Сюжеты

Дело части

За полгода один солдат погиб и один пропал без вести вблизи полигона «Кузьминки» на границе Ростовской области с Украиной

Фото: Анна Майорова / URA.RU / TASS

Этот материал вышел в № 130 от 20 ноября 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Елена РомановаСобкор «Новой»

1
 

Срочник из Крыма Александр Долина пропал в середине апреля, а контрактник из Дагестана Эльдер Сеферов при невыясненных обстоятельствах погиб на полигоне «Кузьминки», который расположен между Ростовом и Таганрогом и неофициально считается главной базой подготовки добровольцев для отправки на Донбасс.

Последний раз голос своего сына Галина слышала 14 апреля 2019 года. Саша позвонил и попросил перевести ему на банковскую карточку 1000 рублей.

— Сами знаете, с наших крымских карточек мы не можем ничего в Россию переводить, поэтому попросили знакомого: мы ему тут отдали, а он там, в Ростове ему перевел, — рассказывает женщина. — Деньги перевели, после этого о Саше мы не знаем ничего.

Саша Долина родился в 1993 году в селе Ильичево Ленинского района Крыма. Обычный парень: увлекался компьютерами, стихи писал и рассказы. Родные говорят, что украинские врачи в свое время признали его негодным к военной службе, но военный билет Саша то ли не получил, то ли забыл получить. И уже российские военврачи в 2018 году не нашли у него противопоказаний и отправили служить в Ростовскую область, в часть, расположенную вблизи российско-украинской границы.

Александр Долина. Фото предоставлено родственниками

В/ч 24390, куда попал Саша Долина, входит в состав 150-й Идрицко-Берлинской ордена Кутузова мотострелковой дивизии. Легендарная дивизия, которая прошла Великую Отечественную, была расформирована в мае 1945-го, но вновь была сформирована в 2017 году с дислокацией в Мясниковском районе, в сорока километрах от Ростова. Там размещен артиллерийский полк и отдельный противотанковый батальон.

Галина Долина говорит, что Саша не жаловался на бытовые трудности в армии. Единственное, что его угнетало, это постоянные уговоры офицеров перевестись на контрактную службу.

— Ему обещали зарплату в 30 тысяч, говорили, что тут же переведут служить в Керчь. Он не отказывался. Говорил, подумает. Мы его отговаривали, — рассказывает мать солдата. — В пятницу с ним разговаривала моя дочка, он ей сказал, что «ничего с контрактом не получается», она его поддержала. А в субботу он позвонил в последний раз, сказал, что порвались «берцы», попросил денег на новые. И пропал.

По версии военных, Саша Долина в понедельник, 16 апреля, в составе группы таких же бойцов поехал проходить врачебную комиссию в военную консультационно-диагностическую поликлинику, которая расположена на ул. Мыльникова в Ростове, но в часть не вернулся, потому что решил сбежать.

В семье Саши убеждены, что он исчез 14 апреля: после получения денег всегда звонил и подтверждал перевод, а на этот раз не позвонил. Вместо Саши вечером 16 апреля его родственникам позвонил офицер.

— Командир его части Рыжов сказал моей дочери, что Саша не вернулся в расположение части после поездки в Ростов. Вроде как он согласился на «контракт» и поехал проходить комиссию вместе с другими солдатами, а когда пришло время возвращаться, не пришел. Но как такое возможно, если он нам за день до этого сам сказал, что с контрактом ничего не получается, а потом за день передумал? — плачет женщина.

Александр Долина. Фото предоставлено родственниками

Испугавшись, родственники начали искать в соцсетях сослуживцев Саши, и те им подтвердили, что знали об исчезновении парня еще… 14 апреля. Позже сим-карта Саши нашлась в телефоне одного из сослуживцев. Его банковская карточка осталась в тумбочке.

— Собрался бежать без телефона и денег? Они мне говорят, что в Ростове он купил себе гражданскую одежду и ушел. Даже если так. За эти полгода он мог бы найти способ связаться с нами!

Он нормальный, современный парень, прекрасно владеет всеми этими современными технологиями, пользуется соцсетями — нашел бы уж способ дать о себе знать, он же понимает, что это такое для нас, он хороший, отзывчивый мальчик, — говорит сестра Саши Наталья.

Военным семья не верит еще и потому, что они показали им заявление Саши о переходе на контрактную службу. Заявление датировано 11 декабря 2018 года — к этому времени, говорят родственники, Саша даже не успел принять присягу как срочник.

Рапорт о контракте. Фото предоставлено родственниками Александра Долины

Обращение в полицию с требованием найти пропавшего солдата ничего не дало. Пришел ответ от ГУ МВД России по Ростовской области, в котором говорится, что в отношении срочника Долины возбуждено уголовное дело по ст. 327 УК РФ. Полицейские подозревают, что солдат взял чужие документы и сейчас живет под другим именем.

Военная прокуратура возбудила в отношении Саши уголовное дело по статье «Самовольное оставление части». Мать пропавшего говорит, что к ним в Ильичево несколько раз приезжали следователи и уговаривали рассказать, где прячется парень.

Не выдержав испытаний, в сентябре умер отец Саши.

— Я похоронила мужа и ничего не знаю о судьбе сына, — плачет в телефонную трубку Галина Долина.- Что с ним? Где он? Может быть, он потерял память и просто не знает, кто он и что он?

Из министерства обороны пришло письмо, что они искали его на хуторе Чкалова, и в Головинках, и в Приюте. Были даже у наших родственников в Ростове. Но никто не опрашивает его сослуживцев, а они явно что-то знают.

Ответ Минобороны семье Долины. Фото предоставлено родственниками Александра Долины

Проклятый полигон

Чкалов, Головинки, Приют, Александровка 2-я — все эти населенные пункты расположены вокруг одного из военных полигонов министерства обороны — «Кузьминки». Если верить ретроспективе карт Google, то до 2013 года это был вполне мирный участок земли без всяких признаков милитаризации. Сейчас, когда украинские СМИ сообщают о концентрации боевой техники у своих границ в Ростовской области, почти всегда речь идет именно о «Кузьминках». Полигон находится между Ростовом и Таганрогом в полусотне километров от границы, что делает его объектом повышенного внимания с обеих сторон.

Полигон «Кузьминки» на карте

«Кузьминки» стали печально известны в апреле 2015 года после взрыва самоходной артиллерийской установки (САУ), после чего возник пожар.

«В 7.45 мск в районе населенного пункта Кузьминки (Ростовская область) при выходе техники одного из подразделений Южного военного округа из полевого лагеря на плановые занятия по боевой подготовке в результате замыкания электропроводки произошло возгорание внутри самоходной артиллерийской установки (САУ), — 18 апреля 2015 года заявил журналистам начальник пресс-службы Южного военного округа Игорь Горбуль. — Экипаж оперативно покинул боевую машину и удалился на безопасное расстояние. В результате воспламенения произошла детонация боекомплекта САУ».

Но просочившиеся в Сеть фотоснимки свидетельствуют о заметно более масштабных разрушениях. Очевидцы сообщали, что в результате пожара взорвался склад боеприпасов. В районе был введен режим ЧС, на трассе Ростов–Таганрог ограничили движение, из Приюта, Головинки и Чкалова, по данным правительства Ростовской области, эвакуировали 800 человек.

Населенные пункты на несколько дней были отключены от газа и электричества. Областные власти сообщили о повреждении нескольких домов.

Сообщалось и о десяти пострадавших военнослужащих, которые с ожогами разной степени тяжести были доставлены в госпиталь.

Убийство рядового Сеферова

Тело сержанта Сеферова на полигоне «Кузьминки» 17 июня 2019 года обнаружил командир 3-го стрелкового отделения 3-го мотострелкового взвода 1-й мотострелковой (горной) роты старший сержант Б-ков, который направился туда со своим взводом устанавливать подсветки для мишений — на полигоне шли очередные стрельбы. Как следует из показаний очевидцев, Сеферов лежал «между танковой и директрисой БМП, предположительно с проникающим пулевым ранением в спину на расстоянии 950 метров от рубежа открытия огня». По крайней мере, такие формулировки использовал заместитель командующего войсками Южного федерального округа генерал-майор Мурадов Р.У., который проводил разбирательство по факту гибели пулеметчика 3-го мотострелкового отделения 1-го мотострелкового взвода 1-й мотострелковой (горной) роты 1-го мотострелкового (горного) батальона в/ч 01485 сержанта контрактной службы Эльдера Сеферова.

Проведенная по горячим следам проверка показала, что 14 июня «в нарушение требований штатной дисциплины командиром взвода лейтенантом В-ым И.К. была выделена рабочая команда по совершенствованию объектов материально-технической базы».

Проще говоря, солдат направили привести в порядок мишени в момент, когда стрельбы на полигоне были в разгаре.

«В нарушение требований безопасности назначенный личный состав к месту работ выдвинулся через участок проведения стрельб, где в этот момент проходили занятия по огневой подготовке с личным составом 103 мсп 150 мсд (практическое выполнение стрельб). В районе 9 часов 40 минут после начала выполнения практических стрельб личным составом 103 мсп 150 мсд указанные военнослужащие 34 омсбр (г) находились в полосе ведения огня, — говорится в материалах проверки, копия которых оказалась в распоряжении журналистов. — Услышав выстрелы, военнослужащие развернулись и покинули опасную территорию. Вернувшись на окраину полигона, сержант Р-ин Д.В. выявил отсутствие сержанта Сеферова Э.Б., о чем немедленно доложил командиру взвода».

Предположительно, военные еще два дня не сообщали командованию округа о случившемся, а когда дело дошло до медицинской экспертизы, то в ней… не оказалось ни слова о пулевых ранениях сержанта.

«Причиной смерти военнослужащего являются не огнестрельные ранения, а остановка сердца и многооскольчатые переломы правых седалищной и подвздошной костей, крестца, бедренных костей с кровоизлиянием в окружающий перелом костей правого предплечья», — говорится в материалах проверки по результатам расследования, проведенного представителями органов военной прокуратуры и контрразведки совместно с 314-м следственным отделом и сотрудниками филиала №  2 федерального государственного учреждения судебных и медицинских экспертиз.

Через три месяца после трагедии военные следователи  пришли к выводу, что Сеферов погиб в результате… ДТП, несмотря на всю очевидность произошедшего.

Они настаивают, что сержанта Сеферова насмерть сбила боевая машина МТЛБУ-1В15М, которой управлял механик-водитель Владислав Киселев. Подозреваемый уже арестован.

— Киселева обвиняют в том, что в день проведения стрельб он, якобы, сбил рядового Сеферова, спрятал труп, а потом перевез его на полигон, чтобы скрыть следы преступления, — сказал «Новой» адвокат солдата Геворг Поповян.

По его словам, судебно-медицинская экспертиза трупа была составлена таким образом, что в ней нет упоминания о пулевых ранениях. Медики объясняют это тем, что… перед ними не была поставлена задача их искать. Сейчас защита Киселева получила рецензию на это странное заключение медиков. Адвокат и родственники бойца пытаются добиться эксгумации тела Сеферова для проведения повторной экспертизы, но, по словам Поповяна, их ходатайства остаются без внимания.

Показания на Владислава Киселева дал его сослуживец, такой же механик-водитель Максим Фисенко. По его словам, следователи провели с ним несколько встреч, после чего парень заявил, что 14 июня Владислав Киселев обратился к нему с просьбой помочь спрятать труп Эльдера Сеферова и признался, что сбил сержанта.

Однако Фисенко все же не выдержал и рассказал ростовским журналистам, что сделал это под пытками.

— Сначала меня заставили пройти полиграф. Затем вызвали на допрос, где началось мощное давление. Меня заставляли подписать показания, подтвердить, что якобы я помогал Киселеву перетаскивать тело, что я тоже соучастник убийства.

Стали бить по лицу моим же телефоном, потом просто били. Я испугался и подписал то, что от меня требовали, — рассказал Фисенко изданию «Блокнот-Ростов».

— Меня привезли туда, сказали: «Иди, показывай, где труп лежал». Причем сами мне и указали на это место. Затем вернулись обратно, в следственный отдел, я там переночевал на лавочке. Утром снова поехали на полигон, где я на камеру уже подтвердил свои «показания», рассказал, как мы с Киселевым якобы перевозили тело, прятали его.

В октябре, отвечая на вопросы журналистов на пресс-конференции, посвященной осеннему призыву, заместитель военного прокурора Южного военного округа Андрей Долгих не стал комментировать ход расследования исчезновения Александра Долины и гибели сержанта Эльдера Сеферова.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera