Сюжеты

Ссыльный край

Почему на Урале больше всего малолетних преступников

PhotoXPress

Общество

 

В Екатеринбурге прошли похороны девочки, которая погибла из-за подростковой разборки, произошедшей на Уралмаше 5 ноября. Сверстник ударил ее ножом после неосторожного комментария. При этом вызвать скорую дети не догадались, да и девочка отказалась. Она пришла домой и просто легла спать. И только глубокой ночью, когда стало слишком поздно и плохо, она рассказала обо всем маме. Умер ребенок уже в больнице, врачи не успели ее спасти.

Случай — не единственный. За последние месяцы подростки на Урале избивали и поджигали друг друга, калечили прохожих и заживо хоронили щенков. Свердловская область возглавила рейтинг регионов по количеству преступлений, совершенных подростками. Откуда берется детская жестокость и почему жизнь для уральских подростков, кажется, уже ничего не стоит, «Новая газета» разбиралась с психологом.

«Пойдем поговорим»

Подростки приходят на встречу, три на три, к одному из торговых центров на Уралмаше. Между ними разгорается конфликт, у одного из участников с собой нож. Удар попадает в сердце.

Нападавшего, конечно, задержит полиция, снимет прямо с пары в колледже. Найдет тот самый нож. К парню вроде бы придет осознание, но только в тот момент, когда произошла трагедия. Судя по тому, что известно сейчас, после драки подростки просто разошлись.

«Дети и подростки действительно не всегда могут установить причинно-следственные связи, — говорит психотерапевт Ирина Тебенева. — Их психика еще не готова принимать последствия. Отсюда, например, и очень высокий процент самоубийств: дети не до конца понимают, что такое смерть, им кажется, что «вот родители поймут, что я был хорошим, и потом-то... Но не осознают, что «потом» уже не будет. Дети сейчас совершенно оторваны от реальности, вот эта девочка, она почему не сказала? Она боялась или она всю тяжесть не могла оценить. Например, если она боялась, то что у нее за отношения с родителями? А если она тяжесть не понимала, то она могла жить еще в фантазийном мире, в котором пребывают очень многие подростки».

Ссыльный край

На нападавшего уже завели уголовное дело по статье «Убийство». Оно дополнит пугающую статистику. С начала года в Свердловской области полиция выявила почти полторы тысячи малолетних уголовников. По данным Генпрокуратуры, регион существенно опережает идущую на втором месте Челябинскую область, где 1163 дела. Еще один уральский регион, Пермский край, на четвертом месте в рейтинге. При это Свердловская область в лидерах уже девять лет.

Ответ на вопрос, почему именно на Урале больше всего юных преступников, можно найти в истории края.

«Я могу только предположить,

но если брать психологию и исторический контекст, то это ссыльный регион. У нас девять месяцев зима, у нас нет света.

Во всех крупных городах мира растут сосны. Это очень просто — они всегда зеленые, окружение важно для человека, у нас же тополя голые стоят», — говорит психотерапевт.

Важно и воспитание. В основном на преступления идут дети из неблагополучных семей, и это не стереотип, а статистические данные. «Просто с детьми никто не занимается. Раньше были кружки, потом не было ничего, потом стало платно, некоторые слои никуда не попадают, они вот такими становятся», — рассказывает специалист.

Американская мечта

Уже известно, что участники смертельной драки состоят на учете в полиции. Как и те, что устроили жестокую расправу над Димой Рудаковым — инвалидом из Березовского, пригорода Екатеринбурга. Подростки в августе 2018 года до смерти забили инвалида в гаражном массиве. Дмитрий тогда, говорят близкие, искал себе друзей и по наивности пошел с незнакомыми людьми. Они не просто убили парня, а успели перед этим еще и по­издеваться над ним.

Заставили раздеться догола, надели на голову ведро и били по нему. А после, наигравшись, просто оставили тело.

При этом все происходящее на мобильный телефон снимала 13-летняя девочка. Она же после и показала видео одноклассникам.

«Это потеря грани того, на чем можно прославиться. Раньше была «американская мечта», а сейчас мечта о блогерстве, о просмотрах и подписчиках. Кроме того, есть же эффект толпы, в котором действуют другие законы, и человек реагирует совсем по-другому», — поясняет психотерапевт.

Как и в момент правосудия. В суде убившие Дмитрия Рудакова подростки вновь превратились в обычных детей. В момент оглашения приговора (каждому почти по десять лет колонии) они ревели, а потом урывком прощались с родственниками. Часть из которых, кстати, даже не стала нанимать адвокатов для защиты своих чад.

PhotoXPress

Мама моя

Безразличие родителей — еще одна из причин подросткового насилия. Зачастую ребенок просто не может найти моральные ориентиры в своей семье. И вовсе не обязательно, чтобы родители были алкоголиками, они могут быть просто слишком заняты на работе.

Самый опасный возраст, по словам психологов, предподростковый — с одиннадцати до тринадцати лет. Когда дети уже и не дети, и начинают самостоятельно, еще толком не зная, что такое «боль», проверять себя и остальных на прочность.

В августе одиннадцатилетний Женя в Ревде поджег ровесника. Данил с игрушечным пистолетом стоял возле магазина, когда мимо проходили двое мальчишек, им показалось, что «оружие» направлено на них.

Этого было достаточно, чтобы подойти со спины, поднести зажигалку и поджечь одежду незнакомого человека. Ткань вспыхнула мгновенно.

При этом возбудить дело следователи не смогли. Поджигателю всего одиннадцать лет. Зато правоохранители посоветовали родителям самим обратиться в суд и в гражданском порядке взыскать компенсацию за лечение и моральный ущерб с родителей Жени.

«Мы встречались с Евгением, поговорили, мне кажется, что он не осознает, что он сделал, что не просто поступил плохо, а совершил преступление, и может продолжать так поступать дальше. А матери все равно, что будет с ее сыном, она так и сказала», — цитировало тогда издание «Ревда-Инфо» слова мамы Данила.

Мать Жени вскоре после происшествия лишили родительских прав.

Охота на мамонта

Психологи говорят, что жестокость — это агрессия, которая не нашла выхода в нужный момент. И злиться это нормально, нужно только научить детей переживать свои эмоции.

«Подростковые процессы — те же самые, как и сотни лет назад, — говорит психотерапевт Ирина Тебенева. — Когда-то мужчина шел на войну, убивал мамонтов, агрессию свободно проявлял. Но сейчас легально проявить агрессию невозможно, а она так же есть. Запрет на чувства либо дает психические расстройства, либо — проявляется [нападениями]», — поясняет психотерапевт Ирина Тебенева.

Сколько же было тогда упущено, не досмотрено и не досказано? Даже заголовки этих новостей пугают. «Били по голове: в Челябинске подростки напали на школьника, страдающего ДЦП». «В Полевском подростки жестоко избили 22-летнего инвалида», «Пытался от них убежать»: в Челябинске двое школьников насмерть забили прохожего». И из последнего — «В пермской школе ученик готовил убийство «минимум 50 человек».

Екатерина Уральская,
Екатеринбург

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera