Сюжеты

Революция на частные деньги

Выставка «Союза молодежи» в Еврейском музее и Центре толерантности — лишнее доказательство того, что государству лучше не соваться в современное искусство

Фото: Еврейский музей и Центр толерантности

Этот материал вышел в № 123 от 1 ноября 2019
ЧитатьЧитать номер
Культура

Алексей МокроусовСпециально для «Новой»

 

Немного в истории русского искусства объединений, где о спонсорах хотелось бы говорить не меньше, чем о художниках. Объединение «Союз молодежи» — из их числа. Его яркая жизнь стала возможной благодаря тратам Левкия Жевержеева (1887–1942). Формально «Союз» просуществовал девять лет, на самом деле активно он работал лишь пять, с 1909 по 1914-й, этому периоду и посвящена выставка в Еврейском музее в Москве.

Жизнь «Союза» была интенсивной — целых семь выставок за первые годы активной работы, к каждой выходил каталог, подобным не могут похвастаться многие выставочные проекты в нынешней России. В начале века это было нормой.

За эти годы состав участников не раз менялся, точного списка нет. Приходили и уходили звезды авангарда, такие как Гончарова и Ларионов. Расцветали собственные светила, как рано, на 27-м году жизни, умерший Волдемар Матвей — уроженец Латвии, он известен и как Матвейс, и под псевдонимом Владимир Петров. Матвей увлекался примитивом, много путешествовал, писал об искусстве Африки и Океании. Имена же главных героев хорошо известны — Малевич, Филонов, Розанова, Машков, Ле-Дантю… есть и художники, либо забытые публикой, либо просто канувшие в Лету — как автор картин без названия «М. Беженцев», о нем ничего неизвестно.

Работы многих собрали в Еврейском музее. Полотна и графику представили собрания Петербурга и Вятки, Еревана и Омска, Екатеринбурга и Ульяновска, Риги и Саратова. Есть московские коллекции, от Третьяковки до музея истории российской литературы и РГАЛИ.

Фото: Еврейский музей и Центр толерантности

Из-за стилистического многообразия, если не сказать разноголосицы, выставка производит впечатление эклектичной, выглядит как таран, которым авангард пробивал устои салонной эстетики, таран, мощный по силе, но аморфный с точки зрения общей формы, что не мешает ему оставаться ярким явлением. Впрочем, Андрей Сарабьянов, один из кураторов проекта, не согласен с ощущением эклектичности: «Это самое первое, самое раннее объединение. Тогда еще не было больших авангардных стилей, они только начинались, сперва с Кульбина, вокруг него объединились молодые художники, искавшие новые формы. Потом, перед «Союзом молодежи», они сгруппировались вокруг Матюшина и Гуро, которые сами стали восприниматься как ретро­грады. Известную же текучесть внутри «Союза» можно объяснить политическими соображениями: куда выгоднее пойти, с кем объединиться, это был живой, бурный процесс».

Выставка «Союза молодежи» — яркое напоминание о том, как новое искусство может и должно развиваться самостоятельно, без отечески-цензурной опеки государства. Власть не вмешивалась в его жизнь — в итоге авангард стал важнейшим вкладом России в мировую историю искусства.

Трудно призывать сегодня не замечать искусство, отказывающееся отвечать пропагандистским задачам дня. Но если государство помогает художнику материально, оно не вправе требовать лояльности к отдельно взятым персонажам и ложно понятым скрепам. В каком-то смысле власть должна вести себя, как Жевержеев: помогать, не вмешиваясь, «быть в теме» — как коллекционер, библиофил и любитель театра, но не претендовать на универсальное знание, на право решающего голоса. Звучит утопично, но опыт европейских стран показывает, что такое возможно.

«Возникновение «Союза молодежи» — таинственная вещь»

На вопросы «Новой» отвечает сокуратор выставки Ирина Арская (Русский музей)

— Насколько эстетика скандала была осознанной для русского авангарда?

— Здесь нет однозначного ответа. То, что мы называем авангардом, — это очень разные люди. Одни ориентировались на скандал, они им питались, потому что это была одна из форм пропаганды — чем больше скандал, тем больше вокруг него разговоров, больше общественного внимания. Поначалу «Союзу молодежи» скандал не был нужен, ему требовалось признание ради привлечения новых людей. Но по мере того, как группа обретала известность, ориентация на скандал стала сознательной. Недаром в 1913-м в «Союз молодежи» вошла поэтическая группа «Гилея» — Бурлюк, Маяковский, Крученых, — фактически разваливший «Союз».

— Нравились ли скандалы Жевержееву?

— Он вел мудрую политику невмешательства. Многие представляют дело так, что была некая группа, которой Жевержеев руководил. На самом деле, он поначалу участия в руководстве не принимал. По уставу, основные решения принимались общим собранием, правление решало тактические вопросы.

Жевержеев прошел через выставки и скандальные диспуты, но не отказался от финансирования «Союза». Формально тот существовал на членские взносы, но что можно было взять с молодых художников, когда средний возраст 28 лет?! Самый старший — Матюшин, он сильно выбивался из общего ряда молодых, самая младшая — Софья Бодуэн де Куртенэ.

Главный скандал, ставший одной из причин распада «Союза», связан с постановкой «Победы над солнцем». После нее Крученых обвинил Жевержеева в неуплате гонорара и прочих смертных грехах, сделав это в свойственной ему эпатажной, наглой форме. Он был человек-скандал, мерзкий человек без нравственных ориентиров. Ему было не важно, что он топит общество, которое его поддерживало.

— Разве без Крученых «Союз молодежи» не исчез бы сам по себе?

— Они были на самом взлете. Да, повлияла война, но она не стала причиной их формального конца. Иногда история может повернуться так или иначе, субъективный фактор важен. «Союз молодежи» возродился в 1917 году, а в 1919-м был снова представлен на выставке.

Жевержеев был заядлым театралом, «Победа над солнцем» была ему важна, но при всем новаторстве постановки получилась халтура. Не было времени на репетиции, хор не спелся… Жевержеев хотел, чтобы постановка прошла гладко, без публичного скандала, без обвинений в дилентантизме. После этого Жевержеев решил уйти с поста председателя, что означало прекращение финансирования. На следующий день собрались многие, в том числе Малевич, Филонов, Розанова; Жевержеева попросили остаться.

Фото: Еврейский музей и Центр толерантности

— Без Жевержеева «Союз» бы не выжил?

— Да, ведь взносы были рубль, и многие ли платили? Матюшин как более состоятельный пытался платить по три рубля, Гуро по два, а выставка стоила тысячу. Жевержеев тоже был молод, 27 лет, но его отец, поставщик Двора, владел фабрикой по производству парчи. Молодой Жевержеев — купец первой гильдии, при этом библиофил и театрал, просвещенный человек. В его библиотеке было много редкостей, первых изданий, театральных эскизов, однако часто книги оставались с неразрезанными страницами, он коллекционировал не для чтения.

— Приносили ли скандалы ожидавшиеся дивиденды или минусов было болеше?

— В какие-то моменты художники на них рассчитывали. Прежде всего, скандалы провоцировали диспуты. Отчеты в прессе о диспутах «Союза молодежи» показывают, что скандальны были не сами доклады, а их обсуждение, выкрики Маяковского или Бурлюка были рассчитаны в первую очередь на журналистов. И еще скандал — это кассовые сборы. Сохранились рапортички, как хорошо продавались билеты на диспуты в Троицком театре миниатюр. Последние диспуты «Союза» впервые принесли доход в кассу общества, оно впервые вышло из убытков.

— Почему же пришла прибыль — а все кончилось?

— Я не могу ответить однозначно. Как возникновение «Союза молодежи» — тайна, так и распад его не до конца ясен. Единственная вещь, ошибочная в его политике и приведшая к распаду, связана с информацией о том, что с какого-то времени члены «Союза» могли выставляться только на его выставках. После этого Матюшин, Малевич, Татлин вышли из объединения. Неизвестно, кто был инициатором такого установления, вероятно, его бы пересмотрели. Так или иначе, но последняя выставка «Союза» оказалась невероятным взлетом, она представила все тенденции современного искусства.

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera