Комментарии

Валютная оттепель

Минфин предлагает не сажать бизнесменов в тюрьму за трансграничные переводы. На этом основано дело против главы «Рольф»

Фото: Антон Новодережкин / ТАСС

Этот материал вышел в № 127 от 13 ноября 2019
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Екатерина БаталоваКорреспондент

 

Минфин подготовил законопроект об отмене двух статей Уголовного кодекса, связанных с нарушениями валютного контроля. Речь идет о невозврате валютной выручки (ст. 193 УК) и переводах нерезидентам с использованием подложных документов (ст. 193.1 УК).

Авторы инициативы в пояснительной записке указали, что предусмотренные этими статьями нарушения — лишь способ совершения других преступлений. Прежде всего — отмывания преступных доходов, пишут «Ведомости». Минфин в связи с этим предлагает дополнить статьи о легализации средств (ст. 174 и 174.1 УК) новым квалифицирующим признаком — переводы нерезидентам по подложным документам. В таком случае максимальный срок лишения свободы составит пять лет против нынешних десяти.

Уголовную ответственность за невозврат валютной выручки в министерстве считают необходимым отменить вовсе. Соответствующее поручение еще в апреле дал премьер-министр Дмитрий Медведев. Однако, по словам замминистра финансов Алексея Моисеева, против отмены 193-й и 193.1 статей выступают ЦБ и некоторые «ведомства».

Практика валютного регулирования в последнее время все чаще складывается не в пользу российских предпринимателей. Самые яркие примеры — дела против основателя автодилера «Рольф» Сергея Петрова и совладельца компании «Усть-Луга» Валерия Израйлита, которые построены на обвинениях о выводе капитала. Управляющий партнер юридической фирмы Taxadvisor Дмитрий Костальгин сравнивает статью 193.1 со статьей 228 УК о незаконном приобретении и хранении наркотиков, но в экономической сфере, поскольку она позволяет оказывать давление на любые компании, которые занимаются трансграничными сделками. В беседе с «Новой» он отметил, что, по данным Федеральной таможенной службы, количество дел по статье 193.1 за этот год удвоилось и приближается к нескольким сотням. Хотя существующий валютный контроль приносит больше вреда, чем пользы, он выгоден налоговикам и силовым структурам.

— Если в бюджете прописывается, сколько нужно собрать штрафов, а у вас как у исполнителя столько не набирается, то, конечно же, вы будете против отмены статей о валютных нарушениях.

Ведь таким образом у вас отбирают инструменты выполнения плана. И вам без разницы, растет от этого экономика страны или уходит в минус, — говорит эксперт.

Бюджет в значительной степени пополняется за счет штрафов и различного рода пеней, а текущее законодательство предусматривает штрафы до 100% от суммы сделки за незаконные валютные операции, напоминает партнер Paragon Advice Group Александр Захаров. Эксперты сходятся на позиции, что валютное регулирование — рудимент, оставшийся с тех времен, когда валюта имела для государства сакральное значение. Сегодня эти отжившие свое механизмы используются как удобный инструмент для уголовного преследования.

— Валютные операции не являются и не могут являться общественно опасными деяниями. А для всего, что касается ухода от налогов, есть соответствующие составы преступления, и дополнять их отягчающими обстоятельствами за ненадлежащее оформление бумаг излишне. Противодействовать отмыванию, безусловно, можно и без института валютного контроля, — уверен президент ACI Russia Сергей Романчук.

Практически ни в одной стране мира уже не существует валютного контроля с применением УК, подчеркивает Захаров.

— Операции, которые в России в соответствии с валютным контролем признаны незаконными, абсолютно легальны и прозрачны за рубежом.

Бизнес предпочитает хранить деньги там, где меньше рисков изъятия с банковских счетов. А на счетах российских банков иностранная валюта может быть под любым предлогом удержана государством и обращена в российские национальные денежные знаки, — говорит эксперт.

Принятие законопроекта Минфина в нынешнем виде будет означать давно ожидаемую декриминализацию экономических преступлений — по крайней мере, в валютной части. В таком случае закон будет иметь обратную силу, а значит, возбужденное в июне дело против Сергея Петрова может быть прекращено. По такой же логике могут снять часть обвинений с Валерия Израйлита. Однако, по мнению Захарова, прогнозировать поведение судебной системы и правоприменительной практики в современной России крайне сложно.

— Я сомневаюсь, что в случае принятия поправки Минфина станут истиной в последней инстанции. Не исключено, что «творческие» правоприменители продолжат преследовать совсем другие цели, — подытоживает он.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera