Репортажи

«Зачем вы шесть раз оглашаете одно и то же?»

Хроника процесса по делу «Седьмой студии» от адвоката Ксении Карпинской

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 128 от 15 ноября 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ксения КарпинскаяСпециально для «Новой»

 

«Дневник защиты». Премьера рубрики

Дело «Седьмой студии» (Софьи Апфельбаум, Юрия Итина, Алексея Малобродского и Кирилла Серебренникова) пошло на абсурдный второй виток и заново рассматривается в новом составе суда. Рассказывать читателям о ходе процесса, анализировать происходящее, оценивать достоверность свидетельских показаний мы решили изнутри. Слово адвокату Ксении Карпинской.

На этой неделе, второй неделе процесса, были оглашены материалы 269 томов дела, не все подряд, а частично — те, которые прокурор будет использовать как доказательство обвинения. При этом он пять или шесть раз цитировал одни и те же финансовые отчеты — изъятые из электронной почты, приобщенные на разных этапах, просто копии. До тех пор, пока судья не задала вопрос: «Зачем вы шесть раз оглашаете одно и то же?»

Затем прокурором было прочитано постановление правительства о выделении субсидии на проект, подписанное премьер-министром Путиным. Как это работает в качестве доказательства обвинения, осталось неясным.

Затем суд был ознакомлен с интересным документом — письмом с грифом Министерства культуры. От Андрея Малышева, бывшего директора департамента государственной поддержки искусства и народного творчества, ныне директора Росконцерта, — заместителю начальника управления службы по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом Федеральной службы безопасности Российской Федерации Николаю Михайлову. В нем Малышев рапортует: направляет в ФСБ все копии соглашений, заключенных с АНО «Седьмая студия», а также отчеты о фактических расходах, творческий отчет и первичные документы.

Какое отношение театральные документы имеют к борьбе с терроризмом, видимо, понятно только инициатору письма, «первому ученику» Малышеву.

Плюс приложение на 842 листах, но по факту — на 246. Малышев заявлен в качестве свидетеля обвинения.

Прокурор цитировал известную переписку Малобродского и Серебренникова, в которой первый спрашивает позволения совмещать две должности. Второй отказывает, отвечая: это невозможно (что не цитировалось, поскольку обвинение открыто игнорирует часть доказательств).

Ксения Карпинская. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

В среду в суде был день Нины Масляевой, главного бухгалтера «Седьмой студии». После того как она выступила — допрос прокурора, затем допрос адвокатов. Но обвинение, видимо, осталось не удовлетворено тем, как свидетельствовала Нина Леонидовна, и попросило огласить старые показания, которые она давала в ходе следствия. Те, которые выглядят как ответы на наводящие вопросы, фактически показания под диктовку после того, как было подписано соглашение о сотрудничестве со следствием. Главный рефрен обвинения: «А вы когда лучше помните — тогда или сейчас? » — «Конечно, тогда!» — говорит Масляева.

После обвинения защита просит огласить самые первые показания в день задержания, 23 мая 2017 года, еще в качестве свидетеля, когда Масляева еще была на свободе. Суд оглашает эти показания — они оказываются еще одной, дополнительной трактовкой событий и явно противоречат тем, что Нина Леонидовна давала, находясь в СИЗО, оглашенным прокурором Резниченко. И показания так противоречит друг другу, Масляева так в них путается, так не знает, что ответить, что судья спрашивает:

«Так каким же вашим показаниям доверять — тогда, на первом этапе, потом, в первом суде, или сейчас?»  

Масляева в угоду следствию оговаривает Серебренникова и даже не замечает, как сама себе противоречит: то она с ним вовсе не знакома, то он лично приезжал к ней, чтобы познакомиться и предложить работу бухгалтера, то вдруг говорит: «Кто я, кто он, — он не снисходил до меня!»

Она говорит, что никак, кроме обналички, было не добыть денежные средства, а в деле есть отчет о том, как она без конца снимала деньги с корпоративной карты.

Она пытается утверждать: обналичку производила через компании, подконтрольные Итину, Серебренникову, Малобродскому. Но тут же выясняется, что одни принадлежали Синельникову, ее давнему любовнику, а другие — Педченко, ее партнеру, с которым она основала свой бизнес — медицинский центр.

Твердит: ничего не знаю, отчетов не составляла! Но на ее беду, в почте Малобродского сохранились письма от Масляевой с отчетом о хозяйственной деятельности АНО 7С, в том числе реестры о выданных под отчет денежных средствах с фамилиями, суммами и назначением платежей.

Возник основной вопрос: если на все это можно было снимать деньги с корпоративной карты, зачем вообще было пускаться в рискованные операции с обналичиванием и платить проценты?

Еще дома у Масляевой, согласно протоколу обыска, был изъят договор, якобы заключенный между Малобродским и Синельниковым 1 сентября 2011 года, еще до открытия «Платформы» с поддельной подписью Малобродского, на 1 600 000 рублей. Судья задавала очень грамотные вопросы, среди которых был такой: «Что вы понимаете под хищением?»
Масляева ответила: деньги обналичивали, я получала черную зарплату (150 тысяч, а не 45), были неправильно оформлены документы, а потом их сожгли.

При этом когда выяснялось, все ли мероприятия состоялись, ответ был — да. Была ли завышена их стоимость? Ответ — нет. И опять судья задала вопрос: «Нина Леонидовна, чему верить?» Масляева затруднилась с ответом.

P.S. Замечу, что адвокаты обвиняемых заранее не знают, какие свидетели будут вызваны обвинением, кто будет выступать на следующий день, и это нарушает первое право защиты — равные условия для подготовки к процессу.

P.P.S. А также на судебном заседании в четверг при допросе В.Синельникова были обнародованы два протокола, датированные одним и тем же днем и часом, но с разным содержанием.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera