Сюжеты

Ким Смирнов: Феномен Греты Тунберг

Из личного дневника

Фото: ZUMA / ТАСС

Общество

Ким Смирновнаучный обозреватель

1
 

Ей предоставили трибуну ООН. Ее номинировали на Нобелевскую премию мира. Журнал Time включил её в список 100 самых влиятельных людей планеты в 2019 году. По версии этого журнала, она с огромным отрывом обходит в этом списке Папу Римского, Путина и Трампа. За что ей такие почести?

16 ноября 2019 г. Суббота.  Как известно, в день легендарного парада 7 ноября 1941 года в Москве шёл снег. А за два дня до этого, только 78 лет спустя, в столице был побит рекорд: никогда ещё, за всю историю наблюдений, температура 5 ноября не подымалась до 11,7 градуса выше нуля. Могут сказать: да мало ли какие ещё номера откалывает капризная дама-погода! Я вот лично помню, как в Черновцах, городе с довольно тёплым и влажным климатом, где обычно в конце февраля в городском парке уже появлялись подснежники, а «в багрец и золото» этот парк одевался в ноябре, мы писали выпускное школьное сочинение, и это было 20 мая, а за окном уже отцветали вишни и их опадающие лепестки смешивались с густо-прегусто валившим снегом…

Но всё-таки интегральная картина такова, что климат у нас год от году теплеет. И нынешняя рекордно тёплая за всё время наблюдений осень в Москве — лишнее тому подтверждение. Как всё это объясняет наука? У учёных по этому поводу вырисовываются, по крайней мере, три позиции.

Первая. Именно человек — главный виновник глобального потепления. Во всяком случае, начиная со второй половины XVIII века его промышленность, сельское хозяйство, транспорт, загрязнение ими природной среды всё в большей степени становятся для неё губительным, разрушительным фактором. А во многих местах планеты, особенно в гигантских мегаполисах и городских конгломерациях сегодня они уже представляют прямую угрозу здоровью и жизни самого человека. Парниковый эффект в результате выбросов углекислого газа в атмосферу ведёт в уже недалёкой перспективе к планетарному таянию ледников, погружению под воду многих располагающихся сейчас по берегам морей и океанов больших городов.

Вот данные научных наблюдений.

Вот, что такое парниковый эффект

А вот как располагаются по своему вкладу в рождение парниковых газов разные виды человеческой жизнедеятельности:

  • отопление и производство электроэнергии — 49,04%;
  • транспорт — 20,45%;
  • промышленность и строительство — 19, 96%;
  • торговля, сфера услуг, жильё — 8,8%
  • ну и все остальные источники –1,96%

Самый больший вклад в «копилку» выбросов углекислого газа в атмосферу вносят (в порядке убывания величины их «вклада») Китай, США, Индия, Россия, Япония. Вместе в 2018 году они выбросили в атмосферу 19,8 млрд. тонн СО2..

Где-то начиная с 1910-х годов температура поверхности Земли (речь идёт о средней температуре воздуха у поверхности суши и океана) довольно упрямо повышалась. Более того, если разбить хронологию нашей планеты на десятилетние  отрезки, что сгладит резкие годовые температурные падения и взлёты, то уже с 1850 года  эта температура в каждом следующем отрезке всегда была выше, чем в предыдущем.

Вверху: афиши фильмов «Неудобная правда» и «История одного обмана, или Глобальное потепление». Внизу — афиша русской версии последнего. Пески пустыни поднимаются до самой вершины Мамаева кургана. Авторы считают: это не научный прогноз — это фейк

22 мая 2006 года одновременно на экранах Нью-Йорка и Лос-Анджелеса впервые был показан фильм Альберта Гора, в своё время вице-президента и кандидата в президенты США, и режиссёра Девиса Гуггенхайма «Неудобная правда» — о бедах, которыми грозит человечеству парниковый эффект, виновником которого является сам человек. И уже в ноябре демонстрация фильма обернулась 20 миллионами долларов. А это ведь не детектив, не мелодрама — полнометражная документальная лента! Фильм удостоился двух «Оскаров». Почти одновременно вышла в свет одноименная книга Гора. В 2007 году он стал лауреатом Нобелевской премии мира «за изучение последствий глобальных климатических изменений, вызванных деятельностью человека, и выработку мер по их возможному предотвращению». Надо ли объяснять, какой бум, какой девятый вал тревоги, какой взрыв общественного мнения вызвали в мире этот фильм и эта книга?!

Вторая позиция. В климатической истории Земли миллионнолетиями сменяют друг друга ледниковые периоды и периоды глобального потепления. Сейчас мы живём на исходе Кайнозойской ледниковой эры, которая началась 34 млн. лет назад и длится по сей день. Пребываем, так сказать, в межледниковье. И вообще — климат Земли охлаждается или теплеет по естественным, независящим от деятельности человека причинам.  По отношению к этим причинам влияние человека на климат несравнимо ничтожно. Не выбросы СО2  в результате деятельности человека вызывают парниковый эффект, а ровно наоборот: естественные процессы, проходящие на нашей звезде — Солнце вызывают потепления или охлаждения земного климата, и уже это приводит к повышению или уменьшению углекислоты в атмосфере.

Александр Городницкий посвятил парниковому эффекту одну из своих песен:

Невезучее мое поколение,
Нам глобальное грозит потепление,
Нас пугает грипп свиной гиблой зоною,
Угрожают нам дырою озонною.
Нет печальнее, народ, этой повести,
Нас задушит углерод в жарком поясе,
Нас задушит углерод в жарком поясе,
На горах растает лед и на полюсе.
За окошками беда косоротится,
Убежит в моря вода, не воротится.
Все сумеет города затопить она,
Сгинет Лондон без следа вместе с Питером.
Нас пугают от утра и до вечера,
Но а мы как детвора, все доверчивы.
Как нам быть, чтобы не сгинули быстро мы,
Чешут репу президенты с министрами.
Я кривлю в улыбке рот над эпохою,
Что озон, что углерод — все мне пофигу.
Не желаю знать о том, что утопну я.
Не хочу глотать потом водку теплую.
Легковерное Земли население,
Нам глобальное грозит оглупление.
Принимаем все всерьез, что ни мелется,
А на улице мороз и метелица.

Кроме того, что он — автор многих замечательных стихов и песен, Городницкий ещё, между прочим, и серьёзный учёный-геофизик, академик РАЕН,  доктор геолого-минералогических наук, участник многих исследовательских экспедиций, главный научный сотрудник Института океанологии РАН. И он —  активный противник первой позиции.

из досье
 

«— У вас есть очень ехидная песня про глобальное потепление. Вы в него не верите?

— Почему же, глобальное потепление — это физический процесс, который невозможно отрицать. Но роль человека в нём минимальна. Главный фактор, определяющий тепловой режим Земли, — это Солнце: расстояние до него и процессы, происходящие на нашей ближайшей звезде. Остальное — производные второго и третьего порядка. А насчёт углерода, с которым бьются все «зелёные»… То, сколько его каждый год выбрасывает зеркало Мирового океана, — это в 100 раз больше, чем вся земная промышленность, вместе взятая. Так что имею основания полагать, что вся борьба с глобальным потеплением есть хорошо просчитанная и организованная афера, которая принесла организаторам не один миллиард долларов.

— А в песне поётся, что утонут и Лондон, и Питер. Что делать?

— Ну если, как в песне, Мировой океан поднимется на 10 метров, то можно уже ничего не делать — только тонуть. Но уверяю вас, этого никогда не случится. В ближайшие ­10–20 лет нас, наоборот, ожидает глобальное похолодание. Это такой же объективный процесс, как глобальное потепление, они сменяют друг друга на всём протяжении истории Земли. Предыдущее глобальное похолодание началось в 1601 г., когда Москва-река замёрзла на Яблочный Спас, 19 августа. В следующие два года по всей Московии стояли суровые морозы, был неурожай и мор. Это привело среди прочего к русской Смуте. Так что ещё неизвестно, что для человечества хуже: похолодание или потепление. Это я вам уже не как поэт, а как геофизик говорю».

(Беседа  корреспондента  «АиФ» С. Осипова с А. Городницким.  «АиФ», 2019 г., №31).

В том же году, что и «Неудобная правда» Альберта Гора, на телеэкраны вышел фильм англичанина Мартина Даркина «История одного обмана или Глобальное потепление», пункт за пунктом опровергающий доводы Альберта Гора.  Пародокс тут был в том, что он как бы «предвидел» его доводы, ибо впервые эта документальная лента демонстрировалась 8 марта, то-есть раньше «Неудобной правды». На самом деле никакого парадокса не было. Просто — лобовое столкновение противоположных взлядов на глобальное потепление, его причины и следствия уже давно было объектом внимания и учёных, и политиков, и широкого общественного мнения.

В фильме М. Даркина утверждается:  сама концепция якобы зависимости парникового эффекта от промышленных, сельскохозяйственных, транспортных выбросов СО2. — антинаучное надувательство в планетарных масштабах, в интересах крупных финансово-политических корпораций, из которого они извлекают немалые дивиденты. Их интересам служит и Межправительственная группа экспертов по изменению климата при ООН. К сожалению, им противопостоит немногочисленное меньшинство учёных. Но — мал золотник да дорог.

Понятно, что  сторонники антропогенной концепции обрушились на фильм с резкой критикой. Они утверждали, что (цитирую по «Википендии») «в нём были неправильно использованы и сфабрикованы данные, приводились вводящие в заблуждение доводы, опирающиеся на устарелые результаты исследований, и точка зрения Межправительственной группы экспертов по изменению климата была искажена». М. Даркин возражал: ошибки в фильме незначительны и на принципиальные выводы из него не влияют. Позже предоставилась возможность их исправить. У нас в стране вышла русская версия этого фильма (автор С. Надеждин).

Вот, кстати, некоторые из тех, кто представляет эту позицию в русской версии фильма: П. Мур — сооснователь «Гринпис», почётный член Королевского научного общества; К. Симонов — руководитель российского Фонда национальной энергетической безопасности; Р. Спенсер — климатолог, главный научный сотрудник Алабамского университета в Хантсвилле, работал в NASA; Г. Гусев — старший научный сотрудник Лаборатории элементарных частиц Физического института им. П. Н. Лебедева РАН; Ф. Стотт — почётный профессор биогеографии в Школе исследования Востока и Африки при Лондонском университете; П. Райтер — профессор медицинской энтомологии в Институте Пастера, член Экспертного комитета ВОЗ по «биологии переносчиков и борьбе с ними»; В. Клименко — главный научный сотрудник НИЛ глобальных проблем энергетики Московского энергетического института; П. Майклс — климатолог, старший научный сотрудник Университета Джорджа Мэйсона, бывший председатель Американской ассоциации государственных климатологов; Ф. Зингер —почётный профессор Виргинского университета, был первым руководителем Национальной метеорологической службы.

Третья позиция. Очень просто и очень точно выразил её на страницах «Комсомолки» (15.11.2019 г.), правда, не учёный, а журналист А. Шмаров: «Что касается выбросов. Конечно, с ними надо бороться, но только не для борьбы с потеплением, а чтобы воздух был чистым…». Это скорее «гибридная» — из первых двух — концепция, в разной степени признающая доводы обеих, полярно противоположных сторон. Мол, миллионнолетние колебания между ледниковыми эрами и периодами потепления мирового климата — они когда ещё приведут к опасным для человечества результатам! А многие наши города уже сегодня задыхаются от отравления атмосферы выбросами предприятий и выхлопных газов автомобилей.

Да, конечно, если чисто теоретически вообще исключить воздействие человека на окружающую среду, то потепление (или похолодание?) климата всё равно продолжится. Но наши промышленность, сельское хозяйство, транспорт, уровень загрязнения ими жизненной среды человека и всего живого всё-таки требуют принятия серьёзных мер, независимо от того что уровень их влияния на климат несопоставимо мал по сравнению с влиянием на него Солнца. Дело тут не в интегральных планетарных показателях, а в концентрации вредностей в конкретных точках Земли.

Принятое несколько лет назад Парижское климатическое соглашение, думаю, удовлетворило сторонников первой и третьей позиций по отношению к оценке опасности глобального потепления и  совершенно не удолетворило сторонников второй позиции. Хотя, как и предшестующий  Киотский протокол, это довольно компромиссный документ. О чём речь?

из досье

В чем суть Парижского соглашения по климату?
 

Выработанное в Париже в декабре 2015 года соглашение по климату впервые в истории объединило усилия всех мировых держав по сдерживанию климатических изменений. Его одобрили 195 стран.  Оно пришло на смену действовавшему до того момента Киотскому протоколу, установившему квоты по выбросу парниковых газов только для нескольких развитых стран, однако США вышли из этого соглашения, а ряд других стран не выполнили договоренности.  Договор вступил в силу в ноябре 2016 года.

Каковы его ключевые положения?
 

— Не позволять средней температуре на планете расти выше 2˚С по отношению к показателям доиндустриальной эпохи, а по возможности снизить ее до 1,5˚С.

— Начать в период с 2050-2100 гг. ограничивать выброс парниковых газов, получаемых в результате промышленной деятельности человека, до уровня, который деревья, почва и Мировой океан могут переработать естественным образом.

— Пересматривать в сторону увеличения каждые пять лет вклад каждой отдельной страны по снижению вредных выбросов в атмосферу.

— Развитые страны должны выделять средства в специальный климатический фонд для помощи более бедным государствами на борьбу с последствиями климатических изменений (например, стихийные бедствия или подъем уровня океана) и переход на использование возобновляемых источников энергии.

Что осталось в соглашении?
 

Самое главное — это удержать рост температуры на Земле в пределах 2˚С по отношению к показателям доиндустриальной эпохи — показатели выше этого, по мнению ученых, приведут к необратимым последствиям.

К сожалению, мы уже на полпути к этому сценарию, поскольку средние температуры выросли, по сравнению с ХIX веком, почти на 1˚С, в связи с чем многие страны выступали за введение более жесткого ограничения — до 1,5˚С; в числе этих стран были те, которые расположены в низменностях и, соответственно, находятся в зоне риска затопления в случае повышения уровня моря.

В результате в окончательный текст соглашения включено обещание стремиться ограничить рост средних температур на планете до 1,5˚С.

В то же время впервые в подобное соглашение включен долгосрочный план по скорейшему снижению выбросов парниковых газов и достижению баланса между возникающими в результате деятельности человека парниковыми газами и их поглощением морями и лесами — ко второй половине ХХI века. <…>

Что по поводу денег?
 

Развивающиеся страны говорят, что им необходима финансовая и технологическая помощь, чтобы сразу перескочить на безуглеродную экономику.  В настоящий момент им пообещали выделять до 2020 года 100 млрд. долларов в год — но это меньше, чем рассчитывали получать многие из них.  Парижское соглашение обязывает развитые страны поддерживать финансирование этой суммы в 100 млрд долларов ежегодно до 2020 года, и, оттолкнувшись от нее же, договориться к 2025 году о продолжении финансирования этого процесса.

Что дальше?
 

Лишь отдельные положения Парижского соглашения обязательны к исполнению. Национальные стратегии по сокращению парниковых газов имеют добровольную основу; к тому же переговоры как раз споткнулись на вопросе о том, когда необходимо будет их пересмотреть в сторону ужесточения. Договор обязывает участников пересмотреть достигнутый прогресс в 2018 году, а в дальнейшем проводить подобную оценку каждые пять лет. <…>» [Хелен Бриггс, Би-би-си, 1 июля 2017 г.].

22 ноября 2019 г. ПятницаС новым Парижским климатическим соглашением связано несколько важных событий последнего времени. 21 сентября Медведев подписал постановление «О принятии Парижского соглашения», подтвердив тем самым вхождение России в этот договор. Почти одновременно Трамп заявил о выходе США из него, выполнив тем самым одно из своих предвыборных обещаний и заявив, что Парижское соглашение накладывает на США "драконовские обязательства": "Это соглашение — не столько о климате, сколько о том, что другие страны получают преимущество за счет Соединенных Штатов».

И ещё — настоящую бурю откликов в СМИ и интернете (по-моему, мимо не прошло ни одно наше печатное или интернетное издание, ни один телеканал) вызвало недавнее выступление 16-летней шведки Греты Тунберг в ООН, на саммите по климату.

Грета — не маленькая девочка, за которую выдают её некоторые журналисты и политики, говоря об использовании её детской наивности в некоем далеко идущем мировом проекте. Выше я не случайно оборвал  цитирование весьма резонного мнения журналиста А. Шмарова о глобальном потеплении многоточием. Дальше у него  — о «юной бесноватой шведке» (и заголовок у всей заметки — «Подмосковные ананасы и бесноватая шведская девочка»). Выходи моя alma mater «Комсомолка» в XV веке и живи в нём автор этой заметки, он вполне вероятно написал бы о «юной бесноватой француженке» Жанне д’Арк. 

Грета Тунберг. Зелёное ей идет

На самом деле Грета пребывает в том золотом возрасте между пубертатным отрочеством и юностью, когда некоторые особи рода человеческого уже доказывали великие теоремы и писали великие стихи, командовали армиями, как 17-летняя Жанна д’Арк.  Был даже Римский папа-подросток, Бенедикт IX. Правда разные источники определяют возраст, в котором его избрали пантификом, в довольно широком диапазоне — от 11 до 25 лет…

Да, конечно, её стремятся использовать в некоем преследующем далеко не бескорыстные цели проекте. Но ведь и эта девушка сама, по собственной воле и разумению, почувствовала (возомнила?) себя Жанной д,Арк XXI века, готовой на костёр пойти за свою идею фикс.

Значительную часть эфирного времени заняли споры о феномене Греты Тунберг и у А. Архангельского в его «Тем временем. Смыслы» (ТВ «Культура». 12.11.2019 г.). К обсуждению темы «Борьба за климат или смерть» им были приглашены доктор физико-математических наук, заместитель директора Института физики атмосферы РАН В. Семёнов;  ведущий научный сотрудник Российской академии народного хозяйства  и государственной службы при президенте РФ С. Земцов;  директор Центра педагогического мастерства И. Ященко; философ, профессор РГГУ А. Марков. Соответственно ключевыми словами в разговоре стали: климат, наука, экономика, политика, образование с явным ударением на последнее слово.

А. Марков обратил внимание на то, что призывы Греты (её 16 лет — это не так уж и мало!) к экологическим забастовкам в школах являются самой удачной её акцией и не так просты, как может показаться на первый взгляд. Они свидетельствуют о глубоком кризисе современной школы, связанным с погружением молодёжи в сети и масс-медиа. Грета говорит своим ровестникам: давайте выйдем из школы, которая не даёт ответа на наши неудобные для неё вопросы, выйдем на площади и сами обсудим проблемы мира, в котором нам предстоит жить..

Не одна она такая — полтора миллиона человек (и не только её сверстников) отдают ей флаг в руки. Согласимся, что её используют большие дяди и тёти от бизнеса и политики. Но при этом  давайте задумаемся над смыслом её «наивного» протеста, для которого эти дяди и тёти готовы обеспечить ей и якобы экологически чистое путешествие через океан, и даже предоставить трибуну ООН. Более того — номинируют её на Нобелевскую премию мира. Журнал «Тiмe» включает Грету в список 100 самых влиятельных людей планеты в 2019 году и по версии этого журнала она с огромным отрывом обходит в нём Папу Римского, Путина и Трампа. За первоначально скептическое отношение к акциям Греты Тунберг приходится публично извиняться Ангеле Меркель и со слезами на глазах  уйти в отставку министру экологии Бельгии Жоке Шовигле (она назвала бастующих по призыву Греты школьников прогульщиками уроков и получила за это от юных её сторонников в своей стране по полной).

Не будем сходу открещиваться от этого смысла. Да, может быть, она сама не ведает, что творит, когда вызывающе громко бьёт в колокол экологической тревоги. Но нам, более мудрым и дальновидным, как нам кажется, чем эта девушка с болезненно обострённым взглядом, громогласно с трибуны ООН бросившая в лицо старшим поколениям живущих на Земле людей: «Вы украли мои мечты, моё детство вашими пустыми заявлениями. <…> Целые экосистемы рушатся <…> Но всё, о чём можете говорить вы, это деньги и сказки о росте экономики» — нам пора услышать сам колокол и понять великую истину, к которой пришли ещё до нас самые мудрые из землян: «…не спрашивай никогда, по ком звонит Колокол: он звонит по Тебе».

В этом контексте мне представляется особенно любопытным то, что прозвучало в беседе красноярского корреспондента «Новой» Алексея Тарасова с учёным-физиком Валентином Даниловым, учёным секректарём экспертного совета Сибирского отделения РАН по проблематике Парижского климатического соглашения: «Люди делают деньги, а она им прямо в лоб говорит: не в деньгах счастье, вы их делаете за счёт нас, будущих поколений. Да кто ты такая, чтобы нам это говорить! Она отвечает: а я — ваша совесть». [«Новая газета», 25.10.2019 г.].

Читайте также

«Грета им в лоб говорит: не в деньгах счастье». Разговор с Валентином Даниловым, ученым-физиком

из досье
 

ИЗ ДОСЬЕ

«Детям навязывают повестку взрослых. <…> Девочка думает, что с ней дух предков разговаривает, а это не дух предков, а, скажем, секретарь Обамы, ну или ещё кто-нибудь. <…>Если вы сами по себе участвуете в каком-нибудь хайпе, это вовсе не означает, что хайп этот не придумал кто-то до вас и для вас».

[Захар Прилепин. Телепередача на НТВ «Уроки русского». Урок № 83 «Грета, Трамп и Бурёнка». 21. 11.2019 г. ].

Грета действительно повторила придуманный «до неё и для неё» хайп. Но не столько из трагической истории африканского племени, на которую ссылается Прилепин, сколько хайп нашего отечественного (и тут, оказывается,  мы тоже — «родина слонов»)  Митрофанушки: «Час моей воли пришёл. Не хочу учиться…». Только вот кончается эта фраза по-разному. У героя «Недоросля»: «…хочу жениться». У Греты: «…хочу спасать человечество от теплового апокапалисиса».

25 ноября 2019 г. Понедельник. Постойте, а имеет ли вообще Грета Тунберг — несмотря на  оглушительное всемирное эхо, которое идёт от её акций и выступлений — имеет ли она какое-либо реальное  влияние на постановку и решение проблемы потепления климата и парникового эффекта? Или рядом с Парижским соглашением по климату эффект от всех её акций сводится к нулю?

Великое нынешнее сражение против этого потепления (или, опять же — похолодания) разворачивается на двух планетарных площадках. На одной —   исследования, столкновение разных научных школ и концепций, разработка, опробывание и внедрение новых природосберегающих технологий. На другой — широкое экологическое движение общественности за спасение природы, растительного и животного мира в ней, включая самого человека, нередко сопровождаемое аллармистскими хайпами типа школьных забастовок Греты Тунберг и разогреваемое охочими до сенсаций СМИ и паучьей, опутавшей весь мир сетью интернета. Причём обе площадки обильно орошаются экономикой и политикой, на обе активно влияют сложные переплетения и столкновения интересов разных представляющих их корпораций, партий, персоналий.

Феномен Греты явно перинадлежит к событиям, разыгрываемым на второй площадке, и его реальное влияние на решение экологических проблем зависит от того, на каком фоне его рассматривать.

Если, положим, рядом с вашим домом  якобы «законно» открывают свалку, и все жильцы, как один, и стар, и млад, поднимаются против очевидного безобразия — тут такие, как Грета, и к месту, и ко времени. Впрочем, и тут необходим определённый уровень знаний, на первый случай, хотя бы юридических.

Но если фоном становится борьба за осуществление таких планетарных проектов, как Парижское соглашение по климату, которое и в научной-то среде оценивается неоднозначно, и для выяснения истины тут нужен совсем другой уровень знаний и совсем другие средства, чем те, которыми ныне располагает Грета Тунберг. Ей ещё до этого уровня учиться, учиться и учиться.

Признаюсь, эту мысль о двух фонах я позаимствовал у участников своеобразного «круглого стола», которым, по существу, стала телепередача А. Архангельского  «Борьба за климат или смерть».

Ключевой тут мне представляется позиция математика-педагога И. Ященко (а он в своей области специалист знающий, опирающийся на традиции работы Колмогорова, Гельфанда, Лаврентьева, Будкера, Ляпунова, Арнольда, Башмакова с талантливыми школьниками).

Если прямо сейчас –— большой выброс сероводорода или горит карьер, и надо здесь и сейчас звонить в колокол тревоги, тут такие, как Грета, на своём месте. Но на фоне   фундаментальных проблем, в том числе и проблем планетарного климата, рядом с Парижским климатическим соглашением, за и против которого сталкиваются позиции специалистов и где для доводов в полемике требуются не лозунги, а глубокие специальные знания на стыке многих наук,  тут Грете пока делать нечего. Но — только пока. Тебя эти проблемы интересуют? Хочешь участвовать в их решении? Поступай в вуз (а для этого как раз сначала окончи школу), набирайся необходимых знаний и навыков, постепенно подключаясь к исследованию и решению самих проблем.

Вот путь истинный для наших нынешних последователей Греты, а, может быть, и для неё самой.  Уверен, что при таком отношении к тому, что сейчас повсеместно горячо обсуждается как «феномен Греты Тунберг», через какое-то время нас ждёт всплеск подлинного интереса к наукам, изучающим климат, и соответственно — рост конкурсов в институтах, готовящих таких специалистов. Тем более, по самым скромным прогнозам в обозримом будущем они будут ох как востребованны!

Завершил свою передачу А. Архангельский так: «Нужно учиться у учёных их спокойствию и рациональной повестке дня. И побаиваться попыток научить нас, как надо жить. Не могу не вспомнить в этой связи Галича:

Не бойтесь  хвалы, не бойтесь хулы,
Не бойтесь мора и глада,
А бойтесь единственно только того,
Кто скажет: я знаю, как надо.

Учёные знают, как не надо. А политики, в том числе и юные, знают, как надо. Есть тут огромная разница».

Однажды в самые трудные для России времена я спросил лауреата Нобелевской премии, академика Виталия Лазаревича Гинзбурга:

— Есть ли у нас надежда, какая-то нить Ариадны, которая может помочь нам выбраться из лабиринта?

И он ответил этими же строками:

— У моего однофамильца, но не родственника Александра Гинзбурга (Галич — это его псевдоним) есть такие стихи: «Бойся единственно только того, кто скажет: я знаю, как надо». Я не знаю. Разве что остается одна надежда — на порядочных людей, на их эстафету, воспроизводство и увеличение числа в следующих поколениях.

Хотя речь шла не о глобальном потеплении — о судьбе страны. «Есть тут огромная разница…».

Парадоксально, но, думается мне, оба Гинзбурга говорили как раз о тех, кто не знает, как надо, однако самоуверенно  считает, что знает. И когда эти самоуверенные люди приходят в политику, слишком уж часто они высекают свою Галатею не из мрамора, а из человеческого мяса. Это не я придумал. Макс Волошин писал в поэме «Россия»:

«Великий Пётр был первый большевик,
Замысливший Россию перебросить,
Склонениям и нравам вопреки,
За сотни лет к её грядущим далям,
Он, как и мы, не знал иных путей,
Опричь указа, казни и застенка,
К
  осуществленью правды на земле.
Не то мясник, а может быть, ваятель –
Не в мраморе, а в мясе высекал
Он топором живую Галатею».

Об этом  — только в другие, более близкие к нам времена — и песня Галича.

Люди же науки как раз и призваны докапываться до того, как всё есть на самом деле и как на самом деле надо. Докапываться ради людей, ради их светлого, как когда-то говорили, будущего в том числе и насчёт климата на их планете.

Надейтесь на тех, кто докапывается. Настоящий учёный всю жизнь, судьбу свою  отдаёт поиску истины, поиску того, «как надо», проходя при этом сквозь строй бесконечных «как не надо». Может быть, по этой стезе пойдёт и Грета. Но… ежели примет совет российского учителя математики Ивана Ященко.

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera