Сюжеты

Дело части

За полгода один солдат погиб и один пропал без вести вблизи полигона «Кузьминки» на границе Ростовской области с Украиной

Фото: Анна Майорова / URA.RU / TASS

Этот материал вышел в № 130 от 20 ноября 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество19 389

Елена РомановаСобкор «Новой»

19 3891
 

Срочник из Крыма Александр Долина пропал в середине апреля, а контрактник из Дагестана Эльдер Сеферов при невыясненных обстоятельствах погиб на полигоне «Кузьминки», который расположен между Ростовом и Таганрогом и неофициально считается главной базой подготовки добровольцев для отправки на Донбасс.

Последний раз голос своего сына Галина слышала 14 апреля 2019 года. Саша позвонил и попросил перевести ему на банковскую карточку 1000 рублей.

— Сами знаете, с наших крымских карточек мы не можем ничего в Россию переводить, поэтому попросили знакомого: мы ему тут отдали, а он там, в Ростове ему перевел, — рассказывает женщина. — Деньги перевели, после этого о Саше мы не знаем ничего.

Саша Долина родился в 1993 году в селе Ильичево Ленинского района Крыма. Обычный парень: увлекался компьютерами, стихи писал и рассказы. Родные говорят, что украинские врачи в свое время признали его негодным к военной службе, но военный билет Саша то ли не получил, то ли забыл получить. И уже российские военврачи в 2018 году не нашли у него противопоказаний и отправили служить в Ростовскую область, в часть, расположенную вблизи российско-украинской границы.

Александр Долина. Фото предоставлено родственниками

В/ч 24390, куда попал Саша Долина, входит в состав 150-й Идрицко-Берлинской ордена Кутузова мотострелковой дивизии. Легендарная дивизия, которая прошла Великую Отечественную, была расформирована в мае 1945-го, но вновь была сформирована в 2017 году с дислокацией в Мясниковском районе, в сорока километрах от Ростова. Там размещен артиллерийский полк и отдельный противотанковый батальон.

Галина Долина говорит, что Саша не жаловался на бытовые трудности в армии. Единственное, что его угнетало, это постоянные уговоры офицеров перевестись на контрактную службу.

— Ему обещали зарплату в 30 тысяч, говорили, что тут же переведут служить в Керчь. Он не отказывался. Говорил, подумает. Мы его отговаривали, — рассказывает мать солдата. — В пятницу с ним разговаривала моя дочка, он ей сказал, что «ничего с контрактом не получается», она его поддержала. А в субботу он позвонил в последний раз, сказал, что порвались «берцы», попросил денег на новые. И пропал.

По версии военных, Саша Долина в понедельник, 16 апреля, в составе группы таких же бойцов поехал проходить врачебную комиссию в военную консультационно-диагностическую поликлинику, которая расположена на ул. Мыльникова в Ростове, но в часть не вернулся, потому что решил сбежать.

В семье Саши убеждены, что он исчез 14 апреля: после получения денег всегда звонил и подтверждал перевод, а на этот раз не позвонил. Вместо Саши вечером 16 апреля его родственникам позвонил офицер.

— Командир его части Рыжов сказал моей дочери, что Саша не вернулся в расположение части после поездки в Ростов. Вроде как он согласился на «контракт» и поехал проходить комиссию вместе с другими солдатами, а когда пришло время возвращаться, не пришел. Но как такое возможно, если он нам за день до этого сам сказал, что с контрактом ничего не получается, а потом за день передумал? — плачет женщина.

Александр Долина. Фото предоставлено родственниками

Испугавшись, родственники начали искать в соцсетях сослуживцев Саши, и те им подтвердили, что знали об исчезновении парня еще… 14 апреля. Позже сим-карта Саши нашлась в телефоне одного из сослуживцев. Его банковская карточка осталась в тумбочке.

— Собрался бежать без телефона и денег? Они мне говорят, что в Ростове он купил себе гражданскую одежду и ушел. Даже если так. За эти полгода он мог бы найти способ связаться с нами!

Он нормальный, современный парень, прекрасно владеет всеми этими современными технологиями, пользуется соцсетями — нашел бы уж способ дать о себе знать, он же понимает, что это такое для нас, он хороший, отзывчивый мальчик, — говорит сестра Саши Наталья.

Военным семья не верит еще и потому, что они показали им заявление Саши о переходе на контрактную службу. Заявление датировано 11 декабря 2018 года — к этому времени, говорят родственники, Саша даже не успел принять присягу как срочник.

Рапорт о контракте. Фото предоставлено родственниками Александра Долины

Обращение в полицию с требованием найти пропавшего солдата ничего не дало. Пришел ответ от ГУ МВД России по Ростовской области, в котором говорится, что в отношении срочника Долины возбуждено уголовное дело по ст. 327 УК РФ. Полицейские подозревают, что солдат взял чужие документы и сейчас живет под другим именем.

Военная прокуратура возбудила в отношении Саши уголовное дело по статье «Самовольное оставление части». Мать пропавшего говорит, что к ним в Ильичево несколько раз приезжали следователи и уговаривали рассказать, где прячется парень.

Не выдержав испытаний, в сентябре умер отец Саши.

— Я похоронила мужа и ничего не знаю о судьбе сына, — плачет в телефонную трубку Галина Долина.- Что с ним? Где он? Может быть, он потерял память и просто не знает, кто он и что он?

Из министерства обороны пришло письмо, что они искали его на хуторе Чкалова, и в Головинках, и в Приюте. Были даже у наших родственников в Ростове. Но никто не опрашивает его сослуживцев, а они явно что-то знают.

Ответ Минобороны семье Долины. Фото предоставлено родственниками Александра Долины

Проклятый полигон

Чкалов, Головинки, Приют, Александровка 2-я — все эти населенные пункты расположены вокруг одного из военных полигонов министерства обороны — «Кузьминки». Если верить ретроспективе карт Google, то до 2013 года это был вполне мирный участок земли без всяких признаков милитаризации. Сейчас, когда украинские СМИ сообщают о концентрации боевой техники у своих границ в Ростовской области, почти всегда речь идет именно о «Кузьминках». Полигон находится между Ростовом и Таганрогом в полусотне километров от границы, что делает его объектом повышенного внимания с обеих сторон.

Полигон «Кузьминки» на карте

«Кузьминки» стали печально известны в апреле 2015 года после взрыва самоходной артиллерийской установки (САУ), после чего возник пожар.

«В 7.45 мск в районе населенного пункта Кузьминки (Ростовская область) при выходе техники одного из подразделений Южного военного округа из полевого лагеря на плановые занятия по боевой подготовке в результате замыкания электропроводки произошло возгорание внутри самоходной артиллерийской установки (САУ), — 18 апреля 2015 года заявил журналистам начальник пресс-службы Южного военного округа Игорь Горбуль. — Экипаж оперативно покинул боевую машину и удалился на безопасное расстояние. В результате воспламенения произошла детонация боекомплекта САУ».

Но просочившиеся в Сеть фотоснимки свидетельствуют о заметно более масштабных разрушениях. Очевидцы сообщали, что в результате пожара взорвался склад боеприпасов. В районе был введен режим ЧС, на трассе Ростов–Таганрог ограничили движение, из Приюта, Головинки и Чкалова, по данным правительства Ростовской области, эвакуировали 800 человек.

Населенные пункты на несколько дней были отключены от газа и электричества. Областные власти сообщили о повреждении нескольких домов.

Сообщалось и о десяти пострадавших военнослужащих, которые с ожогами разной степени тяжести были доставлены в госпиталь.

Убийство рядового Сеферова

Тело сержанта Сеферова на полигоне «Кузьминки» 17 июня 2019 года обнаружил командир 3-го стрелкового отделения 3-го мотострелкового взвода 1-й мотострелковой (горной) роты старший сержант Б-ков, который направился туда со своим взводом устанавливать подсветки для мишений — на полигоне шли очередные стрельбы. Как следует из показаний очевидцев, Сеферов лежал «между танковой и директрисой БМП, предположительно с проникающим пулевым ранением в спину на расстоянии 950 метров от рубежа открытия огня». По крайней мере, такие формулировки использовал заместитель командующего войсками Южного федерального округа генерал-майор Мурадов Р.У., который проводил разбирательство по факту гибели пулеметчика 3-го мотострелкового отделения 1-го мотострелкового взвода 1-й мотострелковой (горной) роты 1-го мотострелкового (горного) батальона в/ч 01485 сержанта контрактной службы Эльдера Сеферова.

Проведенная по горячим следам проверка показала, что 14 июня «в нарушение требований штатной дисциплины командиром взвода лейтенантом В-ым И.К. была выделена рабочая команда по совершенствованию объектов материально-технической базы».

Проще говоря, солдат направили привести в порядок мишени в момент, когда стрельбы на полигоне были в разгаре.

«В нарушение требований безопасности назначенный личный состав к месту работ выдвинулся через участок проведения стрельб, где в этот момент проходили занятия по огневой подготовке с личным составом 103 мсп 150 мсд (практическое выполнение стрельб). В районе 9 часов 40 минут после начала выполнения практических стрельб личным составом 103 мсп 150 мсд указанные военнослужащие 34 омсбр (г) находились в полосе ведения огня, — говорится в материалах проверки, копия которых оказалась в распоряжении журналистов. — Услышав выстрелы, военнослужащие развернулись и покинули опасную территорию. Вернувшись на окраину полигона, сержант Р-ин Д.В. выявил отсутствие сержанта Сеферова Э.Б., о чем немедленно доложил командиру взвода».

Предположительно, военные еще два дня не сообщали командованию округа о случившемся, а когда дело дошло до медицинской экспертизы, то в ней… не оказалось ни слова о пулевых ранениях сержанта.

«Причиной смерти военнослужащего являются не огнестрельные ранения, а остановка сердца и многооскольчатые переломы правых седалищной и подвздошной костей, крестца, бедренных костей с кровоизлиянием в окружающий перелом костей правого предплечья», — говорится в материалах проверки по результатам расследования, проведенного представителями органов военной прокуратуры и контрразведки совместно с 314-м следственным отделом и сотрудниками филиала №  2 федерального государственного учреждения судебных и медицинских экспертиз.

Через три месяца после трагедии военные следователи  пришли к выводу, что Сеферов погиб в результате… ДТП, несмотря на всю очевидность произошедшего.

Они настаивают, что сержанта Сеферова насмерть сбила боевая машина МТЛБУ-1В15М, которой управлял механик-водитель Владислав Киселев. Подозреваемый уже арестован.

— Киселева обвиняют в том, что в день проведения стрельб он, якобы, сбил рядового Сеферова, спрятал труп, а потом перевез его на полигон, чтобы скрыть следы преступления, — сказал «Новой» адвокат солдата Геворг Поповян.

По его словам, судебно-медицинская экспертиза трупа была составлена таким образом, что в ней нет упоминания о пулевых ранениях. Медики объясняют это тем, что… перед ними не была поставлена задача их искать. Сейчас защита Киселева получила рецензию на это странное заключение медиков. Адвокат и родственники бойца пытаются добиться эксгумации тела Сеферова для проведения повторной экспертизы, но, по словам Поповяна, их ходатайства остаются без внимания.

Показания на Владислава Киселева дал его сослуживец, такой же механик-водитель Максим Фисенко. По его словам, следователи провели с ним несколько встреч, после чего парень заявил, что 14 июня Владислав Киселев обратился к нему с просьбой помочь спрятать труп Эльдера Сеферова и признался, что сбил сержанта.

Однако Фисенко все же не выдержал и рассказал ростовским журналистам, что сделал это под пытками.

— Сначала меня заставили пройти полиграф. Затем вызвали на допрос, где началось мощное давление. Меня заставляли подписать показания, подтвердить, что якобы я помогал Киселеву перетаскивать тело, что я тоже соучастник убийства.

Стали бить по лицу моим же телефоном, потом просто били. Я испугался и подписал то, что от меня требовали, — рассказал Фисенко изданию «Блокнот-Ростов».

— Меня привезли туда, сказали: «Иди, показывай, где труп лежал». Причем сами мне и указали на это место. Затем вернулись обратно, в следственный отдел, я там переночевал на лавочке. Утром снова поехали на полигон, где я на камеру уже подтвердил свои «показания», рассказал, как мы с Киселевым якобы перевозили тело, прятали его.

В октябре, отвечая на вопросы журналистов на пресс-конференции, посвященной осеннему призыву, заместитель военного прокурора Южного военного округа Андрей Долгих не стал комментировать ход расследования исчезновения Александра Долины и гибели сержанта Эльдера Сеферова.

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera