Сюжеты

Детей спасают пока только собаки

В России — лекарственный кризис в детской онкологии

Этот материал вышел в № 127 от 13 ноября 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Алексей ТарасовОбозреватель

7
 

В Красноярской краевой детской больнице прямо сейчас решается судьба 40 онкобольных детей — им необходимо израильское лекарство «Винкристин Тева», но ввезти его в Россию невозможно. Об этом заявил депутат красноярского Закса Илья Зайцев, бывший тележурналист, теперь зампредседателя комитета по охране здоровья и соцполитики, в прямом эфире ТВК. Также он сообщил, что для одной девочки этот препарат нашли в ветклинике Магнитогорска (применяется и при лечении опухолей у собак) и сейчас лекарство летит в Красноярск через Москву: наших детей спасают собаки. Ветеринары жертвуют своими будущими пациентами. Пока только собаки — реакции российского правительства нет.

«Новая» подробно писала о красноярском лекарственном кризисе в детской онкологии в № 126, а о том, что в эту катастрофу вступает вся Россия, — в № 123. Напомню, «Винкристин Тева» не завозится в РФ уже несколько месяцев, отечественный «Веро-Винкристин» вызывает серьезные осложнения (в 50–70% случаев, по информации Зайцева, а он ссылается на данные врачей). У конкретной девочки, в судьбе которой деятельное участие приняли ветеринары (ей еще нет и полутора лет), после курса лечения российским препаратом отнялись ноги.

Родители больных подтверждают, что «дети упали»: у них отнимаются ноги и руки. Дети больше не встают. В Красноярске уже 8 таких пациентов с тяжелой побочкой и с подтвержденным врачами статусом — кому российский винкристин противопоказан. Зайцев говорит, что за 3–4 последних дня получил 26 писем о таких детях (и, говорит он, никто из написавших ему родителей не верит в систему, что она отреагирует и изменится). А в целом, по его словам, в импортном препарате нуждается 40 детей: все они — жертвы 44-го федзакона о госзакупках и политики импортозамещения. «Почему таков процент осложнений — 50–70%? Потому что у российского препарата фармвещество — китайское, а в оригинальном, израильском, — бельгийское. По моей просьбе «Губернские аптеки» (крупнейшая региональная аптечная сеть в РФ. — А.Т.) посмотрели все склады по стране. Нет нигде ни единого препарата». В краевом Минздраве подтверждают проблему и говорят о регулярных обращениях с ней в Росздравнадзор.

Российское законодательство ныне таково, что родители больных детей автоматически — в силу инстинктов, присущих всем млекопитающим, — переходят в разряд нарушителей или преступников: лекарства они ищут в нелегальном обороте. Естественно, израильский винкристин пока (но уже с трудом) можно найти в Москве и Санкт-Петербурге, хотя и там в госклиниках этот препарат закончился или вот-вот закончится.

В Москве за ампулу, что весной стоила 250–350 рублей, сейчас на черном рынке просят 4200–4800 рублей. Винкристином нужда не ограничивается, список дефицитных препаратов растет с каждым днем,

и для лечения онкобольных детей родителям требуется уже от 50 тысяч рублей в месяц (поскольку борются уже не столько с опухолью, сколько с многочисленными побочками). Некоторые интернет-аптеки в Москве принимают заявки с 50%-ной предоплатой на импортный винкристин с доставкой до Москвы и потом до Красноярска, но гарантий не дают: лекарство могут забрать на границе. Канал из Казахстана уже не работает, все вычерпали, сейчас везут из Германии, договариваются через Минск, но это очень дорого и тоже высок риск. Транспортные компании требуют на заказ винкристина разрешение от Минздрава — по каждому ребенку. Напомню: речь о зарегистрированных и действующих в России лекарствах.

Если дети достигли школьного возраста, то такие деньги в Красноярске им собирают их классы и школы. Красноярцы просят сейчас ветеринаров всей страны проверить свои склады, сберечь последние ампулы и переживают, что из-за обнародования Зайцевым этого канала российское государство может его прикрыть.

В России меж тем продолжается «Десятилетие детства». Его объявил президент, как сказано в его указе №240 за 2017 год, «в целях совершенствования государственной политики в сфере защиты детства».

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera