Комментарии

От храма до хаты

Суд разрешил молиться по домам: почему это затронет сотни тысяч россиян

Этот материал вышел в № 129 от 18 ноября 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Александр Солдатовспециально для «Новой»

 
Фото: РИА Новости

Больше месяца потребовалось Конституционному суду России, чтобы сформулировать решение по делу адвентистки Седьмого дня из Ростовской области Ольги Гламоздиновой. Слушания состоялись еще 8 октября, но решение суд огласил 14 ноября. И оно стало довольно сенсационным для современной РФ, где принято лишь вводить все новые ограничения прав верующих, если они не принадлежат к одной из четырех «традиционных» религиозных организаций. (Конституция не проводит различий между «традиционными» и «нетрадиционными» верующими, гарантируя всем одинаковые права.)

Фабула дела проста и затрагивает интересы сотен тысяч российских граждан. Ольга Гламоздинова приглашала своих единоверцев на молитвенные собрания в принадлежащий ей жилой дом в поселке Веселый. В начале 2017 года она заключила с местной общиной адвентистов договор безвозмездного пользования, предоставив общине право четыре часа в неделю проводить в этом доме собрания. Этому воспротивился Росреестр, который оштрафовал Гламоздинову на 10 тысяч рублей. Суды общей юрисдикции, разбирая этот спор, признали, что жилое помещение и земельный участок при нем не могут использоваться «нецелевым образом» — для религиозной деятельности.

Логика КС, не согласившегося с Росреестром и местными судами, оказалась почти философской!

Она состоит в том, что жизнь человека — не только материальный, но и духовный феномен. Значит, жилое помещение призвано удовлетворять и духовные потребности проживающих, в том числе религиозные. Правда, в решении суда есть оговорки. Жилое помещение, предоставленное религиозной организации, не должно приобретать характерных признаков «культового» (типа куполов, минаретов и т.п.) или административного. В этом случае, полагает суд, происходит уже нецелевое использование. Правда, грань тут очень тонка и, пожалуй, ее невозможно определить объективно. Если, например, богомольный чиновник или олигарх соорудит в своем доме иконостас с алтарем (что не такая редкость сегодня), то надо ли их рассматривать как «характерные признаки культового объекта»? Закон на этот вопрос не отвечает.

Почему решение КС касается сотен тысяч верующих? Россия в ХХ веке прошла через жуткий опыт тотальных религиозных гонений ради построения атеистического общества. Пики гонений приходятся на двадцатые-тридцатые и начало шестидесятых годов. Каждый такой период привел к возникновению множества «катакомбных», подпольных религиозных общин разных конфессий, вытеснив верующих из легального поля. Ведь веру гонениями не убьешь…

К 1939 г. в СССР оставалось лишь около 400 открытых храмов, в основном — «обновленческих», находящихся под полным контролем НКВД. При этом по переписи 1937 г. большинство советских граждан назвало себя верующими. Они молились по домам, иногда в тайных общинах, которых было несколько тысяч. Война изменила картину: в 1943 г. Сталин заново сформировал Московскую патриархию, признав единственно допустимой формой исповедания православной веры в СССР посещение ее храмов. Гонения на «катакомбников», не пожелавших признавать искусственный конструкт, только усилились.

Слабым подобием репрессий 30-х стали «хрущевские гонения» начала 60-х. Но и они оставили след в виде гигантстких баптистского и адвентистского братств, решивших отказаться от советской регистрации. В документах Совета по делам религий их называли «инициативниками». Сотни поместных церквей этих протестантских групп отказываются от регистрации до сих пор, собираясь на молитву в частных помещениях и постоянно сталкиваясь с административным давлением властей. Некоторые конфессии в СССР было запрещено регистрировать категорически — в первую очередь это Свидетели Иеговы, истинно-православные христиане, христоверы, скопцы, бегуны, ряд старообрядческих согласий. Христиан веры евангельской (пятидесятников) начали регистрировать лишь при Брежневе, в конце 60-х.

По признанию международных и российских правозащитных организаций (Комиссии по международной религиозной свободе США, Amnesty International, «Мемориала» и др.),

сегодня Россия переживает новую волну религиозных гонений.

  • Те же Свидетели Иеговы, официально признанные жертвами массовых репрессий и даже получающие за это финансовые компенсации, вновь полностью загнаны в подполье: в 2017 г. Верховный суд запретил их деятельность. Их перевод Библии внесен в Федеральный список экстремистских материалов, а ее коллективное чтение рассматривается как уголовное преступление.
  • В Туле власти пытаются разрушить молитвенный дом баптистов-«инициативников».
  • В подмосковном Ногинске угрожают храму Православной церкви Украины.
  • В 2015-м в Пензе судебные приставы снесли целый монастырь истинно-православной церкви.
  • В 2009-2010 гг. отобрали все 11 исторических храмов Российской православной автономной церкви в Суздале.
  • Проводятся облавы и на «незаконно» собирающихся в частных молельных мусульман, потому как нежелание ходить в мечеть расценивается как признак «экстремизма».

При такой «религиозной политике», сопровождающейся еще и резким падением авторитета «традиционных» религиозных организаций, в первую очередь — РПЦ, число домовых храмов и молитвенных комнат будет только расти.

В стране меняется сам тип религиозности: от демонстративно-массовой она становится приватно-камерной, «альтернативной».

Степень независимости от власти теперь прямо пропорциональна уровню престижности той или иной общины, особенно в глазах молодежи. В этом контексте решение КС — шаг навстречу гражданскому обществу, его нелицемерно верующей части.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera