Колумнисты

Серые столбы

Почему Минск решил менять российско-белорусский пограничный договор

Этот материал вышел в № 129 от 18 ноября 2019
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ирина ХалипСобкор по Беларуси

 

Если в первом акте из земли выкапываются пограничные столбы — значит, в последнем они «выстрелят». Поводом может стать все, что угодно. В нашем случае — окончание действия договора о взаимных усилиях по охране границы, заключенный между Россией и Беларусью в 1995 году.

Каждые пять лет его продлевали, и в ноябре заканчивается очередная пятилетка. Но на этот раз белорусская сторона планирует провести ревизию и изменить текст документа. Потому что за последние пять лет ситуация здорово изменилась.

После начала войны и введения Россией «продуктовых контрсанкций» на российской стороне границы с Беларусью, прежде существовавшей лишь формально, появились пункты фитосанитарного контроля. Они появились потому, что российский рынок вдруг заполнили белорусские устрицы и креветки.

Фитосанитарный контроль начал разворачивать грузовики, перевозившие продовольственные грузы с подозрительными сертификатами и этикетками. Россельхознадзор публиковал едва ли не ежедневно сводки с границы: выявлены яблоки, бананы, креветки, ананасы белорусского производства с поддельными фитосанитарными сертификатами. (А кто бы не воспользовался ситуацией, когда появляется такая простая возможность подзаработать?) Журналисты едва успевали записывать хронику продовольственных войн. А потом на белорусско-российскую границу вернулся и пограничный контроль — правда, только с российской стороны.

В начале 2017 года Беларусь ввела пятидневный безвизовый режим для граждан 80 государств — в случае, если они въезжают в страну через Национальный аэропорт «Минск». Это должно было упростить жизнь бизнес-путешественников, привлечь в Беларусь туристов и сделать из минского аэропорта еще один европейский транзитный пункт. Но создало еще и дополнительные проблемы для российского пограничного ведомства. Потому что передвижения иностранца, прилетевшего в Беларусь, в течение пятидневного срока никто не контролирует — главное, чтобы через пять дней он точно таким же путем, через аэропорт, покинул страну. Задержался — штраф 550 евро. А куда он едет в течение этих дней — никого не волнует.

И ничто ему не мешает, пройдя пограничный контроль, взять билет, к примеру, до Москвы, и спокойно вылететь из «бесконтрольной» зоны.  Многие так и поступали.

Впрочем, до «безвиза» многие тоже так поступали, только наоборот: граждане Израиля, у которого был безвизовый режим с Россией, прилетали в Москву, садились в поезд на Белорусском вокзале и ехали в Минск навестить друзей и родственников. Так было куда проще, чем оформлять бессмысленно дорогую белорусскую визу. Теперь у Беларуси с Израилем тоже безвизовый режим, да еще и для 80 стран — свободный въезд. Это действительно создает большой неконтролируемый поток иностранцев. В 2018 году срок безвизового пребывания в Беларуси был еще и увеличен с пяти до тридцати дней. А за месяц можно хоть до Владивостока доехать, хоть золота в горах намыть.

Так что Россия сначала ввела режим пограничной зоны в районах Брянской, Смоленской и Псковской областей, примыкающих к белорусской территории. На дорогах появились сотрудники ФСБ, останавливающие легковые автомобили (грузовые оставили фитосанитарному контролю) для проверки документов. Затем перенаправила авиарейсы из Минска в международные терминалы. И сейчас белорусы, прилетая в Москву, стоят в очереди на паспортный контроль, как все остальные иностранцы. Правда, в терминал обычно ставят голосистую даму, которая командует: «Белорусы и россияне — налево, иностранцы — направо!» В тех будках пограничников, что слева, штампы в паспорт не ставят. Но очереди и контроль — все, «как у взрослых».  При вылете из Москвы в Минск — то же самое: граница, паспортный контроль, вопросы «сколько времени вы пробыли в России?».

Словом, все, кроме дьюти-фри, где продавцы злорадно говорят: «Минск не обслуживаем!»

Кстати, иностранцы, приезжающие в Беларусь и имеющие российскую визу, не могут ехать дальше в Россию, потому что — еще один кирпичик в груду пограничного бедлама — между Беларусью и Россией отсутствует граница и, соответственно, международные пункты пропуска.

26 мая 1995 года Александр Лукашенко и Виктор Черномырдин ликвидируют российско-белорусскую границу. Фото: Григорий Калачьян / Фотохроника ТАСС

Так что договор тот, от 1995 года, после подписания которого Александр Лукашенко и Виктор Черномырдин выкапывали пограничные столбы, действительно устарел. И нет ничего удивительного в том, что 14 ноября во время встречи Лукашенко с госсекретарем совбеза Станиславом Засем и председателем государственного пограничного комитета Беларуси Анатолием Лаппо говорили именно об этом. Александр Лукашенко сказал: «То есть, если иностранный гражданин (австриец, немец, поляк) въехал через границу под Брестом, то его могут под Смоленском не пропустить даже с российской визой. Его возвращают назад: давай, въезжай через латвийско-российскую границу или же через украинско-российскую. Это что такое? Вроде бы все хорошо, но это вопрос… Общее пространство Беларуси и России. Нет, говорят: возвращайся обратно и заезжай через Латвию. Что это за абсурд? И этот вопрос с россиянами надо решать».

Вспомнил он и не менее абсурдную ситуацию с грузоперевозками: «Грузовики, следующие через Беларусь в Россию, выстраиваются для досмотра, и не только пограничного: и таможенного, и фитосанитарного, и прочего. Как так? Общая граница, договорились же… Под Брестом эту машину вывернули наизнанку — знаем, куда идет, что везет. Передали информацию Российской Федерации. Они опять останавливают эти автомобили под Смоленском, Псковом, Брянском и начинают обратно выворачивать. Это ненормально. Мы, конечно, выдержим, вытерпим. Но тогда не надо от нас чего-то требовать».

И предположил:  дополнительный контроль нужен для того, чтобы россияне получали «лишние взятки».

Глава совбеза Станислав Зась после встречи сказал журналистам, что открытость границы имеет определенные неудобства для белорусов — в частности, из России идет поток нелегальных мигрантов. В то же время присутствие контроля с российской стороны лишает Беларусь транзитной привлекательности. Таким образом, Беларусь больше не будет автоматически продлевать договор о взаимных усилиях по охране границы.

Но это тот случай, когда проще составить новый договор, чем реформировать старый. За эти годы изменилось слишком многое, и белорусско-российская граница сейчас, как та партитура из старой интермедии,  где «здесь играем — здесь не играем». Так что пограничные столбы еще вполне могут «выстрелить».

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera