Репортажи

«Стране нужны бомбы и ракеты!»

Людям на земле государство предпочитает уран в недрах

Фото: Александр Алпаткин / ТАСС

Общество

Елена Бердниковаспециально для «Новой газеты»

2
 

Репортаж из Звериноголовского в Курганской области, где подразделение «Росатома» АО «АРМЗ» начало разведку на урановом месторождении «Добровольное». Протест нейтрализуют с помощью уголовных дел.

Руины на холме

Месторождение «Добровольное» — в полутора километрах от села Звериноголовское, некогда самой восточной крепости Оренбургской казачьей линии. Форт строил в 1750-х Илларион Матвеевич Голенищев-Кутузов, отец фельдмаршала. На улицах — руины каменных лавок в «ложнорусском стиле» конца XIX века. Кирпичный остов соборной мечети 1880-х — смешение «петербургского» барокко и татарского стиля. Станица входила в Оренбургскую губернию, богатые татарские семьи везли на рынок товары через степь. Потом они уехали на Ближний Восток, в Ирак.

Вид на Добровольное месторождение. Фото: Елена Бердникова, для «Новой газеты»

В 1923 году волостное село стало райцентром, в 1963-м, в пору совнархозов, потеряло этот статус. В 1992 году казаки, чтобы вернуть его, дошли до Хасбулатова, однако самые благополучные декады СССР уже прошли мимо: «районной» инфраструктуры в селе нет. Есть советские виртуальные руины: на месте пищекомбината и овощеперерабатывающего цеха — супермаркет курганской сети «Метрополис». От сырзавода и рыбзавода — воспоминания.

В 1987 году геологи открыли в этих местах месторождение урана-238. Радиоактивного химического элемента третьей группы периодической системы Менделеева, металла из семейства актиноидов, атомный номер 92.

Руины в Звериноголовске. Фото: Елена Бердникова, для «Новой газеты»

Уран и Гея

Древние греки назвали древнего бога Урана супругом Геи-Земли. Современные ученые полагают, что планета и уран-238 — ровесники, а уран, период полураспада которого приблизительно совпадает с возрастом Земли, важен для порождения ее глубинного тепла. Немецкий химик Клапрот, называя в 1789 году открытый им элемент, ничего не знал о радиоактивности урана, обнаруженной лишь в 1896 году. В 1938 году немецкие химики Отто Ган и Фриц Штрассман экспериментально открыли деление ядра урана, и одиозный U стал основным ядерным топливом.

В 1943 году лаборатория № 2 И.В. Курчатова нуждалась в сырье, а методов поиска урановых руд не было. Известный геолог Д.И. Щербаков, вошедший в урановую комиссию Всесоюзного института минерального сырья (ВИМС), рекомендовал искать вблизи рудника Тюя-Муюн в Киргизии. Нашли. И среднеазиатский акцент урановой промышленности надолго стал главным.

В 2013 году главный геолог «Урангео» Иван Царук поведал «Восточно-Сибирской правде», что в советскую эпоху добывали по 16–17 тысяч тонн урана ежегодно. К моменту распада СССР были немалые складские запасы, но потеря союзных республик сказалась на добыче неблагоприятно. Расход урана в атомной отрасли всегда больше прихода от месторождений. Разницу покрывают запасы, но и их надо пополнять; отсюда — гонка за элементом дикой плодотворности, если считать высвобождение энергии плодотворностью.

Ненужное урановой отрасли и в самом деле возвращается земле. При скважинном подземном выщелачивании (СПВ), которое уранодобытчики представляют как пример «экологической чистоты», немалая часть дел в земле и проделывается. Ее пробивают закачными и откачными скважинами; в первые льют тонны 0,5–0,6%-го раствора серной кислоты и перекись водорода, из вторых выкачивают продуктивный раствор с ураном. По трубам подают его на сорбционные установки, где с помощью ионообменных смол выделяют металл, а потом освобождают его уже и от смолы. Итог — желтый кек, концентрат, который можно обогатить и до оружейных значений.

Нил Сибири

Тобол — Нил Сибири. Фото: Елена Бердникова, для «Новой газеты»

В Зауралье, соседнем с богатым ураном Казахстаном, добывают U на месторождениях «Далматовском» (разрабатывается с 2001 года) и «Хохловском» (опытно-промышленная разработка идет с 2007 года). Но их исчерпание — не за горами. И «Росатом» рвется к «Добровольному», как спортсмен — к победе.

«Добровольное» — рядом с Тоболом, этим Нилом Сибири.

— По способу образования, минеральному составу руд, химическому составу подземных вод, гидрогеологическим и геологическим условиям все три урановых месторождения Зауралья — «Далматовское», «Хохловское» и «Добровольное» — являются полными аналогами», — говорит Анатолий Новгородцев, главный геолог АО «Русбурмаш», подразделения «АРМЗ», начавшего на днях разведку запасов на «Добровольном».

Это почти дословный повтор ответа Всероссийского НИИ минерального сырья им. Н.М. Федоровского на запрос «Новой газеты»: «По геологическим условиям «Добровольное» месторождение является полным аналогом «Далматовского» и «Хохловского» месторождений».

— Там «зеленые» накручивают местное население: все будет заражено, когда начнется добыча, — ответил мне по телефону на вопрос о «Добровольном» Игорь Печенкин, советник генерального директора и главный научный сотрудник ВИМС.

Протестный плакат. Фото: «Вконтакте»

Но сопротивление началось не с «населения». Курганский губернатор в 1997–2014 гг. Олег Богомолов не дал «добро» на приход АО «Далур» в «Добровольное». А губернатор в 2014–2018 гг. Алексей Кокорин — дал. И так хорошо дал, что после отставки очутился в совете директоров АО Уранового холдинга «Атомредметзолото», горнорудного дивизиона госкорпорации «Росатом».

— На каком основании губернатор заявляет в публичных выступлениях о «безопасности»? — спрашивал в курганском городском суде в августе 2017 года активист Габдулла Исакаев. Вместе с истцами Николаем Афанасьевым, Любовью Кудряшовой и другими он убеждал судью Милевскую признать аукцион на право пользования участком недр федерального значения «Добровольное», состоявшийся в Москве 11 апреля 2017 года, незаконным. И «признать незаконным действие правительства Курганской области по согласованию и проведению аукциона».

Судья Милевская истцам отказала.

Судья Лариса Милевская оглашает решение не в пользу активистов. Фото: Елена Бердникова, для «Новой газеты»

Безуспешно активисты подавали апелляции и оспаривали в Верховном суде распоряжение правительства Российской Федерации от 15 декабря 2016 года № 2692-р «О проведении в 2017 году аукциона на право пользования участком недр федерального значения «Добровольное», расположенным на территории Курганской области, для разведки и добычи урана». Боролись в судах сельские жители Николай Афанасьев — выпускник биофака Уральского госуниверситета, Любовь Кудряшова — выпускница Ленинградского инженерно-строительного института. Образованные люди живут в Звериноголовском и соседнем Куртамыше. По уму и энергии дадут фору многим.

Выпускник биофака Уральского госуниверситета Николай Афанасьев. Фото: Елена Бердникова, для «Новой»

Хотя в уме Любови Александровны Кудряшовой государство решило усомниться официально: в 2019 году было возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 280 УК («Публичные призывы к осуществлению экстремисткой деятельности»). Тогда адвокат Кудряшовой Яков Сидоров связал это событие с ее позицией относительно добычи урана в регионе.

В апреле управление ФСБ по Курганской области возбудило новое дело по части 2 статьи 205.2 УК («Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма»). Кудряшова была подвергнута принудительной стационарной психоневрологической экспертизе: от добровольного освидетельствования она, не имеющая истории учета у психиатров, ранее отказалась. Интернет-газете Znak.com «источники… в силовых кругах говорят, что с антиурановской деятельностью Кудряшовой это не связано, речь идет исключительно о ее высказываниях как активистки Движения за восстановление прав граждан СССР».

Любовь Кудряшова. Фото: Елена Бердникова, для «Новой»

Урезонивать упрямую русскую женщину Любовь Кудряшову, уроженку деревни Северная, выпускницу Трудовской школы, из окон которой, кстати, видно месторождение, искательницу, заметим, не прошлогоднего снега «прав граждан СССР», а своих насущных прав гражданки России «на благоприятную окружающую среду» в судах всех инстанций, пришлось «делами» и диспансером.

Находясь под следствием, Любовь Александровна не общается с прессой. Мне не удалось дозвониться: «абонент временно недоступен».

«Событие в естественном течении»

Бывает и в Звериноголовском хмарь, дождь и мрак, когда особо наглядна нищета места: во дворе районного управления образования мечется мимо кучи угля в котельную юная красавица с ведром — топит и этот «наробраз», и ЗАГС, и еще что-то. Вода — в рукомойнике. Уборная — на улице.

— Будущее нашего государства произрастает в школе, — бравурно начинает пресс-конференцию и.о. начальника районного образования Камиля Жимбаева.

Замглавы района Ольга Лукоянова продолжает печально:

— В районе кадровый голод, не нехватка, а именно кадровый голод по всем направлениям: сельское хозяйство, образование, здравоохранение. Промышленности нет.

В окнах — стройка культурного центра: федеральное и региональное правительства объединились, чтобы заткнуть «инфраструктурой» недовольство перспективой уранодобычи.

Звериноголовское управление образования. Фото: Елена Бердникова, для «Новой газеты»

Начальник отдела по связям с общественностью и региональными органами власти «АРМЗ» Юрий Мурашко объявляет, что Звериноголовское будет газифицировано. И построят дорогу на райцентр Куртамыш.

Главная, кроме Юрия Мурашко, героиня пресс-конференции — Регина Юрьева, президент фонда Регины Юрьевой, привозящая, среди прочего, «помощь пострадавшим жителям Донбасса и Сирии» и проекты профориентации в районы добычи урана, смотрит остановившимся от ужаса взглядом на низенькие потолки, на крыши под дождем, на подобострастие «принимающей стороны».

— Пока у детей, к сожалению, достаточно мозаичные представления о будущих профессиях, — вдруг упрекает гостья юношество.

Зато вчерашние дети разобрались в отношениях государства, граждан и земли. После пресс-конференции подхожу к трем худым, нерослым подросткам, сидящим на улице на корточках. Спрашиваю, они «за» или «против» добычи урана на «Добровольном»? Встают, сдвинув гарлемские капюшоны.

— За нас уже все решили, — говорит один.

— Я против, — отвечает другой.

— Земли не жаль? — спрашиваю у первого.

— Так она не наша. Она — государственная.

Так, в двух километрах от месторождения, в юных умах кончился спор, который шел два года назад в зале заседаний Курганского горсуда между народом в лице пяти активистов и облправительством. Региональная исполнительная власть отреклась от участия в решении судьбы зауральской земли. Правительство страны взяло себе все право распоряжаться «участком недр федерального значения». Курганская городская судебная власть назвала все законным. А у атомной отрасли какой успех! Только народ больше не считает землю своей. Она государственная, «не наша».

Вид на Звериноголовское. Фото: Елена Бердникова / «Новая газета»

Для чего он, кстати, желтый кек? Дородный выпускник петербургского журфака Юрий Мурашко отвечает на мой вопрос, идя по скрипучей лестнице звериноголовского «наробраза»: «Обращайтесь в «ТВЭЛ», мы все сдаем по госзаказу». И мажорно добавляет, проходя мимо рукомойника с ковшом: «Стране нужны бомбы и ракеты!»

ОАО «ТВЭЛ» — топливная компания «Росатома».

Звериноголовское – Курган

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera