадали. Дело закончилось в Страсбургском суде по правам человека — де-факто они отказали в иске, де-юре они умыли руки, так как Путин был тогда на пике своей мощи, — рассуждает Козлович. — В Сегеже я мертвых птиц увидел больше двух недель назад. Это было до выброса. Многие думали, что голубей кто-то травит, пока не появился этот туман и желтый снег.

Козлович издал несколько романов, у него есть свой канал на «Яндекс.Дзен». Говорит, что в городе о нем распускают два слуха — называют шизофреником и гомосексуалистом.

— У нас в стране высокая должность — главное. Для этого надо быть холуем. Надо угождать и раболепствовать. Эта система хуже звериной. У зверей есть звериная честь, — говорит Андрей.

«Молоко перестали давать»

Жена рабочего комбината Елена работает в детском саду. Мертвых птиц и желтый снег она не видела.

— Скажу по секрету: у меня в группе дети трех-четырех лет, они на прогулке едят снег, и все живы.

Сегежский ЦБК. Фото: Сергей Маркелов, специально для «Новой»

Муж Елены говорит, что часто по утрам на его машине появляется желтый налет из-за большого содержания сульфата в воздухе. Делает ли завод по ночам выбросы, он сказать не смог. На интервью согласился только на условиях анонимности — боится, что его уволят:

«Многие работники недовольны. Зарплаты меньше стали последние год-два. Руководители почти все приезжие. Раньше в Крыму был свой пионерлагерь, профилакторий был, льготы какие-то, а сейчас ничего этого нет. Молоко перестали давать, экология лучше стала — надо ведь перед президентом отчитываться. Сокращения постоянно идут. У нас в Сегеже квартплата дорогая, самая дорогая по Карелии — до 10 тысяч уходит. Мазут, судя по ценам, наверное, из Сирии или с Аляски возят. Но если завод закроют — все, можно собирать вещи. И сейчас-то это город пенсионеров. Ни перспектив, ни интересов, ни работы».

Черные зубы

Местный депутат, который попросил не называть его имя «из-за возможных проблем», рассказал, что 13 ноября люди в Сегеже были очень напуганы: «Рабочие комбината, которые работали в ту смену, сказали, что был выброс на предприятии. Выброс чего — никто не сказал. Они были готовы поговорить с журналистами, но потом пошли в отказ».

Депутат признает, что комбинат вкладывает деньги в развитие города. Но в 2016 году были превышены показатели сероводорода в водопроводной воде. Власти все-таки признали, что вода не соответствует нормам. Комбинат, по словам депутата, готов менять очистные на своей территории,

но у города на это денег нет, и нет желания вообще что-либо менять.

— Я теперь опасаюсь, что комбинат может пойти в суд, потому что многие его обвиняют. Мне страшно за людей: пойти против такого монстра — это страшно. И ведь ни одна политическая партия не вступилась, — говорит депутат. — Я серьезно к этому отношусь, потому что ущерб от предприятия, которое работало в Надвоицах, можно увидеть на каждом ребенке в поселке, по их улыбкам и черным зубам. Какой вред нанесен женщинам, которые на сносях сейчас в Сегеже, никому неизвестно.

Сегежский ЦБК. Фото: Сергей Маркелов, специально для «Новой»

Официально

По информации управления Роспотребнадзора по Республике Карелия от 21 ноября, в результате исследований проб атмосферного воздуха в Сегеже превышения допустимых концентраций загрязняющих веществ не обнаружено.

Для установления причин гибели птиц организовано межведомственное взаимодейстие с органами исполнительной власти — ветеринарной службой Минсельхоза РК и Федеральной службой по надзору в сфере природопользования, осуществляющими экологический надзор. Росприроднадзор также продолжает проверку на источниках загрязнений атмосферного воздуха в Сегеже, в том числе на Сегежском ЦБК.

Остается невыявленной причина гибели птиц. Пока преждевременно делать вывод, что она явилась следствием работы Сегежского ЦБК.

В целях своевременного предупреждения любых предпосылок к неблагоприятным ситуациям работа по экологическому контролю на комбинате усилена и ведется в круглосуточном режиме. За ситуацией в городе и на комбинате осуществляется наблюдение со стороны надзорных, природоохранных и других государственных органов.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera