Сюжеты

Закат шиитского полумесяца

Как протесты в Ливане могут перекроить расклад на Ближнем Востоке

Акция протеста на улицах Бейрута. Фото: ТАСС

Этот материал вышел в № 123 от 1 ноября 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Вадих Эль-Хайекспециально для «Новой газеты»

3
 

Протестные митинги в Ливане продолжаются уже более двух недель. На улицы городов вышла практически вся дееспособная страна: 2,5 миллиона из 4 миллионов населения. На 13-й день протестов о своей отставке объявил премьер-министр Саад Харири, что лишь отчасти удовлетворило требования протестующих. Ливанцы требуют отставки всего политического руководства страны: президента, премьер-министра, парламента в полном составе.

Масштабные протесты в Ливане начались после того, как было объявлено о предстоящем введении налога на пользование чрезвычайно популярным в стране мессенджером WhatsApp — в целях привлечения средств в дефицитный бюджет на будущий год. Страна пришла в бешенство — и уже на второй день правящей верхушке припомнили все грехи: коррупцию, непотизм, грубое хозяйское поведение «Хезболлы».

«Хезболла» — проиранская шиитская политическая партия, имеющая большой вес в стране и в целом в арабском мире. Признанная террористической организацией во многих странах, в Ливане она до недавних пор имела большую электоральную поддержку шиитского населения. Вскоре после начала протеста к ливанскому народу обратился генеральный секретарь «Хезболлы» Насралла. Суть его речи: ни правительство, ни президент не уйдут в отставку, протест не ко времени, прекратите митинги, не заставляйте «наших людей» выходить со встречным протестом. Лидеры «Хезболлы» обвинили протест в зарубежном финансировании, назывались источники — от ЦРУ до «Моcсада». При этом никаких доказательств предъявлено не было. Народная реакция последовала незамедлительно: социальные сети наводнили ролики, где простые ливанцы открыто говорят: «Это я финансирую революцию». Был и ответ от интеллигенции — журналистов и политологов, которые напомнили Насралле о том, что он неоднократно говорил: оружие и зарплата боевиков обеспечиваются Ираном.

Накануне отставки ливанский премьер Харири выступил с телеобращением, в котором заявил: «Я пытался найти общий язык и мирное решение, но другие политические партии оказались недоговороспособны». Помимо шиитских партий Хезболла и Амаль, он имел в виду также христианское «Свободное патриотическое движение» — партию президента, возглавляемую президентским зятем, министром иностранных дел Жубраном Басилем. Имя Жубрана Басиля не перестает звучать на улицах и площадях Ливана, именно ему ливанцы посвящают матерные частушки. Союз его партии с шиитскими парламентскими партиями фактически определяет костяк ливанской политической системы.

До того как стать министром иностранных дел, Жубран Басиль был министром энергетики.

В Ливане до сих пор нет собственной электростанции — государство арендует турецкие корабли-электрогенераторы,

и факт коррупционной заинтересованности Жубрана Басиля в аренде этих кораблей хорошо расследован. После начала протестов правительство заявило о том, что готово в четырехмесячный срок построить собственную электростанцию, и народ возмутился: а что вам мешало сделать это в предыдущие годы?

Люди открыто заговорили о том, что после того как лояльный «Хезболле» президент Аун занял свое кресло, два его зятя и несколько племянников стали депутатами или министрами, что деньги утекают из страны рекой, а правительство и парламент «Хезболла» использует для открытой поддержки Сирии.

Ливан и Сирию исторически связывают непростые отношения. На протяжении долгих лет, вплоть до 2005 года Ливан был оккупирован сирийскими войсками. В 2005 году в результате бескровной «кедровой революции» ливанцы заставили Сирию вывести свои войска. И только «Хезболла», шиитский союзник сирийской алавитской власти, противилась этому выводу. И теперь: с первых дней гражданского протеста и последовавшей войны в Сирии официальный Ливан сохранял нейтралитет. Но не «Хезболла», чьи боевики с оружием в руках поддержали режим Асада.

Атмосфера в Бейруте после отставки премьер-министра Ливана Саада Харири. Фото: ТАСС

Накануне нынешнего митинга в Дамаск засобирался и Жубран Басиль: обсуждать с сирийским руководством щепетильный вопрос о возвращении беженцев. Все ливанское правительство, за исключением союзников Дамаска, было против этого визита, и даже Харири заявил: такая поездка может носить только частный характер.

Согласно ливанской Конституции президентом в стране может быть только христианин-маронит, и известно, что именно на Жубрана Басиля Хезболла намеревалась сделать ставку в будущем, когда закончится срок нынешнего президента. Однако массовый ливанский протест может внести коррективы в эти планы.

Политическое устройство Ливана сильно завязано на религиозную принадлежность политиков. Конституция Ливана предусматривает, что президента-маронита избирают депутаты из своего числа, при этом в парламенте обязательно должны быть представлены христиане, сунниты, шииты, друзы и другие общины, живущие в стране. Премьер (непременно суннит) назначается президентом по итогам консультаций с парламентскими блоками, чьи рекомендации носят обязательный характер: президент утверждает того премьера, кто наберет больше голосов от разных блоков. Когда премьер назначен — он формирует правительство, однако тоже с учетом рекомендаций парламентских блоков.

Но этот процесс невозможен при нынешних протестах.

Парламент в сегодняшнем виде нелегитимен, он не сможет избрать премьера, который устроил бы народ.

Насралла и президент стращают ливанцев политическим вакуумом, однако ливанский народ никакого вакуума не боится: нынешнего президента, например, депутаты не могли утвердить два с лишним года. А когда наконец он был утвержден, — еще 9 месяцев не могли собрать правительство. Если «вакуум» — эта та цена, которую нужно заплатить за избавление от диктата «Хезболлы», то народ готов оставаться на площадях и ждать.

К тому же очевидно: народная поддержка «Хезболлы» сокращается на глазах. Число людей, готовых голосовать за «Хезболлу», начало убывать, когда она стала активно вмешиваться в сирийскую войну. Мусульмане не могут убивать мусульман, к тому же многие шииты вернулись домой либо в гробах, либо в инвалидных креслах. После европейских санкций в отношении Ирана тот сократил денежную помощь «Хезболле» — и это тоже повлияло на ее электоральную базу. Шииты в нынешнем протесте вышли на улицы, так же как сунниты и христиане. Прежде «Хезболла» могла заткнуть своих единоверцев деньгами, в крайнем случае — применить насилие. Но не теперь. Когда руководство «Хезболлы» спустило на протестующих своих боевиков, число шиитов, вышедших на митинг, только возросло.

Нынешние протесты в Ливане могут иметь большие геополитические последствия. Потеря «Хезболлой» Ливана — это подрыв шиитского полумесяца, обеспечивающего постоянную угрозу Израилю со стороны Ирана. И это еще один шаг к полной блокаде Ирана.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera