Колумнисты

Поделили

Похоже, нефтяные месторождения Сирии не достанутся России после вступления Турции в войну

Этот материал вышел в № 121 от 28 октября 2019
ЧитатьЧитать номер
Политика

Павел ФельгенгауэрОбозреватель «Новой»

 

Москва взяла на себя серьезные обязательства в отношении Сирии, но главный приз — нефтегазовые месторождения Евфрата, похоже, проплыл мимо. Трампа убедили сохранить над ними контроль США. К чему приведут договоренности российского и турецкого президентов по переделу чужой территории?

Переговоры Путина и Эрдогана в Сочи вроде бы прошли очень неплохо, если бы не одно «но» — нефтяные месторождения. Фото: РИА Новости

После многочасовых переговоров и упорной торговли в Сочи президенты Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган договорились о полюбовном разделе северо-восточной части Сирии, которая с 2014 года именовалась Демократической Федерацией Северной Сирии, или Рожавой — автономной, фактически независимой областью с курдским руководством, собственными вооруженными силами (СДС, или Сирийские демократические силы), под американским протекторатом и с американским военным контингентом до двух тысяч человек.

Эрдоган довольно долго давил на президента Дональда Трампа, требуя права зачистить Рожаву от СДС, основу которых составляют отряды курдской народной самообороны (YPG) и которые, по мнению Анкары, тесно связаны с запрещенной в Турции Курдской рабочей партией. Эрдоган уговаривал Трампа, угрожал начать зачистку Рожавы без соизволения, и 6 октября во время телефонных переговоров Трамп, которому брутальный Эрдоган в целом нравится, решил вопреки мнению Пентагона и Госдепа курдов больше не защищать.

9 октября началась турецкая операция «Источник мира» по зачистке Рожавы, а американцы стали поспешно отводить свои силы, бросая обжитые базы и опорные пункты. Одновременно, по договоренности с СДС, на территорию Рожавы вошли подразделения сирийского режима Башара Асада вместе с контингентом российской военной полиции, где по контракту служат чеченские и ингушские силовики, а также выходцы из других мусульманских регионов РФ.

Огневая точка в Сирии под контролем российских военных и проасадовских сил напротив турецких позиций. Фото: Reuters

Так вот, саммит в Сочи должен был разрешить возникшую острую коллизию, напоминавшую в миниатюре ситуацию в Польше в сентябре 1939-го, когда туда с разных сторон вошли немецкие и советские войска. Путин и Эрдоган договорились. В соответствии с обнародованным в Сочи совместным меморандумом:

  • турки берут под контроль участок примерно в 120 км длиной вдоль своей границы — между городами Тель-Абьядом и Рас-эль-Айном — и 32 км вглубь Сирии.
  • Остальную часть границы с сирийской стороны — к западу от Тель-Абьяда и к востоку от Рас-эль-Айна — занимают сирийские пограничники, развернувшие 15 погранпостов.
  • Отряды и тяжелые вооружения СДС (YPG) отводятся от турецкой границы на 32 км.

В десятикилометровой приграничной полосе вне турецкой оккупационной зоны вводятся совместные российско-турецкие патрули, которые должны убедить турок в том, что отряды СДС (YPG) действительно ушли, а курдскому населению дать гарантию того, что оно не попадет под турецкую зачистку.

Из Чечни в Сирию срочно перебросили свежесобранный батальон местных силовиков в 300 человек с бронемашинами. Батальоны военной полиции для Сирии специально формируют из мусульман, чтобы местное население относилось к ним лояльно.

Вербуются на службу в Сирию охотно из-за солидных валютных суточных, тем более что собственно в боевых действиях военная полиция практически не участвует.

В столицу Рожавы, самый крупный город региона Камышлы, где значительная часть населения — местные христиане, турецкие патрули по сочинскому протоколу пускать не будут.

По ходу операции «Источник мира» турки перешли границу в районах городов Тель-Абьяд и Рас-эль-Айн, где большая часть населения — арабы, хотя есть и курды, и ассирийцы, и армяне. Чтобы снизить уровень потерь среди турецких военных (призывников), вперед пустили отряды сирийских арабских боевиков под флагом оппозиционной «Свободной сирийской армии» (ССА), экипированных и обученных турецкими военными. Боевики ССА, среди которых немало экстремистов-исламистов — ветеранов кровавой многолетней сирийской гражданской войны, довольно легко зачистили при поддержке турецкой авиации и высокоточной натовской тяжелой артиллерии сельскую местность в зоне турецкой оккупации, но застряли в упорных городских боях — прежде всего, в Рас-эль-Айне, который удалось полностью занять лишь после того, как бойцы СДС (YPG) сами отступили в рамках протокола о прекращении огня.

Чтобы снизить уровень потерь среди турецких военных (призывников), вперед пустили отряды сирийских арабских боевиков. Фото: источник «Новой»

В составе протурецкой ССА — больше 20 тысяч человек, но использовать их всех в операции «Источник мира» было невозможно: отряды ССА участвуют в оккупации Африна — курдского города северо-западной Сирии, который турки захватили и зачистили в прошлом году, а также присутствуют в неподконтрольной Дамаску провинции Идлиб, о разделе которой Эрдоган и Путин договорились в сентябре 2018 года тоже в Сочи.

В составе СДС до 50 тысяч бойцов, из них собственно курдов (YPG) — 35–40 тысяч, тяжелого вооружения мало, зенитных средств нет. Режим Асада и российское командование выдвинули в Рожаву символические силы. Американцы отошли.

В турецкой 2-й полевой армии, развернутой на юге страны, три армейских корпуса, 120 тысяч человек. И еще из состава 1-й и 3-й полевых армий можно подбросить подкрепление. Турки могли ураганом пройти по Рожаве, занять всю пограничную зону и больше, но поскольку из пиар-соображений, что это, мол, «сирийцы сами себя освобождают от курдских террористов», вперед послали бойцов ССА, то на устойчивую оккупацию территории большей, чем нынешней ломоть в 120 на 30 км, рассчитывать не приходится. Это объясняет то, почему в Сочи Эрдоган согласился взять пока только один кусок приграничной зоны.

На восток от Камышлы расположен иракский Курдистан — официально автономная, полунезависимая область. На КПП на сирийско-иракской границе — курдские чиновники с той и другой стороны. На север через турецкую границу — юго-восточные провинции Турции, населенные миллионами курдов, которые добиваются официального признания национальной автономии и языка. Эрдогана и других турецких военно-политических лидеров пугает потенциальная возможность агрегации курдских военизированных гособразований в Ираке и Сирии с двадцатью миллионами турецких курдов и образование курдской конфедерации.

В сентябре, выступая с трибуны ООН, Эрдоган демонстрировал карту Сирии с планом расселения до миллиона беженцев на освобожденной от курдов территории. Фото: Reuters

Эрдоган утверждает, что Турции не нужна сирийская земля, и это правда — у него своих курдов в избытке. Разгром СДС (YPG) — тоже не основная цель операции «Источник мира».

Генеральный план Эрдогана — переселение в приграничную «зону безопасности» сирийских беженцев, что сейчас находятся в Турции.

Эрдоган готов строить там дома, школы и больницы. Сначала переселить один миллион, потом другой, потом третий (всего беженцев 3,6 млн). Эти люди по большей части арабы, и они в Рожаве никогда не жили. В результате может образоваться полоса арабского населения, разделяющая турецких и сирийских курдов, и угроза национального курдского объединения уйдет навсегда.

По данным ООН, в результате операции «Источник мира» до 180 тыс. человек (из них — 80 тыс. детей) бежали на юг от боев и до 10 тысяч перебрались в иракский Курдистан. Но поскольку турки и их союзники заняли территории, преимущественно населенные арабами, СДС согласились отступить. Камышлы, Кобани и другие курдские районы пока прикрыты. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков объявил курдам, что США их «бросили и, по сути, предали», и если они не будут подчиняться, то «сирийские пограничники и российская военная полиция отойдут», и тогда курды «попадут под каток турецкой армии».

Все предельно ясно. 23 октября министр обороны Сергей Шойгу и начальник Генштаба Валерий Герасимов провели по видеосвязи переговоры с командующим СДС (YPG) генералом Мазлумом Абдо, который поблагодарил Россию и Путина «за сохранение в безопасности курдского народа» и за сочинское соглашение. По словам Абдо, «подразделения российской военной полиции и регулярных войск Сирии развертываются во многих районах, и мы оказываем им всяческую помощь».

С 2015 года у российского командования в Сирии основная проблема в том, что нет хорошо мотивированных и подготовленных войск, готовых решительно идти вперед, когда ВКС проложат им дорогу бомбами. Сирийские арабские вояки оставляют желать лучшего. Проиранские формирования обученнее, но у них свой хозяин со своей собственной повесткой. Приходилось ввозить из РФ контрактников — типа «ЧВК Вагнер», но их мало, и они дороги. У американцев были те же проблемы, пока они не нашли, вооружили и не подготовили курдов, от которых теперь сами отказались. Наверное, наши начальники были бы не прочь перенанять таких бойцов, тем более что с курдами у Москвы давние связи: здесь уже несколько лет функционирует неофициальное диппредставительство Рожавы, и структуры Рабочей партии Курдистана присутствуют, не особо скрываясь.

2015-й год. Кустарная нефтестанция, контролируемая боевиками, в сирийской провинции Дейр-эз-Зор. Фото: Reuters

Вроде в Сочи все вышло неплохо, но одна — кардинальная — проблема осталась нерешенной: судьба основных сирийских нефтегазовых месторождений на восточном берегу Евфрата, на территории, подконтрольной курдам и американцам. Нефтедобыча может обеспечить деньгами на текущие расходы режим в Дамаске, а также всяких местных и иностранных махинаторов. Туда однажды сунулась сводная сирийско-российская тактическая батальонная группа контрактников по мосту через Евфрат, наведенному нашими саперами у Дейр-эз-Зора, но получила 7 февраля 2018 года по зубам от американцев при поддержке курдов.

Читайте также

Разгром. Что на самом деле произошло в сирийской провинции Дейр-эз-Зор и какие выводы могут сделать военные РФ и США. Версия Павла Фельгенгауэра

Теперь американцы вроде бы уходят, но из Вашингтона сообщают, что сенатор Линдси Грэм несколько раз водил к Трампу в Белый дом отставного генерала армии Джека Кина (Jack Keane), который теперь работает военным обозревателем на любимом телеканале Трампа Fox News. Трамп хотел в 2017 году назначить Кина шефом Пентагона, но тот отказался.

Кин 8 октября принес президенту карту сирийских нефтяных полей в Рожаве, которые не стоит отдавать, но Трамп все равно объявил о выводе войск. 14 октября Грэм и Кин снова пришли с картой и убедили Трампа: курдов бросить — это одно, а работающие нефтевышки только дурак бросает. Белый дом передумал «отправлять солдат из Сирии домой» и решил оставить контингент для охраны месторождений. Поскольку неясно, кому теперь служат курды, в Вашингтоне объявили, что «ограниченный контингент», который останется в Рожаве для охраны нефтяных вышек от ИГ (организация запрещена в РФ.Ред.), Ирана и от всех прочих, усилят танками Abrams и БМП Bradley. До сих пор в Рожаве был американский спецназ с легкими бронемашинами при мощной авиаподдержке. Танки и БМП с мотопехотой — это совсем другая логистика и другая структура контингента. Завести их туда будет непросто, а вывезти — еще труднее.

Если американцы все же остаются в Рожаве, да еще и с танками, то непонятно, с кем теперь курды, в чем долговременный смысл сочинского пакта и на чьей стороне Турция.

Эрдоган объявил, что у него отличные отношения с Трампом, что «он честный человек», а в ноябре он собирается в Вашингтон с визитом. Одновременно Эрдоган потребовал, чтобы американцы выдали ему лидера СДС генерала Кобани. В тот же день стало известно, что Грэм и группа сенаторов потребовала от Госдепартамента ускоренно выдать генералу Кобани визу в США, чтобы он мог выступить на слушаньях в Конгрессе о ситуации в Сирии.

Генерал Кобани заявил, что готов все простить американцам и сотрудничать, если те вернутся на границу с Турцией. Этого, похоже, Трамп делать не станет. Москва же держит курдов прочно, оставаясь их единственной гарантией от «турецкого катка». Но и нападать на оставшийся американский контингент курды не будут, турки тоже. Обязательства Россия взяла на себя в Сочи серьезные, но главный приз — нефть, похоже, проплыл мимо.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera