Колумнисты

Маша была права

Пятеро российских спортивных функционеров получили черную метку. Отстранение от деятельности временное, позор — постоянный

Дмитрий Шляхтин. Фото: РИА Новости

Спорт

Владимир Мозговойобозреватель «Новой»

 

Спортивная общественность с тревогой ждет исполкома Всемирной антидопинговой организации (ВАДА) по делу о несоответствии базы данных Московской антидопинговой лаборатории, но уже прилетело с другой стороны. Дисциплинарный комитет Международной ассоциации легкоатлетических федераций (ИААФ) отстранил от работы ведущих функционеров Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) во главе с президентом Дмитрием Шляхтиным. Это стало результатом 15-месячного разбирательства с так называемым делом Данила Лысенко о фальшивой справке. Сам прыгун в высоту и его тренер Евгений Загорулько лишены права выступать и тренировать за нарушение антидопинговых правил, пятерка начальников — за возможное содействие в фальсификации. Если отстранение из временного перейдет в постоянное — а все указывает именно на такое развитие событий — то последствия могут быть катастрофическими не только для легкой атлетики, но и для всего российского спорта.

И ведь все к этому шло. Ведущая российская спортсменка, прыгунья в высоту Мария Ласицкене буквально кричала об этом еще летом, предлагая всему руководству ВФЛА уйти в отставку за «нескончаемый позор». Дмитрий Шляхтин в ответ посетовал, что находятся люди, чьи заявления идут поперек подвижнической деятельности организации по восстановлению ее престижа. Наверх, в том числе в ИААФ, Шляхтин докладывал, что все хорошо, что головная организация приветствует последовательное выполнение дорожной карты и вот-вот восстановит статус четыре года находящейся под санкциями российской легкой атлетики, и в такой ответственный момент Ласицкене и поддержавший ее заявления глава РУСАДА Юрий Ганус ставят подножку.

«Война» между ведущей легкоатлеткой и федерацией слегка притихла на время чемпионата мира в Дохе, где выступавшая в нейтральном статусе Ласицкене стала трехкратной чемпионкой мира, но свою позицию по отношению к нынешнему руководству ВФЛА она не поменяла.

Трехкратная чемпионка мира, прыгунья Мария Ласицкене. Фото: РИА Новости

Ласицкене видела ситуацию изнутри и прекрасно понимала, что происходит с российской легкой атлетикой, и какова цена усилиям призванного ее спасать нового руководства. Она не говорила о том, что усилий нет — она убеждала в том, что этих усилий явно недостаточно. И опять же вполне зримо представляла, к чему может привести как расследование по делу Лысенко, так и наличие других нарушений, на которые закрывало глаза непосредственное руководство. Достаточно сказать, что ИААФ отказывалась восстановить статус ВФЛА 12 раз, и конца этому не было видно.

Сейчас, когда гром грянул, Мария Ласицкене в своем обращении к главе Минспорта Павлу Колобкову и главе Олимпийского комитета России Станиславу Позднякову ничего нового не сказала. Кроме того, что всем фигурантам следует покинуть свои посты незамедлительно, не дожидаясь окончательного вердикта, «и никогда не возвращаться»:

«Наша легкая атлетика в агонии, и медлить больше нельзя. Мы уже потеряли четыре года… Новая команда, задача которой была вывести нас из допингового кошмара, оказалась не лучше старой. А в чем-то даже хуже».

Если иметь в виду «дело Лысенко», то точно — хуже. С первого момента, когда в прессу просочились подробности произошедшего с одним из талантливейших молодых прыгунов в высоту, не покидало ощущение, что такого не может быть. Лысенко отстранили от соревнований еще на исходе лета 2018-го года за пропуск внесоревновательных допинг-тестов. Самое большее, что грозило спортсмену при отсутствии убедительных оправданий за три пропуска — двухлетняя дисквалификация.

Но дело приняло совсем иной оборот, когда выяснилось, что в качестве оправдания за пропущенный допинг-тест Лысенко предъявил поддельную медицинскую справку — в природе не оказалось ни такого медицинского учреждения, ни таких врачей. То, что верхушка ВФЛА по крайней мере могла быть в курсе фальсификации, и стало причиной долгого расследования. Отстранение означает одно — участие функционеров в подлоге дисциплинарный комитет ИААФ счел доказанным. А подлог, да еще с вышестоящим прикрытием — нарушение куда более серьезное, чем употребление допинга, почти автоматически увеличивающее срок возможной дисквалификации.

Весь ужас ситуации в том, что «отмазка» оказалась на уровне мышления третьеклассника, который, опасаясь отцовского гнева, переправляет в дневнике двойку на пятерку.

Из инстаграма Марии Ласицкене

С учетом ситуации, когда под микроскопом каждый шаг опальной организации, прибегать к липовой справке было верхом идиотизма, другого слова не подберу. Понятно, что подобная практика существовала еще с советских времен, когда вовремя взятый больничный позволял тем же туристам продлить отпуск, но тогда хоть прибегали к помощи реальных врачей, да и большим прегрешением это не считалось.

А здесь, спасая карьеру пусть талантливого, но одного спортсмена, на кон поставили судьбы сотен его коллег, всей легкой атлетики и всего российского спорта. Одна простенькая мысль о возможных последствиях должна была остановить участников «операции прикрытия» — но не остановила. Ментальность тому виной, наивная беспечность или что-то другое, уже неважно. Важно, что причиной грядущего и, скорее всего, неизбежного наказания, послужили

не происки врагов, не пресловутая русофобия, а самое что ни на есть собственное преступное разгильдяйство, и не усвоенные за четыре года элементарные уроки.

В чем Дмитрий Шляхтин, которого назначили кризисным менеджером по спасению российской легкой атлетики в январе 2016-го, прав, так это в том, что заинтересованность в полной реабилитации вверенной ему организации проявляли едва ли не все вышестоящие международные спортивные структуры, которым «антироссийская» антидопинговая история тоже порядком поднадоела. Многие в России надеялись, что выплата ВФЛА штрафа в три с лишним миллиона, наконец, завершит эпопею, останется только подчистить разного рода мелочи с дисквалифицированными тренерами, которые тем или иным способом участвовали в процессе. И тут оказалось, что сами российские организаторы борьбы за чистоту легкоатлетических рядов на блюдечке преподнесли почти сдавшейся «инквизиции» изобличающий документ в виде фальшивой справки.

Уму непостижимо!

Конечно, Шляхтин и команда предпримут какие-то действия, попытавшись до 12 декабря предоставить объяснения по всем пунктам предъявленных обвинений: «Только после детальной оценки ситуации, юридических консультаций и полного понимания обстоятельств я смогу дать комментарии относительно дальнейших шагов». Но, похоже, поздно пить боржоми — руководство легкоатлетической федерации настолько успешно занималось ее восстановлением, что организация может вообще закрыться без надежд на возвращение статуса в ближайшем будущем. О полноценном участии российской команды в Олимпиаде-2020, пожалуй, можно забыть.

А ведь оптимистические прогнозы в последнее время звучали с самых высоких спортивных постов. Нас уверяли в том, что спортивное сообщество и его руководители в большинстве своем кровно заинтересованы в возвращении России в мировое олимпийское движение — без всяких ограничений. Сообщество-то, может, и заинтересовано — в отличие от нас самих.

Как написала в своем резком заявлении Мария Ласицкене, «чистые атлеты все еще беззащитны и не уверены в том, что завтра получат возможность выступать». Сейчас ее, может быть, и услышат. Только времени на исправление ситуации практически не остается, да никто его России в связи со вновь открывшимися обстоятельствами и не собирается предоставлять.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera